«Нельзя кушать людей и воровать фото»: волгоградский фотограф объявил войну клептоманам

В этом месяце автор живописных снимков отсудил больше 400 тысяч рублей за четыре фотографии.

Поделиться

Все новости

Павел Сытилин: почему я должен доказывать вору, что я не вор?

Те, кто ворует фотографии из интернета, ничем не лучше людоедов, — уверен волгоградский фотограф Павел Сытилин. На его счету десятки выигранных судов, где он доказывал, что присвоение чужих фото так же опасно для общества, как и угоны машин.

Несмотря на выплаченные миллионы рублей, фотоклептоманы не могут остановиться. В этом месяце автор живописных снимков отсудил у одного из интернет-ресурсов больше 400 тысяч рублей за четыре фотографии. Суд был непростым, но справедливым, считает Павел Сытилин.

Воруют снимки, по словам волгоградского фотографа, в промышленных масштабах. Чтобы оставалось время на творчество, Павел Сытилин учредил компанию «Восьмая заповедь». Юристы, с которыми фирма работает по договорам, сейчас занимаются отстаиванием прав фотографов, причем не только российских, но и, к примеру, украинских.

Этот снимок Павла Сытилина в интернете воруют чаще всего

Фото: Павел Сытилин

Оправдание, которое приходится слышать от фотоворов чаще всего, — «фото взято из открытых источников, а значит, оно ничье».

— У любой фотографии всегда есть хозяин, — убежден Павел Сытилин. — Всегда есть автор. Он может свое авторское право защищать или не защищать. Это личное дело каждого. Но фотографии — это не котики, которые сами по себе на улице плодятся. Это не тараканы в доме. Любой снимок — это труд конкретного человека, который имеет на него авторские права.

По словам Павла Сытилина, обнаружив в интернете или в печати свое фото, любой человек может подать в суд. И суд, скорее всего, встанет на сторону истца.

— В случае нарушения авторских прав любой автор фотографии вправе требовать в суде компенсацию, — говорит V1.ru собеседник. — По закону я могу требовать от 10 тысяч до пяти миллионов рублей. Меньше чем 10 тысяч — такой суммы даже не предусмотрено. Поэтому когда в каком-то конкретном случае говорят, что мы могли бы взять и меньше, например, пять тысяч рублей за отдельное фото, — это невозможно, потому что это даже не предусмотрено законом.

Какую сумму требовать в качестве компенсации за украденный снимок — опять же каждый в праве решать самостоятельно. По мнению Павла Сытилина, хорошее фото, сделанное с помощью хорошей техники, дешевкой быть не может.

— Если люди позарились на чужую картинку, значит, они уже оценили ее как хорошую, ведь так? Если снимок сделан профессиональным фотографом, с использованием дорогой профессиональной техники, он уже не может стоить столько же, сколько фото с воробушками на камеру мобильного телефона. К примеру, фото молнии, которое у меня украли уже не раз. Чтобы его сделать, мне нужно было взять хорошую камеру, поймать момент, сидеть в «засаде» и ловить эту молнию.

Профессиональные снимки требуют дорогой техники и всегда дороже фото на мыльницу

Фото: Павел Сытилин

Очень часто владельцы сайтов, знакомясь с автором опубликованного ими «ничейного» снимка, стараются поскорее удалить его со своих ресурсов. Наученные горьким опытом фотографы научились себя подстраховывать.

— Когда мы выставляем претензии, владельцы этих сайтов сразу же подчищают информацию и удаляют наши фото. Разумеется, что в таком случае очень сложно доказать свою правоту. Верить скриншотам суд не обязан. Поэтому теперь, перед тем как отправлять письмо с претензией, мы делаем копию страницы с украденными изображениями и нотариально их заверяем.

Арифметика, по которой выставляются фотоворам счета, предельна проста. Как правило, кроме 10 тысяч материального ущерба это организационные траты: на нотариуса, на проезд и прочие услуги.

— Мы предусматриваем средства, которые очень часто приходится тратить при поездках на суды в другие города. 40 тысяч рублей за одно фото — это еще очень скромно. Я никогда не попрошу за свое фото сумму, близкую к верхнему пределу.

V1.ru писал, что фотограф уже отсудил у одного из из крупных российских изданий больше миллиона рублей. Крупная сумма людей не смутила. Фотографии продолжают воровать.

— Уже успевшее выплатить нам больше миллиона рублей федеральное издание продолжает в том же духе, — удивляется автор фотографий. — Ну, наверное, для них это экономически более выгодно, чем честно платить за каждое фото и, не нарушая закон, пополнять свой фотобанк.

Чтобы доказать свою правоту, фотограф тратится и на юристов и на нотариусов

Фото: Алексей Волхонский

Бывают случаи, когда по одной фотографии суд выносит решение о двух нарушениях. Тогда сумма удваивается. Так было на последнем суде с одним волгоградским изданием. По словам Павла Сытилина, в этот раз у него не просто украли фото, его еще и присвоили.

— Разбирательство по четырем фотографиям предсказуемо завершилось в нашу пользу. По двум фотографиям суд вынес решение о двойной компенсации — 40 тысяч плюс 40 тысяч. Это как раз такие два снимка, на которые издание, непонятно, чем руководствуясь, нанесло свои логотипы, — рассказывает фотограф. — Ладно бы они купили у меня эти фотографии. Пусть бы делали с ними все, что им вздумается. Но, позвольте, это мои снимки, которые взяли без моего ведома, и на которых пытаются заработать. Воровство ведь совершила коммерческая структура, которая за счет украденного повышает свое благосостояние.

В тех случаях, когда организации заинтересованы решить все мирным путем, фотографы чаще идут навстречу, и обходится меньшими суммами.

— Были такие люди, которые говорили: «Ну, простите, не знали, бес попутал». С каждым расходились по-разному. Конечно, размеры компенсаций были несравнимо меньше, чем 40 тысяч рублей.

Многие фотографии, рассказал Павел Сытилин, любой желающий может купить за символическую сумму на специальных стоковых сайтах. Несмотря на это, фотографии, появившиеся в открытых источниках, воровали, воруют и, похоже, воровать не перестанут.

— Если бы то же издание, о котором я упоминал, обратилось ко мне с просьбой продать им фото, скорее всего, я бы отправил их на стоковый сайт. Там многие мои работы можно купить всего за 100 рублей.

Павел Сытилин: Фото - моя личная машина. Интернет — парковка

Фото: Алексей Волхонский

Как правило, к тому времени, пока фотография доходит до открытого источника, она, будучи единожды сворованной, теряет связь с автором. Именно этим, по словам Павла Сытилина, и пользуются нерадивые пользователи.

— Приведу аналогию. Допустим, я приехал куда-то на личной машине и оставил ее на парковке. Никаких знаков, что это именно моя машина, нет. Забыл в замке ключи и отправился по своим делам. И вот кто-то, проходя мимо, смотрит, что машина открыта, чья — не видно, сел и поехал. Такого ведь в жизни нет. А если случается, то это уже ситуация, с которой разбираются полиция, прокуратура и суд. Угон называется. То же самое и с фотографиями. Фото — это моя личная машина. Интернет — парковка.

По отношению к тем, кто без зазрения совести берет из интернета чужие фото, у фотографа тоже уже сложилось образное сравнение.

— Еще до суда, общаясь довольно в грубой форме, сотрудники одной из волгоградских редакций потребовали, чтобы я доказал им свое авторство по спорным фотографиям, — недоумевает фотограф. — Но, ребята, почему я должен доказывать вору, что я не вор? Любой фотограф может доказать свое авторство очень легко. И сделает это он на суде. Если не верите — идите в суд. Но тогда и не удивляйтесь выставленным счетам и законным ограничениям. Это все равно что людоед, привыкший кушать человеческое мясо на завтрак, вдруг возмущается, что ему этого не разрешают. Он говорит: «Как же так, я же привык кушать человечину, у меня будут проблемы с пищеварением, если я откажусь от своей привычки». Но, братец, есть закон, и его надо слушаться.

Подписывайтесь на новостной канал в Telegram. Будьте первыми по информированности! Переходите по ссылке: https://t.me/newsv1

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (442) 59-59-16