Своё увлечение Александр сравнивает с рыбалкой
Своё увлечение Александр сравнивает с рыбалкой

— Руки у него, действительно, золотые, — заочно представляют заключенного сотрудники колонии. — Будьте уверены, что и поговорит он с вами по высшему разряду: обаятельный, начитанный. Но особых иллюзий на его счёт не питайте. Он осужден по особо тяжким статьям. В своё время он сколотил банду автоугонщиков, которая не останавливалась перед убийствами и покушениями, в том числе и на известных чиновников Волгоградской области.

Попав в колонию, Александр решил заняться аэрографией
Попав в колонию, Александр решил заняться аэрографией

Встречая съёмочную группу приветливой улыбкой, Александр сразу же начинает говорить о своей диораме. Вспоминает, как в 2012 году решил восстановить драму Сталинградской битвы, которая развернулась всего в нескольких километрах от современной колонии.

— Зачем мне это нужно? — задумывается Александр. — Хочу после себя оставить хоть что-то хорошее.

Цветы из-за колючей проволоки

Оказавшись за решеткой восемь лет назад, мужчина решил вспомнить о художественном образовании и заняться аэрографией.

— Я заканчивал торговое училище и очень увлекался графикой. Но на воле я машины только ремонтировал — рисовать на них не было ни времени, ни желания. А здесь решил попробовать. Помню, как я корпел над первым автомобилем, — улыбается заключенный. — Кружился вокруг нее, обходил то с одной, то с другой стороны. С горем пополам все же закончил леопарда. Такой страшный он был... как в мультфильме. На него посмотрели-посмотрели да и стерли.

Единственный запретный для художника сюжет — это смерть
Единственный запретный для художника сюжет — это смерть

Сегодня Александр уже забыл о времени, когда ради красивой картинки ему приходилось по несколько раз закрашивать рисунок на машине. Выбрав сюжет, заключённый с удивительной скоростью увеличивает небольшой набросок до нужных масштабов и наносит основные контуры на автомобиль.

Женщинам — цветы и котики, мужчинам — война и хищники
Женщинам — цветы и котики, мужчинам — война и хищники

— Плохого я еще ничего не нарисовал, — уверен Александр. — Я, например, никогда не буду изображать смерть. Слава Богу, никто и не просил. Девушкам нужно что-то миленькое: кошечки, цветочки. А мужчинам — эпизод войны или какой-нибудь хищник на капоте. Когда- то я и на своей машине хотел нарисовать самолёт. А жена так строго мне сказала: «Нечего делать». Что ж, жену я слушаю.

Сегодня заключённый забыл о перекрашиваниях и исправлениях
Сегодня заключённый забыл о перекрашиваниях и исправлениях

Рыбалка в колонии строгого режима

Работа работой, но есть у Александра и занятие для души. В 2012 году, накануне 70-летнего юбилея победы в Сталинградской битве, заключённый решил сделать большую диораму, на которой полк прорыва под командованием генерала Жадова вновь одержит свою историческую победу.

— Три месяца я не отходил от макета и отовсюду собирал «запчасти», — глядя на свою диораму, вспоминает Александр. — Горящий брезент для машины сделал из одного слоя салфетки. А лёд на мосту знаете из чего? Обычная коробка для диска. Тут все просто: разрезал её на части, расплавил. Готово!

Над своей первой диорамой художник корпел четыре месяца
Над своей первой диорамой художник корпел четыре месяца

Миниатюрные танки и крошечные солдаты, отделённые друг от друга колючей проволокой, — создание масштабных макетов и диорам с микроскопическими деталями заключённый сравнивает с рыбалкой.

— Вы работаете на рыбалке? Наверное, нет, — улыбается Александр. — Вот и я морально отдыхаю, когда что-то мастерю руками. Я в этот момент не нахожусь в колонии. Часто себя спрашивал: а не окажись я здесь, занялся бы этим? Да никогда.

Александр уверен, что его увлечение позволяет забыть о колючей проволоке
Александр уверен, что его увлечение позволяет забыть о колючей проволоке

День отряда, на который в музей колонии №9 приехали дети заключённых, решил судьбу второй диорамы Александра. Увидев, как ребятня облепила стеклянный короб его живой картинки, решил: «Сделаю диораму, на которой наши солдаты будут освобождать Крым».

— Я воссоздал штурм Сапун-горы, — уточняет Александр. — На макете около 40 солдат схлестнулись в рукопашном бою. Засыпанные траншеи, горящий танк и раненые немцы — кажется, всё получилось очень реалистично. Несмотря на то, что бойцы не больше спичечного коробка, у каждого из них есть свое, не похожее на других выражение лица.

Каждый миниатюрный солдат битвы застыл со своим выражением лица
Каждый миниатюрный солдат битвы застыл со своим выражением лица

Сейчас диорама, на которой «кипит» бой, хранится в воскресной школе.

— По-моему, они знают, кто её сделал, — снижая голос, говорит Александр. — Если честно, за время работы ещё не слышал предубеждений типа: «Не хотим, чтобы нам рисовал заключённый». У меня заказывают и большие холсты, и гитары, на которых я делаю то портрет Цоя, то Юрия Хоя из группы «Сектор Газа».

Бумажно-пластиковый изолятор

Недавно из гаража, который превратился в мастерскую Александра, вышел макет волгоградского СИЗО №1 в масштабах 1:100. Чтобы на каждом блестящем окошке исторического здания появилась такая же миниатюрная решётка, заключённый трудился три месяца.

— Эта задачка оказалась намного сложнее, — вглядываясь из-под толстого стекла очков, продолжает Александр. — Мне дали единственную фотографию изолятора, построенного еще в 1872 году, и ещё один снимок макета. Спросили: «Сможешь?» Смогу. Из всех материалов в распоряжении была лишь бумага, пластик, клей и автомобильная краска.

В распоряжении заключённого было две фотографии и подручные материалы
В распоряжении заключённого было две фотографии и подручные материалы

Работа художника началась с экспериментов — посадив куски пластмассы на несколько видов клея, автор макета наконец нашел свою «золотую середину».

— Все расчёты проводил буквально на пальцах, — рассказывает Александр. — Точные цифры на бумаге не сразу сошлись с реальностью. Бывало, что всё шло вкривь и вкось, и мне приходилось разбирать отдельные детали макета. Самой сложной оказалась крыша — её я переделывал два раза. Не захотела она с первой попытки быть похожей на оригинал.

Александр признается, что больше всего он трудился над крышей
Александр признается, что больше всего он трудился над крышей

Выстроив шесть трехэтажных зданий, заключённый приступил к самой ювелирной работе: из той же пластмассы мужчина вырезал маленькие решётки и игрушечных размеров детали.

— Чтобы понять, как всё это сделать, потерял немало времени, — признается Александр. — Порой, хотелось ненадолго забыть о макете. И забывал... минут на 15. Снова брался за работу, а тут, как назло, то решётка в окно не лезет, то ещё какая-то напасть. Зато какое удовольствие испытал, когда сравнил предварительный эскиз и готовую работу. Первой мыслью было: «Господи, какой ужас. Сколько же всего пришлось сделать».

Художнику нравится сравнивать эскизы с готовой работой
Художнику нравится сравнивать эскизы с готовой работой

О новых боях

О своих планах заключенный, который еще больше 10 лет проведёт за колючей проволокой, говорит с меньшим воодушевлением.

— Я бы делал эти макеты постоянно, если бы была такая возможность, — уверен Александр. — Но сейчас я, например, занимаюсь совсем другой работой. На очень красивых белых табличках я очень красивыми чёрными буквами пишу «Проход воспрещён». Заказов у меня много, но нужно отталкиваться от возможностей.

Вспоминая о грядущем юбилее Сталинградской битвы, Александр оживляется с новой силой. Мужчина уверен, что если в ближайшее время он возьмётся за третью по счету диораму, то обязательно восстановит эпизод боёв за Мамаев курган.

Следующим сюжетом заключённого станет битва на Мамаевом кургане
Следующим сюжетом заключённого станет битва на Мамаевом кургане

— Очень интересная тема, — рассуждает заключённый. — Высота, которая известна всем лишь в современном виде. А справлюсь? Думаю, справлюсь. Я не знаю, как это правильнее сказать, чтобы звучало не слишком пафосно. Когда я делаю эти работы, то становлюсь другим и нахожусь не здесь. Нет неприятностей, есть новые возможности. Сейчас Бог дал мне одну хорошую возможность — время. Не потерять бы её даром.

На прощание Александр ещё раз просит не называть его по фамилии.

— Я бы с радостью, но обещал жене так не делать — улыбается художник. — Она уверена, что за решёткой я стал уж слишком популярным.

 

Узнавайте новости, открывая мессенджер. Делитесь с друзьями в контактной книге через короткие сообщения всем, что происходит в Волгограде. Подписывайтесь на наш Telegram: https://t.me/newsv1