17 июня понедельник
СЕЙЧАС +26°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще!

    Друзья, это случилось — мы убрали бесячие капчи, картинки, без которых нельзя было оставить комментарий. Теперь просто пишете свое мнение и сразу отправляете его! Давайте общаться!

    6 мая 2019

    Напишите журналисту

    Теперь можно посмотреть подробности об авторах материалов — подписи под статьями стали кликабельны.

    У каждого из наших авторов указана личная почта — пишите напрямую журналисту, которому доверяете! 

    10 апреля 2019

    В мобильную версию добавили кнопку с комментариями

    Дорогие читатели! Теперь оставлять комментарии на V1.RU в мобильной версии стало удобнее. Внизу каждого материала появилась закрепленная синяя кнопка с комментариями. Чтобы добавить свой отзыв, просто нажмите на карандаш. Чтобы прочесть имеющиеся, жмите кнопку «Все комментарии».

    Еще

Елена Папанова, актриса театра и кино: «Я не люблю играть положительные роли»

Поделиться

Актриса театра имени Ермоловой Елена Папанова считает, что лучше всего у нее получается играть персонажей неоднозначных, с явной червоточинкой. О своих любимых ролях, о том, какие роли в исполнении отца, Анатолия Папанова, ей нравились больше всего, и почему она называет режиссёра Валерию Гай Германику своей «крёстной мамой», Елена рассказала в эксклюзивном интервью нашему изданию.

– Елена Анатольевна, в следующем году у вас юбилей. Уже знаете, как будете отмечать?

– Ой, пока не знаю, мне даже пока не хочется думать об этой дате!

– А что так? Вы не любите свои дни рождения?

– Сейчас уже не очень, раньше я их любила больше. Конечно, как-то я этот юбилей отпраздную, он не останется незамеченным. Причём хотелось бы не только отметить круглую дату в узком домашнем кругу, но и по сему поводу воплотить в жизнь одну творческую задумку. Пока всех секретов открывать не буду! (улыбается. – Прим. авт.)

 Елена Анатольевна, а вы помните, какая роль в театре имени Ермоловой у вас была первой?

– Конечно, я помню её. Я только-только окончила курс Владимира Алексеевича Андреева и пришла в театр, когда заболела исполнительница одной из главных ролей спектакля «Дарю тебе жизнь» Раиса Семёновна Губина. Мне предложили её заменить. Так я сыграла молодую маму, которая потеряла мужа, он погиб на заводской стройке. Моя героиня осталась одна с ребёнком, и её не бросили, все помогали, кто как мог. С той роли всё и началось.

– На какие ошибки вам указывали режиссеры на заре вашей актерской карьеры? Что тяжелее всего давалось на сцене?

– Сколько себя помню, тяжелее всего всегда было петь. Когда я только пришла в театр имени Ермоловой, у нас в репертуаре был спектакль по пьесе Островского «Не в свои сани не садись». Я играла в нём роль девушки-служанки, которая всё время пела. В своё время в институте у меня был такой предмет, как «вокал», и по нему у меня всегда была пятёрка. Но, несмотря на это, петь на сцене я никогда особо не любила. В день такого спектакля я начинала волноваться уже с утра, у меня пропадал аппетит, и думала только об одном: как я буду петь?

 Не поняла: вы стесняетесь или просто боитесь, что не дотягиваете какие-то ноты?

– Нет, я не стесняюсь, но знаю, что у меня не стопроцентный слух, поэтому больше, конечно, переживаю за фальшивое исполнение.

– В каких постановках вы заняты сегодня?

– Я занята только в одном спектакле, который называется «Весенняя гроза», сюжет которого повествует о событиях в Америке в 50-х годах. У меня там небольшая роль, но я её очень люблю. И там есть танцы. Вот танцы мне гораздо ближе, чем пение!

 Говорят, сегодня в театрах недостаточно хороших современных пьес…

– Пожалуй, это так: сегодня хороших пьес достаточно мало. Я говорю о современных постановках. Но это моё личное мнение.

– А есть другие театры, в которые вам нравится ходить?

– Недавно я была в театре Евгения Миронова и посмотрела там потрясающий спектакль, который называется «Рассказы Шукшина». Мне очень понравилось!

– С кем из актеров труппы театра вы наиболее дружны? Дружат ли в театре имени Ермоловой семьями?

– Насчёт того, дружат ли семьями, не знаю. Лично у меня в театре хорошие отношения со всеми, хотя близких друзей нет. У меня вообще очень мало друзей – всего две подруги со школьных времён.

– Елена Анатольевна, что вы можете сказать о театральных новичках? Кажется, сегодня молодым актерам все меньше хочется служить театру, их больше манит кинематограф…

– По нашему театру я этого не замечаю, потому что большинство актёров у нас молодые. И наш художественный руководитель театра Олег Меньшиков, и другие – все готовы к самопожертвованию, они горят театром, они ему преданы. Думаю, что кого-то в кинематограф манит именно зарплата, ведь, чего скрывать, за съёмки платят в разы больше. А молодым нужно на что-то жить, так что их можно понять. Кроме того, кино, телевидение дают популярность, которой не даёт сегодня театр.

– А какие отношения у вас складываются с кинематографом? Вам хочется сниматься? Ведь многие театральные актеры говорят, мол, «Кино – это не мое…»

– Я буду честна: мне сниматься нравится!

 Но вас нечасто можно увидеть на телеэкране…

– Я вышла замуж, когда была ещё студенткой, мы с моим мужем учились на одном курсе. После окончания я начала свою работу в театре Ермоловой, но вскоре родила дочь и пребывала в декретном отпуске. Как раз тогда наш театр поехал на гастроли в ГДР. Позвали и меня, но я кормила ребёнка грудью и поэтому отказалась. В то же время мне пришлось отказаться от нескольких ролей в кино. Позже то же самое повторилось, когда родилась моя вторая дочь. Меня стали звать реже, затем и вовсе наступил период затишья. Мама говорила: «Лена, успокойся, твоё время ещё придёт. Папа в молодости же тоже мало снимался!» Папа, кстати, меня называл «мой талисман»: в тот день, когда я родилась, ему дали первую главную роль в Театре Сатиры. Подрастала я – росла и популярность отца.

– Елена Анатольевна, выбирая профессию, вы пошли по следам родителей. Вас не отговаривали?

– Ещё как отговаривали! Но я их ослушалась, потому что о сцене мечтала с раннего детства. И не просто мечтала, но и занималась в народном театре в доме культуры Каучук и в студии художественного слова при ВТО. Студией руководила Нина Соломоновна Михоэлс, дочь легендарного Соломона Михоэлса, убитого в 1948 году во время сталинских репрессий. Так что с моей стороны это было не просто баловством, я хотела стать актрисой. А родителей, с одной стороны, тоже можно понять: они знали, что женщине в актёрской профессии тяжело, не всё зависит от твоих способностей и твоего трудолюбия. У нас ведь очень многое зависит просто от случая. В нашей профессии много унизительного... Тем не менее, весной 1971 года я, ничего не сказав родителям, отнесла документы в ГИТИС и поступила с первой попытки. Папа был в гневе, он предупреждал, что быть потомственным актёром – занятие неблагодарное. И, конечно, был прав: очень трудно перепрыгнуть ту планку, которую задают твои родители-актёры. В институте был случай, я репетировала монолог Агафьи Тихоновны из «Женитьбы», у меня не клеилось, ничего не получалось. Был один педагог, который со мной мучился-мучился, а потом сказал: «Лена, ты подумай, надо ли тебе все это?»

 А вы?

– А я после этого только ещё больше захотела доказать, что могу этим заниматься. И ни разу не жалела, что пошла по стопам родителей.

– Елена Анатольевна, а почему вы пошли в Театр Ермоловой? А разве вы не хотели работать в Театре Сатиры, как ваши родители?

– Конечно, хотела, но папа был категорически против. Не хотел просить за меня, пользоваться какими-то связями, ему всё это претило, это было не в его правилах. Он и в работе-то увидел меня всего однажды: всё времени не было. Возникли как-то идеи совместной постановки… Но потом он сказал: «Ну что скажут в театре? Что Папанов привел свою дочку. Нет…» Так мы с отцом мы так ни разу и не поработали ни на сцене, ни в кадре.

– Традиционный вопрос для любого актёра: ваша любимая роль?

– Их несколько. Роль мисс Эндрю в детском спектакле «Мэри Поппинс». Я любила эту свою роль за то, что каждый раз её можно было играть по-разному, она давала большое поле для импровизации, можно было хулиганить… Сейчас этого спектакля, к сожалению, в репертуаре нет. Я очень любила «Женитьбу Бальзаминова», где играла кухарку Матрёну. Любила «Мещанскую свадьбу», в которой играла невесту…

– А какие роли вам легче даются – положительных или отрицательных героев?

– Знаете, я вообще положительных героев играть не люблю и, наверное, не умею. Мне это не очень интересно. Мне обязательно нужно, чтобы мой герой был с характером, с червоточинкой. В прошлом году я снималась в одном сериале, играла маму главного героя. Она была очень хорошая, всем помогала, постоянно пекла разные вкусности и всех угощала… Так вот это была не моя роль! Вот ранее я тоже играла маму одного из главных героев в проекте Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни», эдакую деревенскую бабу, которая приезжает из провинции к своему сыну и обкрадывает его гражданскую жену. Честно, сказать, играть эту роль мне было очень интересно!

– Раз уж заговорили о Гай Германике, не могу не спросить: как вам работалось на съёмочной площадке под её руководством?

– Замечательно, потому что я никогда не спорю с режиссёрами и всегда делаю то, что они просят. Уверена: спорить с режиссёрами, особенно в кино, нельзя. Кино – это искусство режиссёра, а не актёра. Лерочку я зову своей «крёстной мамой» в кинематографе. Конечно, я снималась в кино и до неё, но, как я уже сказала, потом был провал, я ходила на пробы, но предложений всё равно было мало. А вот после «Школы» Гай Германики меня стали приглашать и другие режиссёры, я снова стала сниматься в кино. Я Лере так и сказала, не смотря на то, что она – ровесница моей младшей дочери: «Лера, вы моя крёстная мама в кино!»

– Вы обращаетесь к ней на «вы»?

– Я ко всем обращаюсь на «вы». В своё время мне довелось преподавать в институте, и там нас приучили обращаться к студентам на «вы». Знаете, могу даже сказать, что мне достаточно сложно переходить с человеком на «ты».

 Как вы можете охарактеризовать свой неоднозначный персонаж в сериале «Школа», вашу учительницу русского языка и литературы (а затем и директора школы) Валентину Харитоновну?

– Это героиня больше положительная, нежели отрицательная. Она представляет собой продукт своего времени, советского времени. Мы с Лерой хотели показать зрителю педагога не от Бога. Валентина Харитоновна знает свой предмет, но она не учитель от природы, нет у неё такого призвания, её дети не любят, она не может найти к ним подход, она не очень понимает современную молодёжь. Я не хочу сказать, что все учителя советского времени такие же, но такие часто встречаются.

 Для вас финал сценария не были шоком? Если бы сценарий писали вы, то как бы вы закончили «Школу»?

– Фильм очень жесткий, трагический, о судьбе одинокой девочки. Но для меня его окончание не было шоком, более того, я уверена, что суицид главной героини – единственный логический финал. Не представляю, как бы закончила сериал я, если бы писала сценарий сама.

– Неужели в современной школе такая концентрация всего плохого?

– По крайней мере, не показано ничего необычного, только правда. Мои девочки тоже учились в обычной школе. И я знаю, что некоторые их одноклассницы в старших классах сделали аборт. Также я точно знаю, что в некоторых школах есть наркотики… Остаётся надеяться, что сериал кое-кого заставил всерьёз задуматься над тем, что сегодня в школах происходит.

– Мне кажется, вам легко было играть директора школы, вы очень органично смотрелись в этой роли. Наверное, потому что вы сама немного старорежимная?

– Вы правы. Когда я впервые пришла на съёмочную площадку «Школы» и увидела школьниц в мини-юбках, на шпильках и с ярким макияжем на лице, я обомлела. Считаю большой глупостью то, что школьникам всей страны в один момент было разрешено ходить в школу, в чём угодно. Помню, мне в восьмом классе стал нравиться один мальчик. Тогда все девочки ходили в школу в коричневых школьных платьях, в черных фартуках, с одинаковыми портфелями… Чтобы выделиться, я стала всего лишь пудриться. Моя классная руководительница вызвала в школу бабушку и попросила поговорить со мной, чтобы я перестала пользоваться пудрой.

– Почему в школу вызвали именно бабушку, а не знаменитых родителей?

– Потому что до пятнадцати лет я воспитывалась именно у бабушки и дедушки. Родители были молодыми, востребованными актёрами. Мы жили большой семьей в коммунальной квартире в стесненных условиях. Когда родители получили комнату в общежитии при театре Сатиры, они туда уехали без меня, так как жизнь артистов предполагает занятость целый день до позднего вечера, а бабушка с дедушкой к тому времени были уже на пенсии и могли уделять мне много внимания.

 Бытует мнение, что дочь всегда ищет такого супруга, который бы походил на ее отца. В отношении вашего выбора это мнение имеет место быть?

– Своего мужа, когда он им ещё не был, я с отцом не сравнивала. Мы просто полюбили друг друга, поженились и до сих пор вместе. Когда мы с ним только поженились, все говорили, что меня, дочь Папанова, Юра выбрал именно ради карьеры. Из-за этого мы с ним стали ещё ближе: муж всегда стремился доказать мне и всем остальным, что любит меня «просто так». Однажды, когда я уже родила нашу старшую дочь, а Юра учился в аспирантуре, и нам не хватало денег, он, никому ничего не говоря, устроился подрабатывать грузчиком в булочную неподалёку от дома. В обязанности грузчиков входило выносить лотки с хлебом и ставить на полки в магазине. Как-то раз мама приехала к нам в гости и, увидев, что в доме нет хлеба, пошла за ним в ту самую булочную, в которой работал Юра. Естественно, по закону подлости они столкнулись. Мама потом спрашивала, почему мы такие гордые, почему мы им с папой не сообщили, что нуждаемся... Ответ был прост: Юра не хотел, чтобы люди говорили, будто он женился на дочке Папанова из-за денег или из-за карьеры. Когда папа неожиданно скончался в 87-ом году, Юра стал главой нашей семьи. Папа не вернулся со съёмок на спектакль, нам об этом сообщили, когда мы с Юрой были на даче. Тогда муж поехал в Москву. В комнате папы горел свет, но квартира была закрыта, никто не открывал. Юра лез на тринадцатый этаж с балкона на балкон, затем разбил окно на нашем балконе и обнаружил папу мёртвым. Я ждала Юру на даче. Узнав о смерти папы, пошла на второй этаж, в его комнату, легла на его кровать и рыдала всю ночь.

– Народ помнит Анатолия Папанова как Лёлика из «Бриллиантовой руки», как Сокол-Кружкина из «Берегись автомобиля»… А какие из ролей вашего отца стали вашими любимыми?

– Знаете, папины комедийные роли мне нравятся в меньшей степени. Я считаю, что ему лучше давались роли трагического плана. Ведь сколько им сыграно героев в классических постановках – Ионыч Чехова, Фамусов Грибоедова… Мне очень нравится, как он сыграл доктора Самойленко в картине «Плохой хороший человек» по чеховской повести «Дуэль»… Он и сам хотел, чтобы его оценили по другим ролям, не по комедийным.

 Елена Анатольевна, ваши родители счастливо прожили 43 года. Вы что-то переняли из их манеры общения с мамой, копировали модель их взаимоотношений?

– Конечно. Кроме того, родители моего мужа тоже всегда были вместе. Мои бабушки и дедушки, что с маминой, что с папиной сторон, тоже всегда жили в мире и согласии, никто ни от кого не уходил и никогда не разводился, браки были крепкими. Мы с мужем переняли эту традицию, надеемся, что ее поддержат и наши дети.

 А как устроились в жизни ваши дочери, Елена Анатольевна? Какие профессии выбрали они?

– Моя старшая дочь могла бы стать актрисой, она человек не без способностей. Но она заканчивала школу в период перестройки. Зарплаты в театре и сейчас-то маленькие, а тогда вообще были грошовые. Да и дочь никогда не проявляла такого интереса к актёрской профессии, как я в её годы. Как-то она заявила: «Мама, я хотела бы быть актрисой при условии, что меня бы много снимали и платили бы большую зарплату». Я ей объяснила, что нельзя выбирать актёрскую профессию, руководствуясь одним лишь желанием побольше получать. Ведь если этого не произойдёт, рискуешь остаться несчастным человеком. Далеко не все актёры много снимаются и много получают. Есть те, которые просто трудятся, получают удовольствие от любимой работы и не мыслят жизни без неё. Не все их знают, особенно в провинции. Они могут работать на голом энтузиазме, если им интересен какой-то проект, какая-то постановка. Например, я бы снялась и бесплатно, если бы меня привлекла какая-то роль. Более того, я много лет работала в студии «Театр» у Алексея Левинского совершенно бесплатно. Там я играла то, что не играла в театре. И мне было очень интересно работать с Лёшей… В общем, в конце концов, моя старшая дочь связала свою жизнь с корейским языком, с корейской филологией. В младшей дочери я никогда не чувствовала актёрских задатков, у неё тяга к точным наукам, она закончила экономический факультет.

 Кем мечтает стать внук?

– Ему сейчас всего шесть лет и, скорее всего, на этот вопрос он и сам бы вам не ответил. Ему очень нравится собирать конструкторы «Лего». Я бы хотела, чтобы он был врачом.

 Он уже смотрел фильмы, в которых играл его прадед?

– Пока нет, но зато он мой большой поклонник. Как-то раз даже сказал, что тоже хочет играть в театре, как бабушка.

 Он называет вас бабушкой? Просто знаю, что многие известные женщины предпочитают, когда внуки и даже дети называют их просто по имени…

– Да, и я ужасно не хотела, чтобы внук называл меня «бабушкой». Когда у папы родились внучки, они все называли его просто «Толя». Вот и меня Игаль звал «Лена». Пока у нас не появилась няня, которая приучила его называть меня бабушкой. Сейчас он зовет меня бабулей.

Елена Анатольевна Папанова родилась в Москве, в семье актёра Анатолия Дмитриевича Папанова и актрисы Надежды Юрьевны Каратаевой.
В 1971 году окончила школу и поступила в ГИТИС, где училась по специальности «Актёр драматического театра и кино». С 1976 работает в Московском драматическом Театре им. М.Н.Ермоловой.
На счету актрисы также порядка тридцати ролей в кино. Среди них роли в картинах «Мы вместе, мама» (1976), «Куда он денется» (1981), «Лола и Маркиз» (2005), «Школа» (2010), «Высоцкий. Спасибо, что живой» (2011), «Краткий курс счастливой жизни» (2012) и др.
В 2005 году Елена Папанова была членом жюри конкурса «Звёзды в защиту животных». В 2008 году она участвовала в митинге на Пушкинской площади в Москве в защиту бездомных животных.
В 2009 году в издательстве «Эксмо» вышла книга Елены Папановой «Хочу рассказать… Книга об отце». В 2011 году актриса приняла участие в программе «Жестокие игры», прошла до третьего тура из четырёх.
Елена Папанова замужем, есть две дочери и внук.

ТЕКСТ

Наталья ЗВЕРЕВА

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
19 ноя 2013 в 12:01

Причём здесь дочь Папанова? Она самодостаточна и как человек и как актриса.

Гость
19 ноя 2013 в 02:16

Часто к Малахову ходит и очень агрессивно всегда настроена. "Дочь Папанова"-большая заслуга...
Злая она

Кai
20 ноя 2013 в 16:09

Говорить тут не о чем. Без отца её бы ни к одному театральному вузу близко не подпустили.