23 января суббота
СЕЙЧАС +0°С

Александр Расстрыгин, экс-прокурор Центрального района Волгограда: «Не нужно бояться быть новатором»

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Много лет занимавший пост прокурора Центрального района Волгограда Александр Расстрыгин освобожден от должности по выслуге лет. Он уже покинул Волгоград и переехал вместе с семьей в Красноярский край, где займет должность заместителя руководителя Следственного управления. Что может сделать прокурор района за десять лет работы? Что не успел сделать? Какие проблемы продолжают оставаться актуальными и перейдут «по наследству»? На эти и другие вопросы V1.ru ответил Александр Расстрыгин.

– Александр Юрьевич, было ли для вас неожиданностью решение об освобождении от занимаемой должности в связи с выслугой лет?

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

– Нет, конечно. Какая же это может быть неожиданность... Во-первых, у меня выслуга наступила еще в 2008 году. Уже тогда я свободно мог стать пенсионером, но продолжил работать. На госслужбе есть такое понятие, как ротация. Это нормальное явление. Если работаешь больше 10 лет на одном и том же месте, то тебя неизбежно ждет перемещение по службе либо внутри структуры, в которой ты работаешь, либо ты вправе сделать свой выбор сам. 11 октября исполнилось 10 лет, как я заступил на пост прокурора Центрального района. Поэтому мне нужно было рассматривать варианты своего перемещения. Делается это заблаговременно, и никакой спонтанности быть не может, поскольку от этого зависит моя дальнейшая судьба и карьера. Одним из предложений, поступивших мне, был переход на службу в следственный комитет. И я согласился.

– Какие изменения ожидают вас в связи с переходом на новую должность?

– Принципиальных изменений не произойдет, поскольку я работал следователем в органах прокуратуры, когда следствие еще было одним из элементов прокурорской деятельности. Моя карьера в следствии началась в 1993 году в Тамбовской области. В Волгограде я работал следователем и старшим следователем в прокуратуре Краснооктябрьского района. После – прокурором-криминалистом и старшим прокурором методико-криминалистического отдела в прокуратуре Волгоградской области. В 1998 году я заступил на пост прокурора Ленинского района, а затем уже стал прокурором Центрального района Волгограда. За все это время я ни разу не пожалел о выбранной профессии и, думаю, что никогда не пожалею.

– С чистым сердцем вы оставляете Волгоград?

– Да. Я уверен, что здесь будет работать достойный человек. Я думаю, что самое главное – это коллектив. На сегодняшний момент коллектив прокуратуры подобран профессиональный, слаженный и сплоченный. Так что есть на кого положиться, кто бы не был руководителем.

– Александр Юрьевич, в чем специфика Центрального района и какие проблемы здесь по-прежнему остаются актуальными?

– Особенность Центрального района даже не в том, что здесь сосредоточена основная масса административных органов, крупных организаций и учреждений. Центральный район – это, прежде всего, лицо города. Поэтому необходимо очень щепетильно относиться к вопросам исторического наследия. Все, что касается изменения облика центра города, должно быть в прямой видимости прокурора. С этим связано все: вопросы градостроительной деятельности, землепользования, реконструкции и так далее. Даже маленькое изменение какого-то на первый взгляд второстепенного объекта уже вносит необратимые изменение в целостный историко-культурный и исторический облик города в целом. Что там скрывать? У нас город – это и есть Центральный район. Если проехать два километра севернее или южнее, там мы увидим частный сектор и промзоны. Волгоград ассоциируется с Мамаевым курганом, с музеем-панорамой «Сталинградская битва», с центральной набережной, с площадью Павших Борцов и Аллеей Героев.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Одной из острых проблем Центрального района продолжает оставаться коммунальное хозяйство. 75 процентов сетей у нас изношены и не подлежат эксплуатации. Дай Бог, чтобы на период каких-то капитальных вложений в коммунальное хозяйство нас будут ждать терпимые зимы и терпимые температуры. Если будет температуры -30, а то и -40 градусов Цельсия на протяжении недель двух, то мы будем иметь коммунальную катастрофу. У нас были периоды, когда при низких температурах отключались десятки домов в центре. Слава Богу, это послужило поводом для того, чтобы вкладывать деньги хотя бы в критические участки теплотрассы – по улицам 7-ая Гвардейская и Пархоменко. Не буду скрывать, что к этому приложили руку мы, то есть прокуратура Центрального района. Именно по иску прокурора было вложено 26 миллионов рублей в замену теплотрассы на улице 7-ая Гвардейская, которая питает теплом часть домов в районе завода ТДиН, где однажды 36 домов остались без тепла. 22 миллиона вложено в замену теплотрассы на улице Пархоменко, где без горячей воды почти четыре месяца оставались 55 домов. Прокуратура должна опережать подобные события: не идти по пятам катастроф, а предвидеть их. Я полностью отдаю себе отчет, что иск прокурора не порождает финансирование. Нельзя обналичить решение суда, но тем не менее оно ставит проблему перед властью. Когда власть муниципальная, областная имеет перед собой решение суда, неисполнение которого может быть чревато потерей должности, то деньги находятся.

– Какими достижения с свой работе на должности прокурора Центрального района вы особенно гордитесь?

– Прежде всего я горжусь тем, что за пять лет нам удалось сдвинуть с места проблему центральной набережной. Мы ставили вопрос еще в 2006 году о том, что набережная должна соответствовать статусу объекта культурного наследия. Мало кто вспомнит, но это важно: до 2006 года набережная не обладала соответствующим юридическим статусом и не была составлена декларация безопасности. Ведь набережная – это еще и гидротехническое сооружение, которое имеет свои функции: функции защиты берега от размывания, защиты города от наводнения. После того, как мы через суд добились признания набережной объектом культурного наследия и составления декларации безопасности, было принято постановление об освобождении набережной от одиннадцатилетнего контракта на размещение сезонных кафе. Схема, когда один арендатор берет набережную в аренду по муниципальной цене и сдает другим уже по коммерческой, не вкладывая ничего в ее развитие, перестала существовать. Я надеюсь, что это дело будет продолжено. В конце концов набережная должна соответствовать своему предназначению.

Во-вторых, я считаю, что прокуратура Центрального района создала серьезное препятствие для того, чтобы в центре процветала самовольщина в градостроительстве и землепользовании. Мы жестко пресекали самострой и самозахват земли. Любой объект, который появлялся в Центральном районе, проходил через наш надзор и подвергался тщательному анализу. Даже в тех случаях, когда были разрешения властей, мы анализировали их с точки зрения законности и в большинстве случаев заставляли убирать, демонтировать и ликвидировать самовольные строения. Примеры – ряд автостоянок, которые выставили ограждение и занимались незаконной деятельностью. Самый крупный объект, который по нашей инициативе был ликвидирован, – это незаконный рынок «Рыболов», который разросся с 300 квадратных метров до трех гектаров.

Еще одно значимое дело – то, что мы добились решения Центрального суда по нашему иску о создании дополнительных мест в детских садах до 1 сентября 2012 года. Решение уже вступило в законную силу. Администрация города просто обязана будет его исполнить, не взирая ни на какие причины – отсутствие финансирования и так далее. Я думаю, деньги найдутся. Надо лишь урезать расходы на какие-то массовые мероприятия, которые не всегда уместны. Например, помпезное отмечание Дня города. Сентябрь 2012 года уже скоро наступит, поэтому о выполнении решения суда нужно уже сегодня серьезно подумать.

– Что вы не успели сделать для Центрального района, находясь на посту прокурора?

– Единственное, что я не сделал, но должен был сделать (мы до этого не дошли), – это заставить администрацию города взимать плату с тех землепользователей, которые не заключили договор аренды на землю, но землей пользуются. Это упущенная выгода – те деньги, которые бюджет миллионами не добирает. Если взять информационную базу, которая находится в земельном комитете, там можно найти десятки, а то и сотни таких объектов: киоски, автостоянки, палатки, которые по факту имеются, но договор аренды с ними не заключен. Что делает администрация? Администрация создает комиссию, принимает решение о сносе. После этого через два-три месяца обращается в суд. В суде вопрос решается еще полгода. Принимается вопрос о ликвидации. Потом в областной суд подается кассационная жалоба владельца объекта. В итоге проходит год, а то и два. А автостоянка или тот же ларек продолжает получать прибыль, ни копейки не принося бюджету. Администрация должна кроме иска о сносе ставить вопрос о взимании оплаты за время, которые объект незаконно находился на муниципальной земле. Я вас уверяю, десятки миллионов бюджет получит.

Еще один источник получения бюджетных средств для благоустройства города и улучшения качества жизни в Волгограде – это деньги, которые опять же лежат под ногами. Это входные группы тех коммерческих организаций, офисов, которые ранее были квартирами на первых этажах. Для центра города это особенно актуально. По проспекту Ленина 80% первых этажей жилых домов переведены в офисы. Здесь нет ничего незаконного. Лишь должны быть соблюдены права жильцов дома и не ухудшены условия их проживания. Когда квартира на первом этаже переводится в офис, то собственник вынужден делать вход со стороны не двора, а со стороны фасада дома. Чтобы вход благоустроить, создаются входные группы. Но в собственности владельцев офисов находится только помещение, расположенное внутри дома. А фактически к нему еще пристраивается входная группа, которая тоже занимает три-четыре квадратных метра земельного участка, но нигде не фигурирует. Почему тогда собственник офиса за эти квадратные метры не платит? Вопрос! А это потеря бюджетных средств. В центре три квадратных метра – это в среднем шесть тысяч рублей в год с одного офиса. Только в центре навскидку таких офисов порядка пяти тысяч. А это уже три миллиона рублей по усредненным подсчетам, которые теряет бюджет. Около 30 миллионов по городу. На самом деле сумма значительно выше. На эти деньги можно было бы профинансировать один детский садик, на что у нас в бюджете всегда мало средств.

– Сейчас над городом нависла угроза МММ – очередной финансовой пирамиды, созданной Сергеем Мавроди. Вы были одним из ярых борцов с ее рекламой. Продолжится ли борьба после вашего ухода?

– На проблему вновь созданной финансовой пирамиды мы обратили внимание еще в январе текущего года, когда небезызвестный Сергей Мавроди заявил о том, что запускает новую пирамиду. Тогда очень много приходилось выслушивать о том, что это блеф, дешевый пиар человека в спортивном трико, который сидит у себя в квартире и на дешевую веб-камеру вещает на всю страну. Но это абсолютно оказалось не блефом. Мавроди уже на новой пирамиде заработал столько, что имеет возможность вкладывать бешеный капитал в агрессивную рекламу. Я рад, что мы эту проблему заметили в январе, уже добились судебного решения по запрещению блога Сергея Мавроди. Мне говорят: «Ха-ха-ха! Вы закрыли один блог, а он создал 40 новых». Главное – мы подняли проблему. Мы создали общественный резонанс и обратили внимание не только населения, но и органов власти. После этого активная работа началась и в управлении федеральной антимонопольной службы и в федеральной службе по финансовым рынкам. Мы направили соответствующие материалы в департамент экономической безопасности МВД. То есть эти структуры сейчас работают и обязательно будет какой-нибудь консолидированный результат. В Центральном суде сейчас находится наш иск о признании МММ финансовой пирамидой и о запрещении ее деятельности и рекламы в Интернете. Уже состоялось первое заседание, в котором я лично участвовал. Многие находятся в режиме ожидания, что же из этого выйдет. Мало найдется людей, которые захотят на своем горьком опыте создавать прецедент. Но я всегда считал, что не нужно бояться быть новатором. Пусть даже в ущерб собственному имиджу или репутации. Проиграл – проиграл. Но если выиграл, будет серьезный, хороший результат. Я уверен, что этот иск мы выиграем, и он будет основанием для того, чтобы наш опыт переняли в другом регионе.

– Прокуратура Центрального района всегда оперативно реагировала не только на основные проблемы, но и на частные жалобы волгоградцев. Как Вам удавалось все успевать и не оставлять без внимания ни одно обращение? В чем секрет вашей работы?

– Секрет в профессионализме прокуратуры Центрального района. Коллектив создавался не абы как, не спонтанно, а из людей, прошедших серьезную школу. Большинство членов нашего коллектива начинали свою профессиональную деятельность в сельских районах Волгоградской области. Будучи замеченными в ответственном подходе к работе, были переведены в Центральную прокуратуру. Не буду скрывать, что многим сотрудникам прокуратуры Центрального района неоднократно поступали предложения перейти в аппарат прокуратуры Волгоградской области, но они остались верными. Здесь комфортно работать в едином и сплоченном коллективе. Если бы у меня не было такой опоры, я бы ничего не успевал. Я уверен, что после моего ухода активность прокуратуры Центрального района не угаснет, а может быть, увеличится, потому что руководство прокуратуры считает моих заместителей (есть такое модное слово) продвинутыми. Они видят тенденции, которые происходят в обществе, и опережают их, всегда находясь на шаг впереди. Всегда знают, чему больше уделить внимания. Умеют определять, что главное, а что второстепенное.

– Покинув Волгограда, будете ли вы интересоваться происходящими здесь событиями?

– Конечно, буду интересоваться. Не без этого. Я же не ухожу в подводное плавание на несколько лет. Буду интересоваться и переживать за то, какие дела происходят в Центральном районе.

– Что вы можете пожелать человеку, который придет на ваше место в прокуратуру Центрального района?

– Пожелание у меня одно – относиться к людям по-человечески: ни как к жалобщикам, а как людям, у которых есть боль, крайняя необходимость обратиться в прокуратуру. Не каждый решится на такой шаг, как переступить порог прокуратуры. Профессиональная деформация есть в любой профессии. Когда приходится сталкиваться с десятками людей, то чувства притупляются, эмоциональная составляющая утрачивается. Надо учитывать то, что если человек решил пойти в прокуратуру, значит настолько серьезный был повод, настолько накипело в душе... К нам приходят не для того, чтобы купить колбасу или померить новое платье на Новый год, а для того, чтобы решить свою проблему. Об этом надо задумываться. Нельзя быть равнодушным, надо пропускать все через себя, хоть это и сложно.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...