6 декабря пятница
СЕЙЧАС +1°С

«Александров пять раз созванивался с Гебертом»: в Волгограде прошел суд по убийству Брудного

V1.RU ведет трансляцию из суда

Поделиться

Начало  очередного заседания  затягивается. У  Геберта есть время пообщаться с близкими  людьми  

Начало  очередного заседания  затягивается. У  Геберта есть время пообщаться с близкими  людьми  

В Волгограде сегодня, 26 февраля, должно состояться очередное запланированное заседание по делу об убийстве предпринимателя Сергея Брудного. К этому дню прокурор обещал изучить все 155 листов с распечаткой телефонных звонков, которые считает весомыми доказательствами вины Александра Геберта. На прошлом заседании гособвинитель успел дойти только до 2013 года.

Областной суд радует постоянством. Заседание по делу Александра Геберта, которого обвиняют в подстрекательстве к убийству Брудного, назначено на 10:30, но отец и адвокат мужчины до сих пор раскладывают документы в коридоре. Журналисты тем временем передают Александру записки через его защитника.

Кажется, что затянувшаяся пауза уже никого не удивляет. Защитник Александра Геберта спокойно беседует с его отцом и троюродным братом и уже даже не посматривает на часы. Обсудив судебное заседание, они, как старые приятели, спокойно переходят на отвлеченные темы.

— Халява закончилась... А вот в Европе... А мы там отдыхали, — доносится со стойки, рядом с которой стоят мужчины.

— Будьте любезны, отойдите в сторону. Сейчас конвой пройдет, — просят судебные приставы родных Александра Геберта.

Мужчина, появившийся в коридоре с сумкой в руках, по традиции приветствует всех журналистов. За время многочисленных заседаний Александр Геберт успел познакомиться с доброй половиной корреспондентов Волгограда.

— Пошли, пацаны, — дождавшись приглашения судебных приставов, зовет корреспондентов отец Александра Геберта. В зале суда, склонившись над бумагами, уже сидят двое прокуроров.

Прокурор продолжает скрупулезно изучать звонки всех тех, кто участвовал в преступлении. Первый на очереди — Денис Александров. Это тот самый человек, который привез киллера Хасу Баталова на место убийства Сергея Брудного. 

— С 17 апреля по 21 мая 2014 года было много соединений с номером телефона, которым предположительно пользовался Абугали Темерханов, — прокурор вновь упорно и безэмоционально перечисляет наборы цифр. Александр Геберт, скрестив руки на груди, откидывается на спинку и без интереса слушает слова гособвинителя. 

Судя по многообещающим фразам прокурора: «Об этом мы поговорим позднее», его сегодняшняя речь не получится лаконичной.

Детализация звонков подтверждает, что Денис Александров звонил и Абугали Темерханову, и на номер, который зарегистрирован на его отца. Фамилия Геберта в словах прокурора вновь не звучит.

Судья внимательно записывает все номера и, кажется, единственный слушает гособвинителя с интересом.

— Четыре нуля? Раз, два, три, четыре. Есть!

Наконец, прокурор называет номер телефона, который, по версии стороны обвинения, принадлежал Александру Геберту.

— Денис Александров звонил на этот номер пять раз. Ваша честь, позвольте я к вам подойду и обращу внимание на одно из соединений, — просит прокурор. Судья вместе с гособвинителем всматриваются в мелкий шрифт и пытаются выяснить, звонил ли сам Денис Александров или лишь отвечал на вызов Геберта.

Прокурор просит посмотреть диск и сравнить информацию о разговорах Дениса Александрова. Едва было оживившиеся слушатели и корреспонденты вновь с потухшим взглядом смотрят на экран.

— Ваша честь. А можно я помогу секретарю? Это же наши доказательства, — избавившись от монотонных интонаций, спрашивает обвинитель. 

Александр Геберт, заметив на экране мелкие цифры, придвигается поближе и внимательно следит за всеми движениями на мониторе.

Воцарившуюся в зале тишину нарушают громко зевающие судебные приставы. Улыбаясь, Александр Геберт пытается помочь прокурору, который с головой погружается в бесконечный мир цифр.

Кажется, прокурор попал в свою стихию. Сорвавшись со своего привычного места, мужчина быстро переходит от компьютера к высокому столу судьи и быстро перечисляет номера телефонов. Запутаться в этих хитросплетениях, казалось бы, сущий пустяк. Но адвокат внимательно следит за расшифровкой звонков Дениса Александрова.

Дисковод снова «жадно глотает» диск с детализацией звонков. Один из участников заседания, который явно устал слушать монотонные речи, пытается победить зевоту и, почти не моргая, смотрит в экран своего гаджета. Но победить ее все же не удается.

— Ваша честь, а можно я подойду и помогу? Можно присяду? Объем большой, — интересуется прокурор.

На прокурора, который один на один остался с номерами телефонов, с почти одинаковым выражением лица смотрят и адвокат Геберта, и утомившиеся корреспонденты. Все явно ждут хоть каких-то зрелищ, но на экране вновь появляются цифры. Александр Геберт, подпирая щеку кулаком, уже почти не поворачивается к экрану.

Судебный пристав, не одолевший своего сонного рефлекса, присылает на подмогу пока еще «свежего» коллегу.

— Ко мне это какое имеет отношение? — вновь спрашивает Александр Геберт. 

— А сейчас мы и узнаем. Давайте и посмотрим, — интригует прокурор. — С номера, который принадлежал Темерханову, звонили на тот, который, предположительно, принадлежал Геберту. Превалировали исходящие вызовы — их было 15.

Судья, уточнив время, ненавязчиво предлагает пятиминутный перерыв.

— А зачем? Я, Ваша честь, просто ручку возьму, чтобы помечать. И можем продолжить, — невозмутимым тоном отвечает гособвинитель. Александр Геберт снова внимательно изучает всю информацию на большом экране.

— Мы вам в помощь сейчас еще второго гособвинителя пришлем, чтобы вам легче было, — предлагает судья. Второго прокурора отправляют к экрану. 

— 17:45, — быстро диктует подоспевшая на помощь коллега. — Двоечка. Значит, входящий. Двадцать восемь секунд

Адвокат начинает обсуждать звонки с прокурором, а конвоиры уже сонно потирают глаза. Кто-то пускает по залу «зевинку», которая быстро цепляется ко всем, кто не интересуется звонками Абугали Темерханова и не запоминает хитросплетений с его номерами телефонов. Таких, надо признать, тут немало.

— Мы никуда не торопимся. Давайте все уточним, — настаивает судья. 

Остатки оптимизма покидают даже самых неунывающих. 

— А причем тут телефон, который вы называете номером Геберта? — вновь подключается судья. 

Прокурор обещает чуть позже расставить все точки над i. Когда весь пазл наконец сложится в одно целое, остается лишь догадываться.

В зале снова минута молчания.

— Ваша честь, а можно послушать, что мы говорили? Ну что нам эти цифры смотреть, — просит Александр Геберт. — Есть же постановление, что меня слушали полгода. Были бы у меня записи, я бы сам предоставил.

Не дождавшись положительного ответа на свой вопрос, разочарованный Александр Геберт аккуратно складывает синюю мастерку с надписью «Самбо-34» и безучастно откидывает голову на деревянную грядушку.

— Проблема в том, что у нас разрозненная детализация. Идет 2014 год, потом 2013, а потом снова 2014, — пытается хоть как-то скрасить затянувшуюся паузу прокурор.

— Секретарь, сколько времени? Мы проработали такой объем, что всем участникам заседания его нужно проанализировать, — уверен судья Александр Марочкин.

Александр Геберт, воспользовавшись свободной минутой, обещает журналистам на следующем заседании передать ответы на полученные записки. 

— Я не смогу прийти на следующее заседание. Я работаю, — отвечает отец Александра Геберта. 

— Тогда я тоже, — шутит Геберт.

Переваривать информацию, которую сегодня вывалил в суде прокурор, в этот раз будут две недели. Передать письма журналистам Геберт сможет теперь только 12 марта.

На этом мы завершаем трансляцию. 

По теме

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!