Календарь
Весь месяц

Обратная связь

Можно ли считать результаты единого государственного экзамена максимально удобными для высших учебных заведений? Есть ли шансы у здоровых и грамотных выпускников школ поступить на бюджетные места? Почему в ВУЗы начало стремиться столь большое число инвалидов, особенно получивших инвалидность весной этого года? На эти и другие вопросы V1.ru ответил ректор Волгоградского государственного педагогического университета Николай Сергеев.

– Николай Константинович, сейчас завершаются приемные экзамены, и у входа в ВУЗ вывешиваются списки абитуриентов. Удовлетворены ли вы приемом этого года?

– С одной стороны числом поступающих мы полностью удовлетворены, поскольку подано рекордное количество заявлений. Но особой радости от этого мы не испытываем. Такая картина сейчас наблюдается не только у нас, а во всех ВУЗах. Ведь в этом году абитуриенты рассылают документы на поступление зачастую, даже не выходя из дома. Причем одновременно не только на разные факультеты и в разные ВУЗы, а то и сразу в десятки ВУЗов. Поэтому нам сейчас трудно даже спрогнозировать, какое будет итоговое число абитуриентов. Сейчас я могу сказать только предварительные данные.

На момент начала рассмотрения документов, 27 июля, у нас образовался значительный разброс по конкурсам. В среднем, от двух человек на место претендует на обучение физике и математике. А на обучение управлению персоналом претендует до 129 человек на место. Все хотят управлять. На психологии конкурс сложился 45 с половиной человек на место. Сорок два человека на место студента менеджмента организации. Сильным спросом пользуются языки: до 21-го человека на место, к примеру, на изучение испанского языка. В общей сложности у нас на стационар подано более семи тысяч заявлений, на заочное отделение более двух с половиной тысяч заявлений, а живых людей всего насчитывается пока около четырех тысяч. «Живыми людьми» в данном случае мы называем тех, кто подал на поступление в ВУЗ подлинники документов. Но четыре тысячи для нас тоже довольно много.

– Но и «живые люди», возможно, направили копии своих документов в другие высшие учебные заведения?

– Поэтому сейчас как раз нам показательна динамика. Мы уже объявили, кого мы рекомендуем к зачислению. Зачисление будет по действующим правилам оформлено первым приказом четвертого августа. А сейчас поступающие начинают выбирать и должны определиться. Если до середины дня третьего августа нам не будут предоставлены подлинники документов, значит, ребята отказываются идти к нам, хотя и были нами рекомендованы к зачислению. Но пока наблюдается приятная картина: только в конце июля в день подают заявления и приносят подлинники почти полторы сотни человек на дневное отделение. 244 человека уже принесли подлинники на заочное отделение. На второй день приема документов только по подлинникам документов на заочное отделение уже претендует полтора человека на место. То есть мы абсолютно точно выполняем план приема.

По дневному отделению на второй день приема уже выполнены две трети от плана набора. Это очень хорошая динамика, и я думаю, что мы будем близки к практически полному выполнению плана приема уже в первый круг. А таких кругов всего четыре. Тревогу вызывает только то, что ребята до последнего сомневаются, метаются. Я не исключаю, что будет довольно много случаев, когда ребята, у которых нет определенности в душе и которые хотят и туда, и сюда, будут до последнего метаться и не успеют подать документы.

– Тем не менее, в дополнение к конкурсному набору есть еще множество абитуриентов, имеющих право на внеконкурсное зачисление. Сейчас много говорится, что зачастую внеконкурсники даже не оставляют бюджетных мест здоровым и благополучным студентам с хорошими знаниями.

Конечно, нас сейчас не может не беспокоить, что до сих пор без внимания оставлен и не рассмотрен вопрос о категориях, которые имеют право на внеконкурсное зачисление. Могу сказать, что в разы увеличилось число инвалидов, поступающих в ВУЗы. Причем у многих инвалидность получена в мае 2009 года, то есть в самый последний момент. Проблема настолько серьезная, что уже на государственном уровне грозятся устроить массовые проверки получения инвалидности. Ведь такой ничем не обоснованный рост инвалидности в молодежной среде – это явное проявление использования дополнительных рычагов при поступлении. Сейчас много говорят, что таким «инвалидам» грозят прокурорские проверки, а тех, у кого вскроется фальсификация, будут отчислять на любом этапе обучения, включая самые старшие курсы. Но ведь лучше этого вообще не допускать. Необходимо срочно пересмотреть перечень категорий льготников и изменить политику в отношении тех, кто нуждается в льготном внимании со стороны государства. Если они имеют право на внеконкурсное зачисление, значит необходимо вывести их вне конкурса. Другие ребята тоже ведь должны иметь конституционное право на получение образования.

Возьмем, к примеру, в нашем университете специальность «управление персоналом». У нас есть всего пять бюджетных мест, так как это не педагогическая специальность, и нам утвердили небольшой набор. Из этих пяти бюджетных мест мы одно отдали на целевой набор по просьбе областного комитета по образованию. А на четыре оставшихся места уже подали документы восемь или девять сирот. Все они идут с минимальными баллами, полученными по ЕГЭ – 30-35, но мы их обязаны зачислить. Получается, что уже среди сирот возникает свой конкурс. А что делать тем 670 здоровым ребятам с полными благополучными семьями, среди которых есть и «стобалльники»? Для них ведь не осталось ни одного бюджетного места! А ведь они надеются на поступление, и для многих провал при поступлении станет трагедией. Уверен, если государство провозгласило, что вне конкурса поддерживаются какие-то категории, то пусть на них отдельно даст деньги и уберет их из общего конкурса. Потому что на общем конкурсе, к примеру, на ту же психологию внеконкурсники уже забили практически все места, а на два оставшихся места подано уже около пятисот заявлений. Представьте себе, каким будет проходной балл. Два места выставленных на общий конкурс – это из области невозможного. Нет мест на «управлении персоналом» и ряде других специальностей. Все забирают вне конкурса.

– Не меньше сейчас говорится о резко снижающемся уровне знаний абитуриентов, изначально ориентированных на сдачу ЕГЭ а не на получение систематических базовых знаний. Что вы можете сказать о качестве подготовки поступающих в ВУЗ в этом году?

О качестве подготовки абитуриентов говорить пока преждевременно. Пока мы работаем только с бумагами, и в этом отрицательная сторона и дух единого государственного экзамена. Мы не видим глаз абитуриента и не слышим его мотивов. Мы работаем с бумагой. А что касается качества их подготовки, то это качество мы сможем увидеть, только когда начнем с ними работать. Что касается отрицательной стороны ЕГЭ, то сейчас много говорится о том, что он, по сути, провалился, и даже в ведущих ВУЗах страны сложились ситуации близкие к тупиковым. Ведущим 24-м ВУЗам Российской Федерации немного легче: они получили право в дополнение к ЕГЭ проводить свои традиционные экзамены. Именно эти традиционные экзамены стали для них спасательным кругом и дополнительным фильтром. Там и конкурсы не зашкаливаются искусственно, как это происходит во многих других высших учебных заведениях.

Но, я хочу сказать, что качество среднего образования в Волгограде сейчас не лучше и не хуже, чем общероссийское. Это статистика. По каким-то предметам чуть-чуть меньше, по каким-то чуть-чуть больше уровень знаний. Качество остается среднероссийским, но оно, к сожалению, уже потерялось в части развития способностей детей. Успешная сдача ЕГЭ сейчас стала очень значимым показателем эффективности работы школы. Поэтому нацеленность школ только на серьезную подготовку к ЕГЭ привела к тому, что львиную долю в образовательном процессе стало занимать натаскивание учащихся на вопросы-ответы. А это малополезное занятие для талантливых ребят. ЕГЭ для талантливых, способных ребят не дает ничего. Оно только осложняет им жизнь, отвлекая от развития своих способностей по профилю, интересам и по собственному выбору. Для нас, ректоров, это очевидно. Хотя, не могу не отметить, что нам в какой-то мере облегчили жизнь. Мы не суетимся с приемными комиссиями, а просто загоняем данные в компьютер, он выдает рейтинг – и все. В какой-то мере эта новая система облегчает ситуацию с поступлениями. Но нам, да и вообще каждому ВУЗу, хочется все-таки получить своего абитуриента, который идет в ВУЗ с ориентацией на профессию, а не просто лишь бы воткнуться.

– Не менее больной вопрос – платное образование. Распространено мнение, что требования к абитуриенту, идущему на бюджетное место и идущему на платный набор, различные. К платному больше снисхождения, его до последнего держат в ВУЗе, и, следовательно, считается, что уровень образования платника ниже, чем того, кто учился на бесплатном.

Это зависит от постановки дела. Естественно, поступающий на платное обучение зачастую имеет худшую базовую подготовку, иначе он бы воспользовался шансом конкурировать в битве за бюджетное место. У них ниже баллы ЕГЭ, поэтому они неуспешны и в общем конкурсе. Но, наверное, практика практике рознь. Я по своему университету и по идеологии, которая реализуется здесь, скажу абсолютно точно: ни разу ни на одном совещании, заседании, ни в одном документе не звучал призыв беречь договорников только потому, что они приносят деньги. Они, во-первых, приносят не так много денег. Ведь та сумма, которую мы берем с платника за обучение, ниже той, что дает государство на финансирование бюджетных мест. Естественно, нам задают вопрос: вы учите платников за счет средств бюджета, перераспределяя их? Почему вы берете меньше? На самом деле, ребята, которые попадают на платную форму обучения, зачастую ничуть не слабее и ничуть не хуже адаптируются и учатся, чем ребята обучающиеся за счет бюджета. Когда они учатся хорошо, мы переводим их на бюджетные места. Делается это по итогам отличной учебы, то есть получение не больше двух суммарных четверок по итогам последних двух сессий, или по жизненной ситуации. И мы нисколько не жалеем об этом переводе.

Вняв призывам президента России Дмитрия Медведева, мы зафиксировали плату за обучение и не индексируем ее на весь срок обучения. ВУЗ должен выполнять свою социальную миссию и нести свою социальную нагрузку. В этом году около шестидесяти человек мы перевели с платного обучения на бюджетную форму. У нас еще есть около ста заявлений, а всего студентов платной формы у нас порядка двух с половиной тысяч человек. Процент небольшой, но всех на бюджетное обучение мы перевести, увы, не можем. С одной стороны, должно быть в наличии вакантное место по этой специальности, кто-то должен с этого места отчислиться и уйти, всякое ведь бывает. Во-вторых, раз человек не получил законного права на высшее образование за счет бюджета, его может выручить только социальная составляющая. Ну, и третье: он обязан отлично учиться. Вот такую практику реализуют большинство волгоградских ВУЗов и мы в том числе. Нет установки держать студентов-платников у себя любыми средствами. И спрос с них такой же и по итоговой аттестации, и по диплому.

– Не менеее важным в современном высшем образовании считается вопрос последующего трудоустройства выпускников. Зачастую молодые люди поступают в ВУЗы исключительно ради диплома, а не ради профессии.

Без сомнения проблема, куда пойдут наши выпускники, постоянно находится в центре нашего внимания. Уже все ВУЗы создали по инициативе Рособразования центры содействия трудоустройству. Но если говорить о нашем ВУЗе, то мы даем большинству ребят хорошее фундаментальное педагогическое образование. Часть специальностей, связанных со сферой труда «человек-человек», то есть психологи, управленцы, коррекционная педагогика, социальные работники, очень неплохо востребованы на нынешнем рынке труда. У наших выпускников хорошая база и фундаментальная подготовка по основам наук. Скажу без особого хвастовства, что мы придаем этому большое значение, и в результате выпускники быстро адаптируются на рынке труда и находят свою нишу. Да, идет этот вечный спор – работают наши выпускники по специальности или нет? Вот, к примеру, пошел молодой человек служить в армию офицером. По специальности он работает или нет, если в армии он занимается воспитанием личного состава? Мы говорим, что это недалеко от его предназначения. То же самое, если выпускник пошел работать в органы соцзащиты или в журналистику.

На телевидении и в газетах сейчас работает много выпускников педагогических ВУЗов. Это очень неплохо, и считаю, что полученная в нашем ВУЗе хорошая общекультурная, философская, мировоззренческая подготовка позволяет очень быстро входить в суть дела. Я точно знаю, что в центре занятости наших выпускников нет. Нас сейчас постоянно опрашивают, сколько человек пойдут по программе содействия трудоустройству, а это значит, признают, что не нашли себя на рынке труда и зарегистрируются на центре занятости? А мы не знаем. Ни один наш выпускник не заявил, что пойдет туда. Все с оптимизмом смотрят на свое место в этой жизни, и все как-то реально устраиваются. Хотя ожидать, что все 100 процентов пойдут именно по полученной в университете специальности не стоит. Жизнь сложнее, чем любые схемы. Нельзя ожидать, что человек в семнадцать лет выбрал этот профиль и навечно прикован только к нему. Я думаю, что для выпускников нашего университета ситуация с трудоустройством никогда не станет катастрофой, и ребята найдут свое место в жизни.

Комментарии (25): Логика железная. Вы, что... далее


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 >>  последняя





Опрос
Как, по вашему мнению, должен называться Волгоград?
Новости партнеров