Алексей Васин, директор музея-заповедника «Сталинградская битва»: «Для павших за родину не бывает почестей первого или второго эшелонов»

Поделиться

Все новости

Кому выгоден скандал с захоронением останков павших солдат и офицеров на мемориальном кладбище в Россошках? Окажется ли по силам владение ЦУМом Волгоградскому областному краеведческому музею, а также когда закончится ремонт на Мамаевом кургане и в музее-панораме «Сталинградская битва»? На эти и другие вопросы V1.ru ответил директор музея-заповедника «Сталинградская битва» Алексей Васин.

– Алексей Викторович, вы вновь избраны председателем Волгоградского регионального отделения Российского военно-исторического общества. Так ли необходимо это общество Волгограду, учитывая, что и так постоянно говорится о патриотическом воспитании и героическом прошлом города?

– Основная задача РВИО – нести пользу своей стране. Многое размылось в нашей памяти, было подвергнуто ревизии. Некоторые события погребены под нафталином времени. Все это требует, на мой взгляд, пристального внимания с нашей стороны. И мы сообща делаем эту важную работу.

Более чем достойно выступило волгоградское отделение РВИО с проектом, посвященным столетию со дня начала Первой мировой войны. Хотя это было ой как непросто. Пришлось ломать стереотипы, сложившиеся в нашем обществе. Да, Волгоград – героический город. Он буквально канонизирован Сталинградской битвой. Но у Волгограда было еще очень много достойных событий, которые неправильно перечеркивать и забывать. Еще на первом учредительном собрании РВИО в Москве Владимир Мединский сказал: «Зачем мы создаем Российское военно-историческое общество? Да чтобы помнили!» Вот именно в этом и состоит наша миссия. И, как мне кажется, в волгоградском отделении стала хорошо получаться абсолютно живая работа, что самое главное, высоко оцененная жителями Волгограда и Волгоградской области. Проведено более ста мероприятий, ни одно из которых нельзя назвать формальным. Слова благодарности мы получаем и из многих регионов России. Только на днях мы получили прекрасное письмо от губернатора Севастополя, куда мы организовывали поездку волгоградских школьников. Но, главное, результат мы увидели в глазах детей, и это очень много для нас всех значит.

В Волгоградском отделении сегодня числится только 79 членов, и далеко не все заявки на вступление мы удовлетворяем. У нас изначально стоит задача – не допустить зашлаковывания. Есть люди, мигрирующие из одного общества в другое, с одной партии – в другую. В результате образовывается колоссальный балласт. Поэтому мы не допустим паразитирования и не гонимся за лавинообразной массовостью. Кстати, Императорское военно-историческое общество насчитывало по всей России всего 2600 человек. Да, это была небольшая организация. Но это были люди, действительно глубоко влюбленные в свое дело. Наш председатель Владимир Мединский говорит: «Пусть это будет пять человек, но они будут с честью носить значок, знать, что они члены Российского военно-исторического общества и понимать свою миссию». Нам дорог мир нашего общества. Я благодарен всем, кто помогает, кого не пугают мои звонки с просьбами поддержать мероприятие в выходной день, приехать, поучаствовать, помочь, в том числе и грубым, физическим трудом. Отрадно, что к нам идут, что общество растет, и на самом деле хорошо, что мы очень серьезно думаем над его качественным составом.

– В июне в Волгограде группой поисковиков был инициирован скандал с перезахоронением останков почти тысячи человек из братской могилы на улице Репина в Краснооктябрьском районе на мемориальном кладбище в Россошках, а не на Мамаевом кургане.

– У меня сложилось ощущение абсолютной искусственности вопроса. И непорядочности тех, кто зачем-то захотел устроить скандал на этом богоугодном деле. Я не вижу здесь никакой скандальной подоплеки, особенно когда мы говорим о захоронении погибших за нашу страну. Никаким интригам в таких случаях вообще не должно быть места.

Наша основная задача – это воздать должные почести павшим героям и достойно проводить их в последний путь. Здесь нет и не может быть никакой градации: почести первого эшелона или второго. Поймите, нельзя в таких случаях скатываться до уровня местечкового муниципального кладбища. Вот здесь – блатное место, а вот здесь – уже не блатное. Вот здесь круто, а здесь не круто. Извините, но здесь совершенно другая история. Если у кого-то возникли какие-то личные суждения, то их надо было спокойно обсудить и найти возможные пути решения. Совместить возможности и желания.

Я вижу всего две причины, по которым захоронение в этот раз прошло не на Мамаевом кургане. Существуют очень жесткие рамки по подготовке документации. Мамаев курган является особо охраняемым объектом культурного наследия. Все проводимые на нем работы, и в первую очередь земляные, должны быть обоснованы и согласованы с Департаментом охраны культурного наследия Министерства культуры Российской Федерации. Для этого требуется некоторый перечень документов. Небольшой, на самом деле, перечень. Но он не был подготовлен. Ни теми, кто проводил поисковые работы и извлекал останки. Ни теми, кто брался за организацию перезахоронения. И вторая причина – уж очень поджимали сроки. Все-таки хотелось провести перезахоронение 22 июня, в общепринятый День памяти и скорби.

Поэтому пошли по вполне нормальному, достойному пути. Не стали еще дольше держать останки в мешках, на базах, в боксах и в гаражах, где они, собственно, и хранились. 22 июня их предали земле со всеми положенными почестями. А вот надувать эту ситуацию и говорить какие-то острые и подчас неумные слова мне не кажется достойным людей, которые прикасаются к останкам погибших. Вот и все.

– За последние несколько лет Мамаев курган и музей-панорама «Сталинградская битва» находятся в состоянии перманентного капитального ремонта. Чем вызвана столь глобальная реконструкция мемориального комплекса и наступит ли тот момент, когда мы сможем увидеть его без строительных работ и ограждений?

– Когда я только пришел, порядка 70% музея-панорамы было увешано табличками «Опасно для жизни», «Не ходить», «Осторожно» и так далее. Это было совсем недавно. Такой масштаб ремонтно-восстановительных работ впервые выполнен в музее-заповеднике «Сталинградская битва». Большие реставрационные работы уже прошли на Мамаевом кургане. Приведена в соответствие с изначальным замыслом Евгения Вучетича и отреставрирована чаша бассейна. Устранено подтекание воды, в том числе и под окружающие скульптурные группы. Отреставрирована подпорная стена. Проведены колоссально тяжелые гидроизоляционные работы вокруг зала воинской славы. Терпеть он больше уже не мог: осыпались мозаичное покрытие и штукатурка, грибок «пошел» по подсобным помещениям. Зал просто рушился. Полностью заменена кровля, тоже допускавшая массированное затекание воды. Ведутся активные работы по подсветке мемориала. Уже выполнена подсветка на серпантине, в зале воинской славы и скульптурных группах. Сейчас ведется установка и монтаж чугунных триумфальных световых опор с надписью «Сталинград», которые соответствуют духу времени создания мемориала. Всего и не перечислишь. Но мне бы хотелось это считать лишь начальным этапом, так как выполненные работы больше относятся к категории антиаварийных. Увы, но отсутствие глобальных реставраций со дня создания мемориального комплекса спровоцировало очень тяжелые процессы во многих его компонентах. Я не назову их необратимыми. Но уровень разрушений и разного рода деформаций, преследующих памятник-ансамбль, очень высок.

Заложен серьезный задел на будущее, и уже проведено очень много проектных работ. У нас сегодня фактически готовы проекты по реставрации почти трех десятков скульптурных групп, которые находятся на Мамаевом кургане, и проект по замене канатной арматуры внутри главного монумента. Закрыли для прохода пешеходный мост около музея-панорамы, который долгое время находится в аварийном состоянии, и сейчас мы готовим документы по его демонтажу, кстати, за счет собственных средств музея. Надо срочно ремонтировать «Штык», выложенный уже выслужившей три срока плиткой-ракушечником. Нужно приводить в порядок подпорную стену и чашу технического бассейна на нижней террасе под музеем-панорамой. Проект по бассейну уже готов, но в силу финансовой емкости его реализация, к сожалению, отложена. Так что останавливаться мы не планируем. И так простояли уже слишком долго.

– Одной из революционных новинок в экспозиции музея-панорамы «Сталинградская битва» стала введенная в действие мультимедийная экспозиция. Не стоит ли ожидать, что «цифровые» новинки затмят собой основные экспонаты музея?

– Мы очень хорошо попали с интерактивной частью экспозиции в целевую аудиторию. В первую очередь она была рассчитана на подрастающее поколение, на молодежь. Я давно об этом говорил: нужно научиться разговаривать с детьми и молодежью на их языке и предъявить то, что сегодня ими востребовано. Но при этом я – консерватор. Все эти интерактивные штуки очень быстро развиваются, и то, что сегодня для нас – триумф, а именно так я характеризую создание мультимедийной экспозиции, уже через пару-тройку лет будет устаревшим и оттого не так привлекательным. Через десять лет это уже будет своего рода бронтозавром.

Основой для посетителей нашего музея всегда будут реальные экспонаты, реальные свидетели войны, те предметы, которые видели заледенелые окопы Сталинграда и испепеляющую жару бомбардировки 23 августа. Мультимедийная экспозиция – это яркое оформление, некая огранка того алмаза, которым является музей. Мы совершенно не собираемся останавливаться, напротив, уже в ближайшее время мы планируем подобным же образом обработать и вторую часть большого макета Сталинграда – заводские районы севера города. Над макетом сейчас идет работа. Не скрою, это не дешево, но те аплодисменты, которые мы слышим практически ежедневно от наших посетителей, – яркое подтверждение обоснованности затрат на обновление экспозиции.

– Не так давно администрация Волгоградской области заявила о передаче здания Центрального универмага в ведение Волгоградского областного краеведческого музея. Как вы относитесь к перспективам ЦУМа, учитывая его новый статус?

– К сожалению, сейчас ЦУМ – это многострадальный объект, который, учитывая его местоположение и историю, должен был стать самым успешным и счастливым в этом городе. В результате всех тянущихся годами войн за собственность мы имеем руины взамен процветающего ЦУМа. Нужно было мощное и энергичное решение.

Одним из вариантов такого решения было предложение Росимущества передать ЦУМ музею-заповеднику «Сталинградская битва». Но на тот момент ресурсов для содержания такого этого здания у музея-заповедника не было. Министерство культуры России не гарантировало нам тогда финансовой помощи, а стать владельцем столь важного, но непосильного объекта мы не могли. По поводу судьбы Центрального универмага сформировалось свое мнение и в администрации Волгоградской области, к которому мы относимся с уважением. Универмаг – это целостный комплекс, и по закону он может эксплуатироваться только у одного балансодержателя. Поэтому нам было предложено отказаться от бессрочной аренды подвальных помещений у Росимущества и заключить договор безвозмездной аренды уже с новым балансодержателем – администрацией Волгоградской области. Что мы и сделали.

Фактически для нас в ситуации с ЦУМом ничего не изменилось. Мы с нетерпением ждем, когда в нем появится хозяин, чтобы вести продуктивный разговор по поводу дальнейшей жизни. «Память» и ЦУМ – единый комплекс с едиными коммуникациями, которые невозможно взять и разорвать. Мы и так уже перешли на автономное отопление и решили задачу с обеспечением водой. Невозможно было ждать, так как посетители и сотрудники мерзли, а сохранность экспонатов находилась под угрозой.

Что же касается передачи ЦУМа Волгоградскому областному краеведческому музею, то я не вижу в этом ничего плохого. У краеведческого музея есть дорогущие и уникальные коллекции, которые никогда не видели не только гости города, но и мы с вами. Конечно, такие площади были бы очень полезны музею, но для этого потребуется много денег. С другой стороны, тут должна быть хорошей работа музейного менеджмента. Если музею будет дано право самому распоряжаться площадями, то можно найти правильные возможности интегрированного использования этого ресурса. В том числе и сдачу площадей в аренду. Почему бы и нет. Зачем все время ждать рыбку, если уже вам дана прекрасная удочка? Пусть часть ЦУМа используется под музейные площади и под музейные потребности, а часть приносит доход. Это нормально и вполне оправданно в современной экономической ситуации. Но каким путем пойдет администрация Волгоградской области и комитет по культуре в лице краеведческого музея – пока неизвестно. На мой взгляд, бояться больше ничего не надо. Самое худшее уже произошло – ЦУМ разрушается.

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (8442) 59-59-16