10 декабря вторник
СЕЙЧАС +1°С

«Они с декабря заминают уголовное дело»: в Волгоградской области пациентку убил укол анестезиолога

Женщина умерла от анафилактического шока в Городищенской ЦРБ

Поделиться

В декабре прошлого года в центральной больнице Городищенского района Волгоградской области умерла 44-летняя пациентка. Женщина легла на плановую операцию по удалению грыжи, а погибла совсем от другого. Врачи больницы, говорит муж умершей женщины, сделали ей эпидуральную анестезию, чтобы избавить от запора. У пациентки развился анафилактический шок, в результате которого ее не стало. Вдовец заявляет, что в следственном отделе в Городище пытаются замять скандал. С декабря в уголовном деле не появилось обвиняемых.

Причиной смерти супруги Гурген Восканян считает самоуправство врачей

Причиной смерти супруги Гурген Восканян считает самоуправство врачей

44-летняя пациентка Городищенской ЦРБ Кнарик Григорян умерла на десятый день лечения. Её супругу Гургену Восканяну пришлось записаться на приём к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. В понедельник волгоградец провёл больше часа на приёме у начальника регионального управления Михаила Музраева. По мнению Гургена Восканяна и его адвоката, врач вместе с анестезиологом допустили множество нарушений во время лечения женщины. В результате сиротой остался 12-летний мальчик. 

«Я не давал разрешения на эпидуралку» 

«Я не давал разрешения на эпидуралку» 

— Лечение изначально было назначено неправильно, и в этом еще предстоит разобраться, — говорит адвокат потерпевшего Наталья Синявская. — Грубым и роковым нарушением закона было проведение операции без информационного согласия пациента. Кроме того, эпидуральную анестезию проводили в антисанитарных условиях прямо в палате, а не в операционном отделении. Анестезиолог пропустил тот момент, когда пациентке стало плохо. Кроме того, лечащий врач не учёл того факта, что у нее был хронический бронхит. Было необходимо применить препараты, поддерживающие дыхательную функцию. 

По словам Гургена, перед тем, как его супруга впала в кому, он общался с анестезиологом в первой смене. 

— Он подошел ко мне и предложил сделать анестезию, чтобы она могла сходить в туалет. Я сказал: «Категорически нет. Есть масса других способов избавить человека от запора». Он поднял руки и сказал, мне что не будет ничего делать. Я не давал письменного согласия на эпидуралку.

После этого разговора, говорит Гурген, он поехал домой, чтобы встретить сына из школы и сварить для жены бульон. Решил из дома позвонить Кнарик, спросить, что еще надо. 

Гургену в приемной СУ СК РФ сказали, что приходится часто рассматривать подобные обращения

Гургену в приемной СУ СК РФ сказали, что приходится часто рассматривать подобные обращения

— Позвонил раз, два, три, она не брала трубку. Потом ее телефон отключили. В нашей семье такого не может быть. Куда бы мы ни шли, телефоны всегда держим при себе. Я сказал сыну поскорей собираться, и мы поехали в больницу. Когда вошел в палату, жены там не оказалось. Соседка по палате сказала, что пришел анестезиолог, сделал один укол, потом второй, и Кнарик стало тут же плохо. При этом, как потом выяснилось, врачи видели, что ей нехорошо, но не провели вовремя реанимационных действий. Она впала в кому, развился отек мозга, и на седбмой день она умерла в реанимации. 

Крепкий мужчина не может сдержать слез, вспоминая, как увидел свою супругу в реанимации. Несколько дней он не отходил от нее и ночевал рядом с ней. Потом он смог увидеть ее уже только на похоронах. 

— Мы хотим, чтобы виновные были привлечены к ответственности, — настаивает адвокат Гургена. — Но до сих пор не можем понять, почему так долго не проводилась проверка, и на чьей стороне следствие.

Врач, по мнению вдовца Гургена Восканяна, пренебрег важными правилами, несмотря на 28-летний опыт работы.

— На очной ставке он заявил, что моя жена дала устное согласие на анестезию, хотя по закону должно быть письменное. Я трижды спрашивал анестезиолога, предупреждал ли он мою жену о возможном смертельном исходе, он ответил, что нет. Он предупредил ее о боли и плохом сне, а о смерти, по его словам, говорить не стал, чтобы не травмировать психику. 

12-летний Геворг до сих пор не верит, что мамы больше нет

12-летний Геворг до сих пор не верит, что мамы больше нет

Гурген настаивает — своим поступком врачи нанесли глубокую душевную травму его сыну. 12-летний Геворг после смерти мамы стал частым гостем психиатров. Ребенок кричит во сне, стал плохо учиться в школе.

— У Геворга резко снизилась успеваемость в школе. До того, как он узнал, что мамы больше нет, был одним из самых способных учеников в классе. Одноклассники постоянно ему звонили и расспрашивали про школьные задания. Сейчас дела с учёбой обстоят неважно, мы ходим по психиатрам и врачам. У сына теперь часто подскакивает давление, и болит голова.

Отец с сыном никак не могут прийти в себя после трагедии 

Отец с сыном никак не могут прийти в себя после трагедии 

В следственном управлении СК России по Волгоградской области Гургену и его адвокату сообщили, что расследование уголовного дела вовсе не отложено в дальний ящик. В ближайшее время будет готова экспертиза. 

— Расследуется уголовное дело по факту ненадлежащего оказания медицинской помощи врачами «Городищенской ЦРБ», — сообщили в ответ на обращение V1.ru в следственном управлении. — В настоящее время назначена экспертиза, по итогам которой будет дана правовая оценка действиям медперсонала.

Безутешный Гурген заявляет, что не остановится и поедет в Москву.

— Я записывался на прием к Бастрыкину, но мне трижды переносили прием. Последний раз сказали, что меня примут в сентябре. Точную дату пока не называют, но я буду звонить, я уверен, что точно туда попаду и добьюсь, чтобы виновные ответили за смерть моей Кнарик.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Маршрутчик
20 авг 2018 в 20:43

Зачем этот бред читать?

Маршрутчик
21 авг 2018 в 00:12

Оба пузатые.

Фото пользователя
21 авг 2018 в 07:42

Прежде всего, соболезнования семье.

Но извините, а с какой вообще стати анестезиолог, или любой другой врач, должен был спрашивать какого-то разрешения не у пациентки, а у ее супруга? Разве Кнарик Григорян была признана недееспособной? Ведь нет же, правда? Не знаю, что там натворил анестезиолог - очень может быть (если судить по прочитанному) там действительно имела место врачебная ошибка, а не только бюрократическая погрешность в виде отсутствия подписи больной на бланке, - экспертиза разберется. Но когда взрослый мужчина всерьез заявляет, что он, мол, не давал письменного разрешения на процедуру, которую собирались делать не ему, или его ребенку, а такой же взрослой, самостоятельной и дееспособной женщине - впечатление возникает очень странное. Мы не там живем, где женщина становится собственностью своего мужа, и только он может решать, что ей нужно, а что нет.