17 сентября вторник
СЕЙЧАС +21°С

Они ждут своего слова: в Волгограде продолжается суд по громкому убийству Сергея Брудного

После выступления прокуратуры слово получит защитник Александра Геберта

Поделиться

Несколько заседаний подряд прокуратура упорно разбирается в телефонных звонках участников преступления 

В Волгоградском областном суде продолжают разбираться в деле Александра Геберта, которого называют подстрекателем в убийстве предпринимателя Сергея Брудного. Как только прокуратура разберется с запутанной расшифровкой всех телефонных звонков, участники заседания перейдут к самому ожидаемому — слово получит сторона защиты. Корреспонденты V1.RU следят за громким процессом в режиме онлайн.

Волгоградок захватило весеннее настроение — и прокурор, и помощница судьи Александра Марочкина проходят по коридору в пальто и куртках ярких оттенков, которые вносят новых красок в максимально унылую обстановку. 

Кажется, сегодняшнее заседание пропустят даже родные Александра Геберта. Послушать прокуратуру, дотошно и скрупулезно изучающую детализацию звонков, пришли только стойкие волгоградские журналисты. 

На прошлой неделе корреспонденты V1.RU рассказали историю Александра Геберта, вернувшегося из Европы вместе с конвоирами. О заграничных приключениях волгоградца, которого обвинили в подстрекательстве к убийству, читайте в нашем материале.

— Мне повезло — приютили в борделе, сдали хорошую комнату. Для нас это, конечно, всё дико. Но в Европе трудиться проституткой так же нормально, как и бухгалтером или продавцом. Никто не косится на улице. Он мне не раз говорил: «Это такая же работа, как любая другая, почему бы и нет?», — вспоминает Александр. — У них есть зарплата, стаж, трудовой договор, в старости — весьма достойная пенсия. Для моего восприятия это чересчур, но и немцам многое в нас кажется странным. Например, их повергла в шок сушеная рыба — для них это мертвечина, и относятся они к ней с отвращением. И продается она там только в русских магазинах. 

Сегодняшнее заседание по делу Александра Геберта может стать самым малочисленным за всю историю. В коридоре с традиционно большой коробкой появляется судья Александр Марочкин. Обвиняемый мужчина тем временем пользуется свободной минутой и успевает обсудить какие-то вопросы с сотрудниками суда. 

— Я вам разрешение на звонки отправила, — говорит помощница Александра Марочкина. 

— Что-то вас конвой усиленно охраняет, закрывает от председательствующего спиной, — шутит Александр Марочкин. В самом начале заседания судья просит прокуроров отключить звук на мобильных телефонах. 

Гособвинители, которые стараются ходить на заседание в тандеме, возвращаются к «старым песням о главном». Сегодня они собираются исследовать переговоры Темерханова с Баталовым. Участники заседания быстро напоминают им: «Уже исследовали!»

— Пока хотим обратить внимание на 14 звонков Абугали Темерханова, который стал посредником между заказчиками и киллером, Хасу Баталову и два — от Баталова Темерханову, — прокурор Фролов особой интонацией выделяет страшное слово «пока» и с диском уходит за стол помощницы. Старенькая клавиатура стучит в гулкой тишине зала, как наковальня. 

Удивительно, но горячие восточные мужчины, как оказалось, любили поговорить. В среднем звонок длился около 15 минут.

Казалось бы, потеряться в бесконечном мире цифр может даже самый внимательный слушатель. Но адвокат Александра Геберта не просто следит за меняющимися номерами, но и задает вопросы. 

— Волгоград, Революционная.

— Это где? — уточняет адвокат Александра Геберта. 

— Это в Волгограде, — не меняясь в лице, отвечает прокурор.

По залу прокатываются легкие смешки.

Прокурор, который боится пропустить важные, на его взгляд, телефонные разговоры, доходит до апреля и мая. 

— 9 мая. Снова звонки, но уже не на Кавказе, а в Волгограде, — уточняет гособвинитель.

— На салют собирались, наверное, — не сдерживается адвокат Макарчук. 

Прокурор продолжает что-то тихо говорить. Кажется, что речь идет о разговоре Абугали Темерханова с его отцом 27 апреля. 

— Темерханов находился в Волгограде, его фиксировала станция на Революционной...

Изнывающий от безделья Александр Геберт никак не найдет удобной позы на лавочке. Извелись и журналисты. На месте судебный пристав успел поменяться со своим коллегой, к которому после встреч на многих громких процессах журналисты относятся с искренней симпатией.

— Мухи дохнут на лету, — грустно говорит один из старших коллег-журналистов.

О, чудо! Прокурор дошёл до 16 мая и отчего-то замолчал. Что более мучительно: сама детализация или паузы — вечный вопрос судебной практики.

— Помните, я говорил на прошлом заседании, что у нас нарушена последовательность... Так вот, я потом объясню, почему, — анонсирует Прокопенко

Разбирая детализацию звонков, гособвинитель снова «отправляется» на Кавказ. Голос его становится все тише, а паузы продолжительнее. Паника в зале нарастает — неужели эта расшифровка растянется на ещё одно заседание? Однако сам прокурор присутствия духа не теряет.

— 20 мая звонил отцуууу, — протяжно говорит Прокопенко. 

— Тогда уже в Калаче был, да? — вносит ясность судья. 

— Затем в Калмыкии и в течение дня в посёлке Аршань Зельмень, — прокурор расширяет географические познания журналистов. 

— Прошу обратить внимание, что 2 мая регистрируется на Новоаннинской, 1 в Волгограде, следом... щас, — обещает прокурор.

От скуки Александр Геберт буквально стекает с лавочки. Судья просил слушать прокурора с большим уважением.

— Я полностью обращён в слух, чтобы понять эти важные доказательства. Например, почему Темерханов с отцом созванивались. Не знаю даже, зачем отцу с сыном созваниваться, — в ответ на замечание говорит мужчина.

А мы тем временем переходим к звонкам Осмар Юсуповой — теперь уже бывшей жене Абугали Темерханова. До 20 апреля она созванивалась с супругом, которого обвинили в преступлении, больше 150 раз. 

Неожиданно для всех прокурор встает со своего места и заканчивает с детализацией звонков Темерханова.

— Это пока все, подчеркну — пока! — на что мы хотим обратить внимание, — сообщает гособвинитель Прокопенко. 

После небольшого оживления в судебном заседании все возвращается на круги своя. Прокурор предлагает посмотреть на телефонные разговоры осужденного киллера Хасу Баталова. Судья Александр Марочкин достаёт из своей чудо-коробки пачку документов с детализацией звонков — гособвинитель быстро находит нужные. 

— Сколько сейчас времени? — ненавязчиво уточняет судья у своей помощницы. 

— Хасу Баталов с 23 мая был в Московской области, Домодедово, Москве, с июня — в Грозном, по месту жительства, — продолжает прокурор Александр Прокопенко. 

— У нас ещё есть пятнадцать минут, — напоминает судья прокурору, который не торопится заканчивать с расшифровкой. 

Немного звонков? Значит, по пути гособвинитель изучит детализацию убитого в этом году Юрия Иванова и бывшего директора Центрального рынка Евгения Ремезова, получившего ранение в тот роковой день. 

— Геберту не инкриминируется никакое причинение вреда Ремезову, — резонно замечает прокурору Марочкин.

— И тем не менее! — настаивает прокурор. 

Фамилию Юрия Иванова, расстрелянного рядом с театром «Царицынская опера», гособвинитель упоминает лишь вскользь. Никакой конкретной информации о его звонках участники заседания не услышали. 

— Ну, мы думаем, можно ещё детализации звонков Абугали Темерханова и его жены посмотреть, — говорит прокурор.

— А надо? — спрашивает судья. 

— Да, Юсупова у нас тоже как... вещественное доказательство. Детализация, — поправляет себя прокурор.

Прокурор хотел закончить заседание, чтобы не разрывать детализацию, но судья решил иначе. Мы снова вернулись к февралю 2014 года. Речь от трёх соединениях Темерханова с отцом. Все участники заседания в полной растерянности.

На сегодняшнем судебном заседании выяснилось, что Абугали Темерханов не только общительный, но и очень любвеобильный мужчина. У него было сразу две жены: чеченская и русская. Ни одну из женщин он не обделял вниманием и общался с дамами примерно одинаково. 

— Более сотни соединений с его супругой Жулевой, — уточнил прокурор. 

Ощущение, что участников заседания хотят впечатлить словоохотливостью Темерханова и дотошностью прокурора. 

Наконец-то прозвучала фамилия Геберта. Речь о номере, который по версии обвинения принадлежал ему. 

— С Александром Абугали Темерханов разговаривал около 20 минут, — говорит прокурор. 

Участникам заседания осталось изучить звонки Абугали Темерханова, Усуповой и возможный номер Александра Геберта, говорит прокуратура. 

— Вы же нас плавно к Геберту подводите? А то вы так подробно, обстоятельно — судья спрашивает то, что интересует всех участников заседания. 

— Нуууу, — разводит руками прокурор, снова интригуя. 

На выходе из областного суда прокурор Любовь Фролова честно призналась, что следующее заседание не станет последним. Участникам заседания, судя по всему, стоит набраться пуленепробиваемого терпения. На этом мы заканчиваем нашу онлайн-трансляцию и желаем вам не терять оптимизма даже в самых непростых ситуациях. 

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
12 мар 2019 в 14:41

Вот же муть!