Истории

«Болезнь прожгла дыры во мне и моей жизни»: три истории волгоградцев, больных туберкулёзом

V1.ru пообщался с тремя волгоградцами, услышавшими страшный диазноз «туберкулез»

Поделиться

Все новости

Я безумно благодарен родным. Они не отвернулись от меня. Не бросили

Фото: Павел Мирошкин

Герои материала V1.ru — абсолютно благополучные молодые люди, которые строили семьи, карьеру, жили и работали. Пока, как гром среди ясного неба, не прогремел диагноз: «У вас туберкулёз». Как сложилась их жизнь дальше? И есть ли вообще шанс на нормальную жизнь после этой болезни?

Алексей, предприниматель, 31 год

Я заболел два года назад. При этом, как наши врачи говорят, я не человек с низкой социальной ответственностью. У меня свой бизнес по ремонту техники, семья, маленький сын. В тот год всё навалилось как-то одновременно: у меня только-только сын родился и тут же умер дед. Я не знал, радоваться первому или горевать по второму, сердце щемило от тоски по деду, а жизнь заставляла радоваться появлению сына. От всех этих переживаний я стал очень нервным, измотанным. Потом не заметил, как простыл. Лечился чем придётся: чай с мёдом и малиной и какие-то леденцы для горла.

Начал кашлять, к этому прибавлялись бессонные ночи с малышом и похороны деда. Кашель усилился, я пошёл к врачу — меня отправили на флюорографию, я пришел на процедуру, и там меня ждала километровая очередь. Естественно, я тут же передумал и ушёл. Через какое-то время я уже начал сильно худеть, появилась сильная слабость. Жена не смогла на это смотреть: пинками выгнала в больницу. Там я всё же прошел флюорографию, и мне поставили диагноз «пневмония». Отправили к другому врачу, там посмотрели меня и сказали — вы не наш клиент. Я тогда молился — только бы не рак. От пневмонии и туберкулёза, я считаю, вылечиться можно, но от рака — нет. Врачи посмотрели и сказали — у вас, похоже, туберкулёз. Я, честно говоря, был в шоке и с таким скепсисом отнёсся к этому заявлению. У меня туберкулёз?! Да вы совсем там с ума сошли, похоже, подумал я тогда.

Пришёл в платную клинику — мне ещё раз сделали проверку. Диагноз подтвердился. Ещё как. С этими снимками и заключениями я отправился в тубдиспансер. Оттуда меня снова направили на флюорографию — в поликлинике меня снимали со всех сторон. Два часа со мной врач возилась, не показала пренебрежения к моей болячке. Спокойно надела маску и начала осмотр.

Я не верил, что мог заразиться болезнью опустившихся людей

Фото: Павел Мирошкин

Первая мысль была действительно — да не может этого быть! Вторая — а вдруг я сына заразил?! За родных очень боялся. Все они за это время по два раза в год проверяются. Но, слава Богу, обошлось.

Потом мне поставили открытую форму болезни. Я сразу сообщил всем, с кем контактировал в тот период: им тоже нужно было провериться.

После всех анализов, беготни я переехал в диспансер. Это был ад. Меня лечили непонятно чем, кормили непонятно чем. Я гнил заживо, а меня лечили не тем лекарством. Понимаете? Спасибо родным, они не отвернулись от меня. Не бросили. Жена приезжала по мере возможностей, издалека показывала сына. Видеть близких, любимых и не иметь возможности к ним прикоснуться, обнять их, потискать сына — это меня убивало ещё сильнее.

Но пришлось научиться жить в тубдиспансере. Вы не представляете, как это. Диспансер — это отдельный мир, отдельная страна. Здесь всё с ног на голову переворачивается. Здесь люди пытаются жить, общаться. У нас также есть Новый год, день рождения, мы стараемся отмечать эти праздники. Ходим гулять, читаем, развлекаемся, как можем, как-то в хорошую погоду и на шашлыки выбирались.

Первое время мне было жутко от того, как громко и близко здесь ходит смерть. Каждое утро мы просыпались от звуков подъезжающей машины, от топота врачей, от звуков заталкиваемых в машину носилок с изъеденным туберкулёзом телом.

Сейчас я почти здоров, я выдыхаю стерильный воздух. Но болезнь в прямом и переносном смысле прожгла во мне дыры. Дыры в легких и дыры в сердце.

Богдан, психолог, 29 лет

Поселилась туберкулёзная палочка во мне полгода назад. Хотя нет. Поселилась она в моём организме, может быть, давно, но проросла и прописалась шесть месяцев назад. Все болезни начинаются с головы, это точно. Полгода назад на меня навалилось много проблем, с работой не ладилось. Я, как загнанный зверь, гнался за заработком. Всё хотел денег побольше заработать.

Богдан родился в Карабахе, пережил войну. Сейчас ему приходится вести новую борьбу — внутри своего организма

Фото: Павел Мирошкин

Я напрочь забыл о своём здоровье, простыл, но продолжал пахать. У меня поднялась высокая температура, сбить которую никак не получалось. Пришлось вызвать скорую. А дальше, как в кино: флюорография — снимок, диагноз «туберкулёз», насмешка — вы серьёзно?

Только потом не смешно было. У меня два младших брата и мама, которые меня выхаживали до постановки диагноза. Мама при страшном слове «туберкулёз» побледнела, мысленно успела похоронить меня даже. Первая неделя была самой страшной. Мне пришлось успокаивать маму даже больше, чем себя. Ожидание результатов анализов братьев изматывало и заставляло нервничать ещё больше.

В нашем случае всё обошлось, но бывает и иначе. Я настроил себя, что моя болезнь — это испытание. Как я поведу себя и как я к нему отнесусь, так и пройдёт процесс лечения. За полгода моей болезни я всё забетонировал внутри. Сейчас у меня лёгкие практически чисты. Но первое время у меня была открытая форма... И понимаете, с постановкой диагноза у нас не появляется личных автомобилей, отдельных апартаментов. Мы остаёмся всё теми же, порой бедняками, без заработка, а ещё и с тратами на лечение. Мы ездим на общественном транспорте, ходим в обычные магазины.

Больные с открытой формой часто ходят в близлежащие магазины. А потом мы удивляемся, что болезнь совсем рядом...

Фото: Павел Мирошкин

Рядом с нашим диспансером несколько магазинов сетевых, все мы туда ходим. Чтобы поправиться, мы должны хорошо питаться. Но то, чем нас кормят в больнице, страшно даже свиньям давать. Чтобы не погибнуть от голода, приходится выходить за едой. Поэтому будьте осторожны: если есть возможность, лучше вообще в магазины близ тубдиспансеров не ходить. 

В нашем диспансере адские условия содержания. Но врачи там замечательные. Они настоящие люди, работают там за копейки и при этом ни разу ни от кого не отвернулись. Люди, с которыми мне пришлось лежать в больнице, были на грани депрессии. Я говорил с ними, успокаивал, старался помочь словами: направить их размышления в положительное, позитивное русло. Сейчас заведующие зовут меня к себе, психологическая поддержка в этом деле оказалась очень важна. 

Не все в диспансере, как я, скажем так, социально ответственны. Есть и те, кому наплевать не просто на чужую, но и на свою жизнь. Эти люди приходят в больницу на осень и зиму — погреться. А потом сбегают и категорически отказываются от лечения. Они в больнице устраивают пьянки, наркоманят. Таких людей ничто не спасет. К сожалению, мы боремся за свою жизнь, а кто-то её сознательно губит. Больше всего в этой ситуации мне жаль врачей, они вынуждены лечить и тех, и других.

Дмитрий, ведущий мероприятий, 25 лет

Болезнь пришла ко мне в этом году, весной. Заразиться я мог и пять, и десять лет назад, а заболел сейчас. Не пью, не курю, матом не ругаюсь, в целом я, как говорят, очень хороший мальчик. Веду здоровый образ жизни. Единственная беда — нервы, проблемы в личной жизни, на работе стычки с начальством. Да и сама профессия, работать каждый раз в новом коллективе — большой стресс. Видимо, иммунитет не справился и дал сбой. Полгода я уже лечусь от туберкулёза, у меня поражено левое лёгкое.

«Вы с ума сошли?! У меня не может быть туберкулёза!»

Фото: Павел Мирошкин

Когда мне назвали диагноз, я не поверил. Никаких симптомов вроде кашля, ночного пота не было. Я даже сходил в платную клинику и там сделал флюорографию. Мне подтвердили подозрение на туберкулез. Удивлению не было предела. Ребят, вы что-то напутали, точно!

При поступлении сдаются разные анализы. Есть тот, который делается один-два дня, а есть анализы, которые делаются один-три месяца. Это всё для выявления палочки Коха. Это ожидание изматывало и высасывало силы даже больше, чем сама болезнь.

Под микроскопом всегда были отрицательные анализы. Но лечить меня начали. Где-то месяц не приходило осознание, что болею. Таблетки я начал пить, они обычно оказывают очень сильное влияние на организм. Но мне повезло, и побочных эффектов не было. Кстати, в диспансер меня не определили, не знаю почему... Может быть, мест не было. Увидев, какие там люди лежат, была мысль, что кладут тяжелобольных пациентов, поэтому я не расстроился.

Спустя месяц-два пришел анализ посева, вот там и был положительный анализ. Плюс ко всему я ещё и открытой формой был болен. Просто выделение палочки было скудное. К тому же было уже много пропито противотуберкулёзных препаратов. Следовательно, шанс заразиться от меня был минимальный. Но родителей я всё же потащил проверяться. Слава Богу, они не заразились. Через шесть месяцев снова сделали флюорографию, тьфу-тьфу, также всё хорошо.

Болезнь дала мне возможность увидеть жизнь под другим углом

Фото: Павел Мирошкин

Где-то первые два месяца мне казалось, что болезнь — это наказание за какие-то грехи. А дальше пришло осознание, что это награда. Это признание может показаться глупым, но я серьёзно. Не знаю, как вам это объяснить. Я получил возможность увидеть мир под другим углом, его изнанку, может быть. Других людей, другую жизнь. Переосмыслил самого себя.

Самое страшное в этой болезни — это состояние нашего областного здравоохранения. Больницы похожи на хлев для животных. Еда практически такая же. Лекарств не хватает. Аналогов нет, прерывание лечения может вызвать устойчивость к препаратам, приходится подбирать новые. Времени тратится много, оно неуловимо быстро от нас уходит. Лечение затягивается, выздоровление осложняется.

Я не отчаиваюсь, ведь если звёзды зажигают, это кому-нибудь нужно… Так и я заболел, потому что так было нужно. Урок усвоен. Ошибок больше не будет. Я очень хочу в это верить.

Врачи уверяют: туберкулёз излечим! 

Преподаватель, заведующий кафедрой фтизиопульмонологии ВолгГМУ Ольга Барканова уверена, что одна из главных проблем туберкулёза — заблуждения по поводу этой болезни:

— Туберкулёз — это инфекционное заболевание, и оно излечимо! Это важно понять всем тем, кто столкнулся с этой болезнью. Заразиться туберкулезом можно где угодно: в общественном транспорте, в кинотеатрах, магазинах. Основным источником инфекции являются больные туберкулезом люди, выделяющие микобактерии туберкулёза, и животные.

Врачи настаивают — необходимо проверяться, раз в год проходить флюорографию. Чем раньше диагностировать болезнь, тем больше шансов быстрее поправиться

Фото: Алексей Волхонский

Каждый больной туберкулезом заражает в среднем от 10 до 15 человек в год. Туберкулезом инфицированы два миллиарда человек — треть населения нашей планеты, но не все люди заболевают. В первую очередь это зависит от иммунитета: чем сильнее иммунитет, тем сложнее заболеть. Особенно подвержены риску дети раннего возраста, подростки и пожилые люди. Стрессовые состояния, частые депрессии, алкоголизм ведут к ослаблению противотуберкулезного иммунитета. Поэтому туберкулез тоже можно назвать болезнью, зависящей от образа жизни человека.

Однозначно необходимо и проводить вакцинацию БЦЖ, и делать иммунодиагностику. Если говорить о вакцинации БЦЖ, то, согласно Национальному календарю профилактических прививок, в РФ все новорожденные (если нет противопоказаний) должны прививаться на 3–7-е сутки. Ревакцинация проводится перед школой в 6–7 лет. Родителям следует помнить, что, вакцинируя детей, они защищают их от основных форм туберкулеза, менингитов и осложнений туберкулеза, которые могут развиться.

Каждый больной туберкулезом заражает в среднем от 10 до 15 человек в год

Что касается пробы Манту и диаскинтеста — это не прививки! Эти методы исследования проводятся для выявления лиц с латентной туберкулезной инфекцией и больных туберкулезом. В настоящее время появилась альтернатива данным методам (квантифероновый тест и T-Spot). Для их выполнения необходимо просто провести забор крови пациента.

Важно помнить, что чем раньше выявить заболевание, тем легче его вылечить. Еще раз хочу подчеркнуть: туберкулёз излечим, но для этого следует строго соблюдать все рекомендации врачей. Главное — ежегодно проходить профилактическое обследование, чтобы не пропустить начало заболевания. Туберкулёз имеет множество модификаций, чем запущеннее он, тем сложнее его вылечить. А если лечить эту болезнь нерегулярно, ситуация осложняется ещё и тем, что бактерии становятся устойчивы к медикаментам. Но подчеркиваю, туберкулёзом может заболеть любой: от человека без определенного места жительства (бомжа) до бизнесмена, депутата и даже губернатора.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (442) 59-59-16