14 июля вторник
СЕЙЧАС +28°С

Елена Исинбаева, олимпийская чемпионка: «У меня в Волгограде будет много обязательств, но жить хочу в Монако»

Поделиться

Двукратная олимпийская чемпионка, обладательница бронзовой медали Олимпиады-2012, трехкратная чемпионка мира на открытом воздухе и четырехкратная чемпионка мира в помещении... Заслуги российской прыгуньи с шестом Елены Исинбаевой можно перечислять бесконечно. Сразу после долгожданной победы на чемпионате мира по легкой атлетике, который проходил в Москве, спортсменка объявила, что хочет взять небольшую паузу в своей карьере. Несколько дней назад Исинбаева вернулась в родной Волгоград. Помогли Елене родные стены Лужников? Верила ли она в свою победу после серии неудачных стартов? Почему вокруг далекой от политики спортсменки разгорелся фактически международный скандал? На эти и другие вопросы ответила «летающая принцесса» Елена Исинбаева.

– Елена, у вас был непростой период взлетов и падений на протяжении последних лет... Когда вы выходили на арену Лужников, о чем думали? Была мысль о возможном поражении?

– Скажу честно, до чемпионата у меня была серьезная травма, и мы даже думали не ехать на соревнования. Я уже много раз проигрывала и шутила про себя, что если придется еще раз проиграть, я уже более-менее знаю, что всем говорить. Поэтому сильно не волновалась. А когда вышла в сектор и увидела ревущие трибуны, поняла: победу не отдам. И тогда я прыгнула за медалью, как голодная львица за дичью. Ведь мысли материализуются! Я настраивалась на жесткую борьбу. Знала, что девочки-соперницы готовились: они были злые… по-спортивному. Но, с другой стороны, у меня было явное преимущество – мои трибуны, мои болельщики, моя арена. Я знала, что 99,9% поддержки будут мои. Я, кстати, заранее всех призывала, чтобы люди приходили болеть за меня, чтобы все орали, кричали, дудели, свистели, но только чтобы не молчали.

– Вы взяли золото 13 числа 13-го года. Вы суеверная спортсменка?

– Нет, я верю только в Бога, и очень глубоко верю. И никаких примет и суеверий в голове не держу. Когда меня уже наградили, и все вокруг твердили: «Тринадцать – это же к несчастью», – я только подумала, что это классное сочетание цифр! Но секрет моих слов, которые я говорю перед стартом, вы не узнаете. Мало того, у меня дома большая стена, где хранятся все мои заслуги. Для олимпийских медалей у меня специальные крючки, их три штуки, а внизу под ними лежат все медали с чемпионатов мира. На крючках висят медальки с двух Олимпиад – афинской и пекинской, а третий крючочек свободен. Вот когда я приехала из Москвы домой, сразу хотела свое чемпионское золото повесить туда. Но рука не поднялась! Наверное, все же есть у меня подсознательное желание выиграть и третью Олимпиаду.

– На чемпионате мира в Москве трибуны во время многих соревнований были полупустые. Как думаете почему? Неужели у нас в стране легкая атлетика стала непопулярна?

– Это не вина зрителей. Это, наверное, вина самой культуры легкой атлетики у нас в стране. Ее очень мало рекламируют и мало развивают. Нынешние дети, например, совсем не знают об этом виде спорта и о его звездах. А чтобы прийти на стадион и понять, что там происходит, надо об этом знать. В Москве была хорошая рекламная кампания чемпионата, но, видимо, ее было недостаточно. Народ стянулся ближе к финалу. Надо было делать атакующую рекламу, чтобы те люди, которые ленились и смотрели легкую атлетику, лежа на диване, встали и пришли болеть за нас на стадион. Они знают меня, знают Уэйна Болта, поэтому нас поддерживали. В нашей сборной очень много талантливых легкоатлетов, и всем им нужна достойная поддержка и раскрутка.

– А вы лично будете поддерживать развитие легкой атлетики в нашей области?

– Да, и не только я, но и олимпийские чемпионки Татьяна Лебедева и Елена Слесаренко будут заниматься этим. Я учредила свой благотворительный фонд, который будет заниматься развитием и поддержкой детского юношеского спорта. Скоро, 12–13 октября, мы будем проводить детскую спартакиаду, веселые старты и открытые уроки о звездах нашего спорта. Там будет около 150 детей из детских домов со всей Волгоградской области. Мы хотим привить им любовь к спорту и показать, что через спорт можно добиться многого. Надеюсь, это станет ежегодным мероприятием. В перспективе, через года два-три, я буду приглашать персональных тренеров из разных видов спорта, и, возможно, им кто-нибудь из ребят приглянется. Мы будем курировать этих детей, способствовать их спортивному росту – оплатим соревнования, сборы и так далее.

– Как думаете, что нужно сделать, чтобы такие великие спортсмены, как вы, не уезжали из Волгограда?

– Нужно, чтобы к нам прислушивались. Мы-то рады жить в Волгограде, но здесь нет условий для работы. Нужно создавать базы не только по легкой атлетике, но и по другим видам спорта. Волгоград – это город побед, и лично у меня такая ассоциация. Нужно все строить и развивать, например, как в Казани, где можно заниматься любым видом спорта. А что делать, если наш город стал нищим и страшным и плавно деградировал… Дороги ужасные: купишь иномарку, а чинить замучаешься. Сразу кирдык машине. Нужно создать достойные условия для жизни людей, тогда от них будет отдача, и они с удовольствием будут ходить на работу и выкладываться по 8–10 часов в сутки. Понимаю, это проблема не только нашего региона, но и всей страны. Длительный период спортивным сооружениям в городе не уделялось внимания. Я тренировалась в Италии на базе, где все примитивно просто, но есть все, что нужно: огражденная территория, манеж, стадион, столовая, личная комната, восстановительный центр, и все это на маленькой территории. У нас что, площади нет? Есть, но только это никому не надо. Нас никто не слышит – на нас рукой махали. А пришло время собирать то, что посеяли, а там шиш с маслом. Ничего нет, ничего не посеяли. У нас только я выступаю за Волгоградскую область, у остальных всех перезачеты. Я никогда не стремилась заработать больше денег. Я все время думала, что наша область, наш город будет достойно оценивать мои заслуги. Вот... (Исинбаева показывает фигу. – Прим. авт.) – Никогда ничего, вот и все.

– Расскажите, как вас поздравили ваши землячки – олимпийские чемпионки Татьяна Лебедева и Елена Слесаренко?

– Девчата мне сразу позвонили и поздравили: и Лена Слесаренко, и Таня Лебедева. Говорят: «Вот это ты, Лена, герой, вот это у тебя характер!» Они оценили мою работу на чемпионате мира, потому что они видели, сколько я пахала на тренировках. Жара, никого нет, а мы с Тоней Кривошапка (бегунья Антонина Кривошапка завоевала золото на чемпионате в эстафете 4х400 метров и бронзу в личном зачете. – Прим. ред.) работаем. Было очень сложно. Сама Лена Слесаренко очень радовалась, что отобралась на чемпионат мира, потому что это был первый международный старт после рождения дочери. Для нее это тоже достижение, что она так быстро восстановилась и вошла в сборную России. Таня Лебедева была довольна тем, что выступила на чемпионате России, сумев сделать со своей травмой толчковой ноги шесть зачетных попыток. Она успешно закончила свою карьеру именно в России, в родных Лужниках, и сейчас стала нашим вождем.

– После победы вы были нарасхват. А как сами отметили золотую медаль?

– Сразу после соревнований у меня было очень много встреч с журналистами. А отметили очень весело – всей гурьбой катались на корабле по Москва-реке. Плясали и песни пели – в общем, отгуляли на полную катушку. Потом встречалась со своими спонсорами, которые были безумно счастливы, что я выиграла, ведь все эти тяжелые для меня годы они верили в меня и не разрывали контракты. Мне передали поздравления от Медведева, а от Путина телеграмма пришла.

– Кстати, вас неоднократно звали в политику, но вы каждый раз отказываетесь. Сейчас ваша позиция не изменилась?

– Нет, но в последнее время я как-то невольно стала политической фигурой. Мои слова стали слушать, причем каждое, что я не скажу. Поэтому я стала осторожней. Я, вроде бы, вне политики, но, комментируя что-либо, я оказываюсь именно в ней. Если говорить о моей будущей работе, я бы хотела остаться только в спорте. Административная работа, например, по линии Министерства спорта или по линии Международного олимпийского комитета – это мое. А быть депутатом в Госдуме или еще что-то – я к этому не привыкла. Я люблю быть полезной.

– А о тренерской карьере не задумывались?

– Задумывалась, конечно. Я часто спрашивала у своего тренера: «Евгений Васильевич, как вы думаете, смогу тренировать или нет?» А он так на меня смотрит с сожалением... Мол, ты все сможешь, ну а нужно ли это тебе. Но, я думаю, если я когда-нибудь захочу быть тренером, он мне обязательно поможет.

– Ваши слова, сказанные недавно в защиту российского «антигейского» закона, сейчас муссируют все толерантные западные СМИ...

– Я не вижу смысла всего этого раздутого скандала, коим он даже не является, потому что я лишь неправильно построила предложение, когда говорила на английском языке. Суть была такая, и меня все поняли: первое, я поддержала закон о запрете пропаганды гомосексуализма в России, и второе, я сказала, что спортсмены не должны вмешиваться в вопросы политики, так как мы выступаем на аренах, а политики занимаются другими вопросами. Просто когда спортсмены там устраивали (американский бегун Ник Симмондс посвятил серебряную медаль друзьям нетрадиционной ориентации, а несколько шведских атлеток покрасили ногти в радужные цвета), я сказала, что это неуважение к нашей стране и нашим гражданам. Видимо, кому-то надо было прицепиться к моим словам.

– Президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев, еще накануне чемпионата мира комментируя то, что вы возьмете паузу в карьере, заявил, что он может даже уступить вам свое место. На выборной основе, конечно. Что скажете?

– Я думаю, что он это сказал на эмоциях. Я слишком молода для этого, и у меня мало опыта. Но если он посчитает, что я достойна этого места и справлюсь с этой работой, то я бы подумала. А так, очень приятно, что он это сказал. Но все же, он пока на своем месте. Наша команда блестяще выступила на чемпионате мира. Мы первый раз с 1991 года победили Америку. Мы все ликовали! Наверное, это была самая главная наша победа. И я не вижу смысла что-то менять в нашей федерации.

– Зимой 2014-го вам предстоит очень большая общественная нагрузка – вы избраны мэром Олимпийской деревни в Сочи. Вы уже знаете, чем будете там заниматься?

– У меня как раз запланированы встречи по этому поводу в октябре. Это будет ответственная и почетная работа. Большой нагрузки, надеюсь, у меня не будет. Встретить членов Международного олимпийского комитета, наших руководителей, государственных деятелей с хлебом-солью, рассказать о деревне, накормить, развлечь… Но основное мое занятие – надо будет следить за спортсменами, чтобы им было комфортно. А так, я обязательно схожу на фигурное катание, хоккей, прыжки с трамплина и на биатлон.

– Как вы думаете, сможет кто-нибудь побить ваш мировой рекорд в помещении – 5,01, который вы установили прошлой зимой на Гран-при в Стокгольме?

– Это спорт, он непредсказуем. Каждый спортсмен может прыгать на своих домашних чемпионатах и получать рекордные цифры. Я это делаю только на международных соревнованиях, где это видят все. Это главный показатель того, на что способен спортсмен. Вот если кто-то так прыгнет, тогда да, я поверю в новый рекорд. Я тоже прыгнула на тренировке на групповых соревнованиях 5,11, когда у меня была третья попытка. Ее просто не зафиксировали. Но я же об этом не кричу. И это, наверное, одна из причин, почему я пока не хочу заканчивать карьеру, а просто беру небольшой отдых. У меня есть потенциал побить свой же рекорд.

– Как вы планируете отдохнуть после чемпионата? Куда поедете?

– Мне обязательно надо еще полететь на деловые встречи в Монако, а потом в Китай. Честно сказать, мне странно осознавать, что все, Лена, теперь можно отдыхать. Вчера вечером сидела дома, мне захотелось блинов – я их начала есть, а подсознательно спрашиваю у себя: «Что я делаю? Мне же нельзя!» А сегодня со страхом встала на весы. Ну все, думаю, килограмм точно прибавила. На самом деле, мне уже все можно, но голова не отпускает. Кстати, не поправилась я после блинов. Отдыхать буду, когда голова даст мне команду: «Лена, расслабься!»

– А где собираетесь жить: в Монако, Москве или, может, останетесь в Волгограде?

– Я думаю, что в Монако. Сюда, в Волгоград, я тоже буду приезжать, тренера проведывать, семью свою. У меня в Волгограде будет много обязательств, но жить хочу в Монако, в Москве. А Волгоград — это как родина, приезжать сюда всегда приятно.

– Что вам больше по душе – пассивный отдых или какой-то экстрим?

– Активный отдых – точно нет. Мне нужен берег моря или океана, песок, бунгало, пальмы, гамак... и все! Поддерживать форму, конечно, буду, так как все мышцы сами потребуют нагрузки. Потом начну снова приходить на стадион, бегать и разминаться. Шесты доставать не буду – если только на них посмотреть, почистить от пыли. А сейчас мы с Евгением Васильевичем дурака валять будем на стадионе, пока наши парни-шестовики уедут на сборы в Португалию.

– Когда же «летающая принцесса», как вас называют, выйдет замуж и станет «королевой»? Вам еще не надоели вопросы о свадьбе?

– Немножко надоели, потому что это личная тема, но когда я соберусь замуж, естественно, об этом сразу все узнают.

– Елена, вы невероятно искренний человек. Часто приходится «получать» за это?

– Конечно! За правду нужно страдать и бороться. Ну, получу пару-тройку раз по башке, но своего мнения не изменю. Зато в глаза людям будет смотреть не стыдно.

 

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!