18 марта понедельник
СЕЙЧАС +2°С
  • 18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «фоторепортаж» или «онлайн-трансляция», вы увидите все подобные материалы V1.RU.

    Подробнее
    3 декабря 2018

    Новый дизайн V1.RU

    V1.RU стал совершенно другим. Мы перешли на новый дизайн и стали быстрее, удобнее и красивее. Вам нравится?

    Подробнее
    Еще

Поделиться

Обвиняемые считают, что их хотят сделать крайними в произошедшей трагедии

Фото: Алексей Волхонский

В Советском районном суде Волгограда сегодня, 24 декабря, продолжились слушания дела о взрыве дома № 60 на Университетском проспекте 16 мая прошлого года. На вопросы прокурора отвечали оставшиеся раньше без внимания потерпевшие - бывшие жители разрушенного здания. Ожидалось, что сегодня даст показания и представитель горгаза, к которому у пострадавших волгоградцев остаётся много вопросов. В роковой день взрыва при проведении аварийных работ газовики не эвакуировали жильцов.
 

— Первыми впускают в зал заседаний представителей СМИ. На слушания дела, как и в прошлый раз, пришли многочисленные жители обрушившегося дома и журналисты. Судья попросила принести дополнительную лавочку, чтобы всем хватило места. 

Первой допрашивают Елену Голосову, проживавшую на первом этаже разрушенного дома.

— Утром 16 мая я уехала на работу. Дома остался отец, — говорит волгоградка. — В обед мне позвонила знакомая и сообщила, что произошел взрыв. Я всё бросила и срочно приехала на место произошедшего. Увидела, что дом оцеплен, а подъезд, где проживала моя мать, полностью разрушен. Мама погибла... Она жила одна. Папу контузило.

Волгоградка жила вместе с отцом, а мама отдельно — в соседнем подъезде дома № 60.

— По словам папы, мать много раз вызывала газовиков, — продолжает Елена Голосова. — Бригада приехала, посмотрела и уехала. Сотрудники горгаза только проветривали подъезды. А газ тем временем струился фонтаном. В подвале, прямо подо мной, пару месяцев до случившегося всё время шли какие-то работы. Это помещение принадлежит предпринимателю. 

— Мурадян, или как его там (имеет ввиду обвиняемого Бабаяна. — Прим. ред.), в тот день закрыл помещение, в котором велись работы, и ушёл. Из-за этого газовики не могли туда проникнуть, — уверяет волгоградка. — Вообще по документам дома, там был обычный технический подвал, не предназначенный для того, чтобы открывать магазин или ещё что-то. В 90-е его незаконно углубили и стали использовать для бизнеса.

Очередной пострадавший нелестно характеризует действия аварийной бригады горгаза.

— Соседка сказала, что в тот день мама звонила в горгаз. Но ей отказали, сказав, что вызовы уже были, и бригада приедет, — говорит Елена Голосова. — Но газовики, приехав, просто стояли, что-то записывали и фотографировали. Никаких мер по эвакуации или устранению утечки не принимали. 

Отец женщины прийти в суд не в состоянии.

— Папа не смог прийти на заседание, потому что после всего этого стал очень слаб физически. Он очень тяжело всё переживает.

Адвокаты начинают дружно заваливать Елену Голосову вопросами. Смотрела ли она заключение Ростехнадзора, откуда там фраза о том, что в квартире замеряли газ.

Прокуратура возражает, что акт ещё не изучен на заседании.

— Я была на работе, — отвечает волгоградка. — По словам отца, замеров никаких не было.

А обвиняемый Бабаян из-за решетки о чем-то разговаривает с молодой девушкой в зале. Тем временем, гособвинение и судья пришли к выводу, что необходимо допросить пострадавшего при взрыве отца Елены Голосовой.

Клавдия Куликова умерла в прошлом году в возрасте 80 лет. Прокурор оглашает показания, которые она давала незадолго до смерти. 

— Жила в 21 квартире. В окнах от взрыва выбило стекла, — читает гособвинитель. — У меня повысилось давление. Сама выбраться из дома не могла, пришли спасатели, вытащили.

Прокуроры озвучивают показания других умерших уже после взрыва.

Обвиняемый Бабаян активно все записывает. Видимо, он ведёт собственный протокол заседания. 

Слово берёт адвокат потерпевших Виталий Григорьев.

— Число пострадавших увеличилось. Обнаружились ещё пять человек, которые получили травмы в результате взрыва и потом проходили лечение в больницах, — говорит Виталий Григорьев. — При этом судебно-медицинская экспертиза в их отношении не проводилась. Ответственность в таких случаях несёт организация, проводившая работы без соблюдения мер безопасности. Необходимо провести экспертизу по медицинской документации по документам пострадавших, чтобы установить характер и степень причиненного им вреда.

Прокуроры интересуются, почему за столько времени эти люди не заявили о себе и полученных травмах.

— Вопрос не ко мне, я не представитель этих людей, — отвечает адвокат.

Виталий Григорьев подал ходатайство, чтобы пятерых волгоградцев внесли в список потерпевших по этому делу. Прокуратура поддерживает его, а адвокат обвиняемых начинает задавать множество вопросов о том, были ли эти люди опрошены во время проведения следствия, давали ли они показания сразу после взрыва и другие.

«Предлагаю допросить свидетелей!»

Фото: Адиль Зодоров

— Преждевременно рассматривать это ходатайство до проведения экспертиз, — говорит адвокат обвиняемых. 

Его перебивает потерпевший Вагиян.

— Моя дочь тоже пострадала, — отмечает мужчина. — Есть снимки, заключение медиков. Но нам сказали: «Забудьте об этом». Не помню, кто это говорил.

Ходатайство Виталия Григорьева судья не удовлетворяет.

— Оно преждевременно, поскольку необходимо изучить материалы следствия, а эти люди допрашивались, — обосновывает своё решение суд.

Адвокат обвиняемых предлагает не откладывать заседание, а перейти к допросу свидетелей.

— Сначала необходимо допросить всех потерпевших, — возражает государственный обвинитель. 

Заседание откладывается для допроса остальных потерпевших. Судья назначает очередное слушание на 14 января 2019 года. На этом мы завершаем онлайн-трансляцию.