28 мая четверг
СЕЙЧАС +14°С

Рынок страхования в будущем году должен претерпеть сильные изменения. С одной стороны, ожидается принятие и вступление в силу ряда основополагающих законов, с другой стороны, рынок все жестче диктует свои правила и выкидывает «ненадежные» компании из обоймы. О самых ожидаемых страховщиками решениях правительства, о судьбе ОСАГО и о причинах банкротства страховых компаний в России рассказал глава ГК «Росгосстрах» Данил Хачатуров.

– Прогнозируете ли вы рост продаж и рост каких продуктов вы ожидаете прежде всего?

– Конечно, мы надеемся на рост продаж и уверены, что он будет. Какие основные продукты будут расти? Которые есть сегодня. Это каско, добровольное медицинское страхование и страхование жизни, которое растет быстрее всех. Потому что доля проникновения настолько мала, что темпы роста составят 50% еще в течение несколько лет. Из основных продуктов это все. В целом мы уверены, что рынок будет расти на 12-13% в следующем году.

Вообще, надо сказать, общие цифры по страхованию в нашей стране – это примерно 8,5-9% застрахованности. Что это означает? Например, в Америке эти цифры – 95-97%, в Польше – 57%. Это значит, что здесь находится 100 предметов, из них в Российской Федерации застраховано девять, а в США – 97. То есть нам расти и расти по страхованию. Вопрос: за какое количество лет мы догоним Америку по страхованию? Не знаю. Но думаю, что до Польши нам не так уже и далеко. На самом деле страхование, кроме 2008 года, все время показывало рост больше, чем 12-13% каждый год.

– Интересно узнать ваше мнение относительно идеи сделать страхование жилья принудительно-обязательным. Можно ли это осуществить?

– Вы знаете, я на этот вопрос отвечаю уже много лет, но первый раз смогу ответить серьезно. Я все время говорил, что это невозможно, так как Конституция РФ не позволяет заставить людей страховать свое имущество, но может заставить застраховать свою ответственность перед третьим лицом. Например, ОСАГО – вы ведь не страхуете свое имущество, вы страхуете только то, что вы можете кого-то ударить и у вас может не хватить денег починить чужую машину. То есть вы можете застраховать свою ответственность перед владельцем другого автомобиля. А ваше железо – это каско.

Точно также можно сделать и в страховании жилья. Сейчас как получается, человек застрахован или не застрахован, ему все равно надо платить. Люди, которые имели страховки, получают меньше, чем те, кто был не застрахован. Это нонсенс. Наше предложение такое: мы считаем, что надо доплачивать тем, кто застраховался. То есть, условно говоря, вы платите за полис 100 рублей добровольно, и если он у вас оплачен, то в случае возникновения убытков государство доплачивает до полного возмещения того, что вы застраховали. А если вы не оплатили – это ваши проблемы и тогда вам государство ничего не должно. Вот так мы – страховое сообщество – предложили правительству Российской Федерации и считаем, что это наиболее справедливая модель, при которой человека не заставляют, но при этом стимулируют. И сейчас именно вокруг этой модели идут обсуждения.

– Что нас ждет с ОСАГО в ближайшем будущем?

– ОСАГО – это убыточный продукт уже давно. Компании из первой десятки уходят с рынка, но их портфель никуда не пропадает, а перераспределяется в следующую десятку компаний. Еще через какое-то время вторая десятка будет передавать портфель совсем «ненадежным» компаниям по тем причинам, что надежные компании не могут себе позволить разориться.

Андеррайтинг – это процесс анализа предлагаемых на страхование рисков, принятия решения о страховании того или иного риска и определения адекватной риску тарифной ставки и условий страхования.

Мы существенно сократили свой портфель ОСАГО на 30%. Почему мы все отходим? Потому что у нас андеррайтеровские службы есть. У нас есть математики, которые умеют считать. А далеко не все компании могут себе позволить математиков. И мы понимаем, что в 2014 году будет еще хуже. Понятно, что суды не останавливаются. Это гигантский бизнес юристов, которые разоряют страховые компании продуктивнейшем образом. Никакого отношения это не имеет к нашему отношению с клиентами. Если вы посмотрите, то ни по каким другим видам страхования судов вообще нет. Даже по каско судов в стране тысяча от силы. А вот по ОСАГО – сотни тысяч. Почему? Да потому что это бизнес. Так как нет единой методики расчета, то чтобы мы не посчитали человеку на выплату, юрист берет эту экспертизу, приходит в суд и говорит: не 100 рублей должно было быть, а 101 рубль. И с этого получает 7000–15000 рублей представительские расходы. А еще с нас штрафы берут сумасшедшие, так как с прошлого года страхование попало под закон «О защите прав потребителей». И это при том, что средний тариф по ОСАГО – 2500 рублей. И если Центробанк не поборется с Верховным судом на эту тему, то это выльется в очень высокие тарифы. Либо необходимо выровнять законодательство так, чтобы этим бизнесом можно было заниматься. Иначе в 2014 году будет расцвет банкротств.

– Так все же тариф по ОСАГО вырастет в следующем году и на сколько?

– Это решение было принято еще в прошлом году. Минфин подготовил документы правительству РФ и оно их утвердило, но через думу идея не прошла. Разговор был о 25%. Мы же считаем, что необходимо повышать минимум на 30-35%. Но это было в прошлом году. Сейчас мы не знаем, что они подразумевают под дополнительными обязательствами. Ведь они хотят увеличить ответственность страховщиков, увеличить выплаты с 120 тыс. до 400 тыс. рублей, хотят увеличить стоимость страхования жизни, хотят ввести безальтернативно урегулирование убытков... Они много еще чего хотят с точки зрения сервиса. Более того, бессмысленно сейчас говорить о тарифах, потому что о тарифах могут рассуждать только математики. Вот после того, как Минфин пропишет, что они хотят, то напротив этого нужно посадить математиков, которые посчитают, сколько это будет стоить.

– Но ведь введение безальтернативного урегулирования убытков – это прежде всего благо для страховых компаний?

– Да. Сегодня у нас самые большие проблемы с «не нашими» клиентами. Они больше всего любят с нами судиться, потому что приходят к нам за тем, чтобы получить деньги. Мы на систему урегулирования убытков потратили сотни миллионов долларов, открыли 450 пунктов урегулирования убытков по всей стране. А что сделали другие? Ничего. Они всех отправляют к нам. То есть получается, что мы организовываем сервис, а они торгуют полисами. Потому что одно дело организовать точку продаж полиса, а другое дело – организовать точку урегулирования убытков. Это совершенно другие расходы. Так что безальтернативное урегулирование убытков – это единственное, что покажет, у кого есть сервис, а у кого его нет. Мы ждем этого.

Безальтернативное (прямое) урегулирование убытков предполагает, что автовладелец, пострадавший в ДТП, будет урегулировать убыток только в той компании, где он приобрел полис ОСАГО, вне зависимо­сти от того, где застрахован виновник аварии. То есть страховщик компенсирует своему клиенту ущерб, самостоятельно решив все вопросы со страховщиком виновника без участия страхователя.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!