22 октября вторник
СЕЙЧАС +6°С

«Просили только припугнуть и не заплатили»: в Волгограде допросили убийцу бизнесмена Сергея Брудного

V1.RU находится в зале суда

Поделиться

В областном суде продолжается долгоиграющее дело над предполагаемым заказчиком убийства Сергея Брудного. Сегодня участники процесса надеются поговорить с киллером Хасу Баталовым, которого не успели довезти к прошлому заседанию. Прокурор попросил привести в зал и предпринимателя Евгения Молодцова, которого называют первой планируемой жертвой убийства.

Судья и секретарь в этот раз приехали в здание суда на проспекте Ленина даже раньше адвоката Александра Геберта. Теплится надежда, что сегодня заседание начнётся вовремя. Главное, чтобы судебные приставы успели привезти киллера Хасу Баталова, в самом центре города застрелившего предпринимателя Сергея Брудного. К прошлому заседанию, 18 декабря,  Баталова не смогли доставить в суд, и заседание было перенесено на сегодня. 

Пропустив прошлое заседание, отец Александра Геберта спокойно ждет приглашения в зал суда. В этот раз в традиционной группе поддержки не хватает приятелей мужчины, которые пытаются улучить минуту до заседания и быстро обсудить дела с Гебертом. 

Увы, ожидания не оправдались. Заседание было назначено на 10:30, но родные Александра Геберта до сих пор подпирают стены в коридоре. Самого мужчину несколько минут назад повели в зал суда. Опоздания на 15–20 минут уже никого не удивляют. 

— Адвоката просят подняться, — кричит судебный пристав.

Отец Александра Геберта ждет заседания, стоя под дверью. Мужчина никогда не присаживается на лавку и все долгие минуты перед встречей с сыном проводит на ногах 

Отец Александра Геберта ждет заседания, стоя под дверью. Мужчина никогда не присаживается на лавку и все долгие минуты перед встречей с сыном проводит на ногах 

Все остальные участники выдыхают и снова переходят в режим ожидания. Полчаса простоя за плечами.

На большие экраны уже вывели изображение из другого зала суда. Хасу Баталов сидит боком к камере и лишь изредка отрывает глаза от пола. Александр Геберт встречает всех в куда более веселом настроении.

— Папа, как дела? — мужчина отрывается от разговора с адвокатом. — Пожалуйста, напечатай и отправь.

После начала заседания отец Александра Геберта продолжает о чем-то сигнализировать руками и пожимать плечами.

Привести в суд Евгения Молодцова снова не удалось.

— Дверь по указанному адресу никто не открыл, — читает судья. — Со слов соседки, в квартире уже давно никто не появлялся. Его супругу видели дома два месяца назад. Охранник уверен, что мужчина все же живет по этому адресу, но просто куда-то уехал.

— Добрый день, Камышин. Слышите нас? — голос судьи Александра Марочкина разлетается эхом по всему залу. Впрочем, Камышин слушал нас недолго — после приветствия связь резко оборвалась. 

Из-за технических неполадок секретарь снова пытается связаться с Камышинским районным судом. 

— У нас еще не доделано все. Стены не докрашены: рабочие пошевелили кабели, которые идут по всему зданию суда. Поэтому и обрывается, — отвечает судья по ту сторону экрана. 

Хасу Баталов еле слышно пересказывает свои личные данные: мужчине придвигают микрофон, но звук по-прежнему очень глухой.

— Секретарь, направьте, пожалуйста, камеру на Александра Геберта.

Мужчина поднимается со своего места и с улыбкой смотрит в объектив. 

— Вы видели Александра Геберта? Что-нибудь слышали о нем? 

Хасу Баталов, в отличие от харизматичного Абугали Темерханова, отвечает очень скупо и лаконично. Пока на все вопросы прозвучало лишь уверенное «Нет». 

— Все обстоятельства дела написаны же. Вы не читали разве? — спрашивает Хасу Баталов. — Я не хочу отвечать на вопрос, как и с кем познакомился. Не буду говорить, где взял оружие. Я не буду отвечать на вопросы всех участников заседания.

— Чего он сказал? Я не слышу, — переспрашивает Александр Геберт. Прокурор просит зачитать показания Хасу Баталова, в которых он рассказывал и о готовящемся убийстве, и о поиске оружия.

— Разве отказ от дачи показаний является существенным противоречием с прежними показаниями? Если это так, то мне просто нечем парировать, — с невозмутимым спокойствием отвечает адвокат Александра Геберта.

И все же прокурору разрешают зачитать показания. Судебный пристав уже несет ему том уголовного дела. 

— Показания Хасу Хасиевича, — начинает гособвинитель. — Хасу Хасиевича... Отдается эхом в зале суда. 

Александр Геберт обводит всех счастливой улыбкой — настроения сегодня ему явно не занимать.

— Хасу Баталов участвовал в двух чеченских кампаниях, владеет оружием и умеет стрелять, — читает прокурор. — С Темерхановым он познакомился в колонии. После освобождения тот позвонил ему для убийства человека. Хасу Баталова отвели в квартиру к неизвестному армянину. Потом ему пришлось вернуться в Чечню на рейсовом автобусе. В мае 2014 года снова оказался в Волгограде. На остановке СХИ его встретили Абугали Темерханов и неизвестный парень по имени Денис.

— С расстояния Темерханов показывал ему жертву. Знал только, что его звали Сергеем, — неспешно говорит гособвинитель. — За убийство ему обещали заплатить миллион рублей. В мае он выстрелил в Брудного и попал в шею — туда, собственно, и метился. Гильзу выкинул на листья. Когда ехали в сторону Чечни, узнал, что убил Сергея. Чуть позже Темерханов позвонил и попросил подождать с оплатой. Сначала сказали, что деньги будут через пять дней, потом снова оттягивали, а позже и вовсе пропали. Вместо миллиона обещали шестьсот тысяч. Но денег так и не отдали.

— Да, я давал эти показания, — едва слышно подтверждает Хасу Баталов.

— Темерханов не раз говорил, что жертву нужно только припугнуть, но не убивать. За работу пообещал пятьсот тысяч рублей. Но сначала из-за непогашенной судимости уехать из Чечни не смог, — рассказывал в уточненных показаниях Хасу Баталов. — В течение недели выстрелить в Брудного не могли, потому что охрана всегда была рядом с жертвой.

Александр Геберт меняется в лице и, стирая улыбку, внимательно слушает показания киллера.

— Целился в левую руку, потому что убивать Брудного не просили, — как и Абугали Темерханов, в дополненных показаниях Хасу Баталов начинает петлять и заметать следы. — Прежние показания давал под натиском сотрудников правоохранительных органов: меня не били, но хватали за шею и сжимали. 

В новой версии всплывает имя некоего Олега, про которого рассказывал Абугали Темерханов. Уже в суде он признался, что выдумал эту историю, пытаясь спастись от большого срока.

— Мне вообще ничего не понятно. Я без адвоката говорить не буду, — настаивает уже осужденный мужчина.

Все участники заседания сходятся во мнении и решают отложить допрос до встречи киллера с адвокатом. 

— Пускай будет тот, кто меня раньше защищал, — просит Хасу Баталов. — Мне нужно живое общение в Камышине.

Из-за планируемой встречи Хасу Баталова с адвокатом дата следующего заседания отодвигается аж до середины января.

— Давайте на 14 января. Понедельник — день тяжелый? Или вы не суеверный? — интересуется судья у адвоката. 

— Я тоже не суеверный, — подхватывает Александр Геберт.

Прокурор в очередной раз просит вызвать в суд Евгения Молодцова.

— Прошу Вас освободить меня из-под стражи, и я приведу его, — в шутливом тоне заявляет Александр Геберт. 

— Александров говорил, что следил за Евгением Молодцовым. — Теперь тем же самым занимаются судебные приставы. Заходят к нему и в 6:30, и в 7:00, — отвечает судья.

Александру Геберту предлагают заранее оформить документы на звонки близким.

— Я пока не буду. Вот девятого начнутся рабочие дни, и тогда, — решает мужчина.

На этом, собственно, заседание и заканчивается. С героями резонансного уголовного дела журналисты прощаются до следующего года.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!