5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +24°С

Роман Грибанов, автор книги о челябинском рок-н-ролле: «Моя книга – не про рок-н-ролл, а про Челябинск!»

Поделиться

На Южном Урале вышла книга Романа Грибанова «Челябинск. РОК». Это иллюстрированная история развития неформальной музыкальной культуры города за последние 50 лет. Автор в доступной форме и увлекательным языком рассказывает о первых челябинских бит-группах 1960-х: «Оптимисты» и «Пилигримы», повествует о забытом успехе раннего «Ариэля», публикует оригинальные интервью с участниками рок-групп 80-х и 90-х годов прошлого века и репортажи с самых интересных концертов тех лет. Музыковеды называют книгу Романа Грибанова «идеальным рок-н-ролльным краеведением», интересным как увлекающимся музыкой людям, так и широкому кругу читателей, желающим больше узнать об удивительной культурной жизни Челябинска ХХ века. В книге более 150 редчайших фотографий и иллюстраций артефактов той эпохи: билеты, концертные афиши, рисунки самих музыкантов, обложки магнитоальбомов и первых челябинских CD. К книге прилагается МР-3 диск с видеоклипами и 50 лучшими песнями челябинских групп разных поколений.

Кто первый на Южном Урале написал песню на русском языке в стиле «рок-н-ролл»? Сколько кресел было сломано в ЧПИ на первом концерте «Ариэля и сколько стекол было разбито в трамваях после первого городского рок-фестиваля? Почему челябинский рок, имея в обойме массу талантливых музыкантов, не получил должного федерального признания? Как южноуральскими музыкантами был снят первый в СССР видеоклип? Все это и многое другое можно найти в книге Романа Грибанова «Челябинск. РОК».

– Роман, как вообще у тебя родилась идея написать книгу про челябинский рок?

– Челябинский рок... Если уж словосочетание «русский рок» вызывает усмешку, то стоит ли писать о его челябинском музыкальном отражении? Убежден, что стоит! Например, потому, что в конце 1980-х годов на Южном Урале случился феноменальный культурный взрыв, настолько много оригинальных и самобытных рок-коллективов творили в это время в Челябинске МУЗЫКУ. «Сад камней» и «Молодые ученые», «Тролль» и «Небо-Небо», «Новый Художественный Ансамбль», «Откровение», «Резиновый дедушка» – абсолютно не похожие друг на друга группы с неповторимым творческим почерком. Ничего подобного в нашем городе сегодня нет и, пожалуй, уже не будет.

А до этого были 1970-е, когда шестерым челябинцам удалось добиться фантастического результата: их ансамбль стал фактически визитной карточкой города, очень многие жители СССР в ту пору говорили «Ариэль», подразумевая Челябинск, и наоборот. Очень немногие провинциальные города могут похвастать подобным.

И еще совсем недавно были 1990-е… С «Плаксами» и «Фангорном», «Австралийцами» и The Hands. Игравшие тогда рок челябинские коллективы не стремились заработать денег, их музыканты хотели донести до слушателей что-то свое, какое-то важное послание, зашифрованное в барабанную дробь, упругий гул бас-гитары, замысловатые клавишные переборы и энергичные гитарные соло. Этот порыв кажется странным и недостижимым для сегодняшнего поколения местных музыкантов, озабоченных, как бы поточнее «снять» Smokie, Фрэнка Синатру или Юрия Антонова, чтобы с этим «репертуаром» поскорей вписаться в челябинский кабак подороже.

У нашей рок-музыки богатая и трагичная история, мне оставалось ее лишь зафиксировать в тексте.


– Сколько челябинских рок-групп упоминается в твоей книге?

– Не считал, но прилично! Ведь я описываю почти 50 лет развития неформальной музыкальной культуры Челябинска, рок-н-ролл начали играть в нашем городе в начале 1960-х годов, пионерами были ребята из ВИА «Оптимисты». Они базировались в только что выстроенном ДК железнодорожников. Челябинские битники достигли в те годы невиданного успеха, в 1968 году «Оптимисты» – единственный музыкальный коллектив из провинции – ездили в Мехико, на Олимпиаду в составе культурной делегации Советского Союза. Представляете, какой это был в те годы культурный прорыв для Челябинска! Увы, несколько десятков лет прошло, и 100 из 100 опрошенных мною челябинцев заявили, что о группе «Оптимисты» не слышали вообще никогда.

Точно так же ушли из памяти рок-сейшены на островке в ПКиО имени Гагарина, первые концерты «Ариэля», когда в актовом зале ЧПИ было сломано немало кресел, масштабные многодневные рок-фестивали 1980-х и начала 1990-х, когда рок звучал на самых главных площадках Челябинска и оказал огромное влияние на судьбу того поколения. Сейчас трудно себе представить, что в 1986 году после концерта в Челябинске Петра Мамонова местная молодежь так возбудилась, что выбила стекла в проезжающем мимо ДК ЖД трамвае. А насколько необычными для того времени были концерты «Нового художественного ансамбля», что там Челябинск – вся страна от удивления рот раскрывала: во дают южноуральцы…


– О чем пишется в твоей книге?

– По большому счету моя книга не о музыке. Она скорее краеведческая: о развитии неформальной культуры в Челябинской области. Кто был кумиром поколений 1970-х, 1980-х и 1990-х? Их воспоминания о наиболее интересных гастролях и концертах. Я нашел немало газетных публикаций того времени и самые интересные из них привел в книге. Например, любопытный отчет из самиздатовского журнала «СЭЛФ» о первом фестивале челябинского рок-клуба. Автор на полном серьезе осуждает одну из рок-групп за отсутствие в текстах духовности. Тогда люди были озабочены такими вещами…

Кроме этого, горжусь, что в книге представлены интервью собственно с музыкантами: основателем «Ариэля» Львом Фидельманом, героями рок-волны 1980-х – Кацевым («Тролль»), Гримбергом («Небо-Небо»), Богатенковым («Резиновый дедушка») и многими другими.

Но ведь описанный тобой продукт – «челябинский рок» – так и не стал федеральным явлением. В отличие от наших соседей свердловчан. Почему?

– Не готов в интервью дать ответ, хотя рассуждений на заданную тобой тему в книге много. Ты прав, челябинские рок-музыканты, среди которых было немало по-настоящему талантливых и ярких личностей, по большому счету, так и не нашли дорогу к всеобщей славе. Но в ходе работы над книгой я искал ответ на более глобальный вопрос – почему в ХХ веке в Челябинске музыканты стремились писать музыку, мечтали самовыражаться, не могли не играть, а сейчас всего этого нет. Общаясь с челябинскими музыкантами 70-80-90-х годов прошлого века, я понял, что во второй половине ХХ века в нашем городе существовал особый творческий генотип, наподобие Homo Sapiens. Только не Человек Разумный, а Человек Сочиняющий. Прочему был жив рок на Южном Урале, а сейчас его нет? Потому что этот самый Человек Сочиняющий не ставил перед собой цель заработать денег – он не спал ночами, его просто распирало изнутри: хотелось написать музыку, слова, вложить в нее душу, выступить на сцене, поделиться сокровенным с такими же «больными», как он сам. Почему раньше музыканты стремились записывать альбомы, а сейчас думают только о деньгах? Куда сегодня девалось призвание музыкантов – творить. Творить, а не зарабатывать!

В книге много воспоминаний, документов, редчайших иллюстраций…

– Пожалуй, самая уникальная – это скан написанных от руки аккордов первой песни в Челябинске, сочиненной в жанре «рок-н-ролл» на русском языке. Это «ариэлевская» «Принцесса», автором музыки которой был Виктор Колесников, а слова написал Лев Гуров. Много фоток раннего «Ариэля»: такой смех – клеша, хаера, Борис Каплун без усов и со скрипкой. Редкий артефакт – скан афиши с рок-концерта в ЧелГУ в 1983 году популярной в те годы университетской группы «Откровение». Есть фото обложек магнитоальбомов челябинских ансамблей – вначале катушечных, затем кассетных, есть фото обложки первого челябинского CD. Много уникальных репортажных фото с концертов разных лет в Челябинске и в других городах, где выступали наши музыканты. Челябинский рок – это надо видеть! И слышать… Поэтому книгу я снабдил диском, на котором собрал 50 лучших композиций местных музыкантов. Среди треков есть немало уникальных – концертные записи «Ариэля» конца 1960-х годов, арт-роковые баллады начала 1980-х от групп «АРТ» и «Паноптикум», рок-н-ролльные хиты «Томаса Гавка», «Тролля», «Сада камней», «Молодых ученых» эпохи перестройки. И, конечно, песни из 1990-х от групп «Плаксы», «Пустые хлопоты», «Детский мир» и многих других. А в качестве видеобонуса на диске есть два наивных самопальных клипа групп «Савелий» и «Резиновый дедушка».

На своем первом альбоме Чиж разместил дерзкую аннотацию – «Перед прослушиванием – покурить». Всем любителям хорошего звука я советую перед прослушиванием mp3 со сборником песен челябинского рок-н-ролла принять валидол. Это реально только для сумасшедших – на некоторых треках качество записи просто ужасно. Но лучше так, чем рыться в Интернете, выискивая бриллианты в паутине. А еще валидол вам понадобится после того, как вы поймете – насколько классные перед вами вещи!

– В книге очень мало твоих комментариев и анализа. Видно очень бережное и аккуратное отношение автора к истории…

– Я личные комментарии вообще сократил до одного процента! Я не писатель, я автор и составитель. Моя заслуга в этом минимальна. Гораздо больше дифирамбов заслуживают те, кто и стали своего рода соавторами книжки, – сами музыканты. Эта книга – систематизирование того, что было на пути рождения и развития рока в нашей области. Хотя, сидя за компьютером, я понял, что уже опоздал с такой книгой! Умер Лев Гуров – один из столпов челябинского рока. Я десять лет думал об этой книге, а написал за два месяца: ежедневно вставал в пять утра и до девяти работал за компьютером. Писал и боялся: а вдруг, не дай Бог, еще кто-то за это время уйдет от нас…

И все же кто главный объект этой книги? Краеведы? Будущее поколение? Музыканты?

– Нет, о музыкантах как раз я думал в последнюю очередь! Для кого я писал книгу? Приведу эпизод из собственного опыта. Как-то в 1989-м году был я на концерте «Скорой помощи» в ДК «Монолит». Группа играет, играет, потом перебирает на струнах какой-то музыкальный фрагмент, и вдруг в соседнем ряду взрывается восторгом группа из пяти парней и стоя аплодируют артистам. И я им позавидовал тогда: они что-то поняли в песне «Скорой помощи», и это «что-то», увы, прошло мимо меня. Уже много позже, прослушивая Питера Гейбриэла, я осознал, что тогда, в 1989-м,группа Энди Гримберга вставила в свое выступление шестисекундный фрагмент песни английского музыканта. Для своих!

В своей книге я тоже немного «похулиганил»: спрятал внутри названий глав и текста парафразы из песен Стинга, Гребенщикова, Майка Науменко… В общем, образно говоря, я писал для тех пяти парней, которые одни из трехсот слушателей узнают «фрагмент для своих», поймут и зааплодируют. Книга, с одной стороны, писалась для знатоков, понимающих, знающих и любящих рок-н-ролл, а с другой, – для человека, который никогда в жизни ничего не слышал о челябинском роке, не ходил на концерты и не испытывает по нему ностальгии. И вдруг этот человек, прочитав книгу, ошарашено воскликнет: почему все это прошло мимо меня? Где я был?! Неужели Челябинск был такой крутой в плане рок-н-ролла?! И пусть этот человек откроет для себя свой город с его историей музыкальной культуры.

Однажды я прочитал высказывание Б. Г. об известном писателе Б. Акунине и его книгах. «Я купил серию книг про Эраста Фандорина, – говорил Гребенщиков, – и читал их не отрываясь, с перерывом только на сон и еду, несколько дней. Этот писатель, этот персонаж и эти страницы вернули мне Россию 19 века, по-настоящему открыв то время». Я не собираюсь сравнивать себя с Акуниным (хотя это по-нашему! Punk not dead!), но, работая над этой книгой, ставил себе ту же задачу. Жителям южноуральской столицы я хочу вернуть их город с его прекрасной музыкальной историей. И если после прочтения данной работы хотя бы один человек воскликнет: вот это открытие! А я и не знал раньше, что Челябинск такой музыкальный и рокерски продвинутый город, я считаю, что свою задачу выполнил. И буду счастлив! За себя, за город наш родной и за рок-н-ролл. О, почти тост получился...

Были сложности при написании?

– В процессе работы я столкнулся с четырьмя ключевыми моментами, которые для себя назвал взрывами. Первый «взрыв» – это собственно подготовка и написание текста. Второй «взрыв» – осознание, что одного текста для полноценного издания маловато, и книгу надо дополнить фотографиями, чем мы целый месяц и занимались с дизайнером «Нашей типографии» Алексеем Бутриным. Третий – поиски полумиллиона рублей на издание (здесь не могу не поблагодарить четырех замечательных людей: Леонида Вахрамеева, Виктора Чернобровина, Валерия Панова и Евгения Пустового). И последний, четвертый, «взрыв» – как продать тираж?

Рома, коль уж речь зашла о дистрибуции, назови основные «технические характеристики» своей книги.

– Книга вышла в издательстве «Наша типография», которое рискнуло вложить в нее часть своих средств. Тираж – 1000 экземпляров. Помимо Челябинска, где останется большая часть тиража – 80 процентов, – книга «Челябинск. Рок» поступит в продажу в книжный магазин на Лубянке в Москве, а также книжные бутики Питера и Екатеринбурга, чем я, разумеется, очень горжусь. В Челябинске ее можно купить в магазинах «Библио-глобус» (четвертый этаж «Фокуса»), «Теорема» (прямо на кассах), «Книжникъ» (на Кировке), «Другие книги» (на Цвиллинга), сети магазинов «Уралтон», в музыкальных салонах «Джамбо» и «Амадеус».

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!