25 июня вторник
СЕЙЧАС +29°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще!

    Друзья, это случилось — мы убрали бесячие капчи, картинки, без которых нельзя было оставить комментарий. Теперь просто пишете свое мнение и сразу отправляете его! Давайте общаться!

    6 мая 2019

    Напишите журналисту

    Теперь можно посмотреть подробности об авторах материалов — подписи под статьями стали кликабельны.

    У каждого из наших авторов указана личная почта — пишите напрямую журналисту, которому доверяете! 

    10 апреля 2019

    В мобильную версию добавили кнопку с комментариями

    Дорогие читатели! Теперь оставлять комментарии на V1.RU в мобильной версии стало удобнее. Внизу каждого материала появилась закрепленная синяя кнопка с комментариями. Чтобы добавить свой отзыв, просто нажмите на карандаш. Чтобы прочесть имеющиеся, жмите кнопку «Все комментарии».

    Еще

«Я видел, как все разворовали»: в Волгограде проходит заседание по делу о взрыве на Университетском

V1.ru ведет онлайн-трансляцию из суда

Поделиться

Разбирательство идет с августа, заседания не раз переносились

В Волгограде сегодня, спустя полтора года после взрыва в жилом доме на проспекте Университетском, прошло судебное заседание по уголовному делу. Перед судом предстали Юрий и Юраслав Бабаян, а также Владимир Лексункин, которых обвиняют в незаконной врезке, в результате которой произошла трагедия. 

V1.ru провел онлайн-трансляцию с заседания. Сегодня слушали пострадавших в результате взрыва жильцов дома. По словам волгоградцев, им до сих пор не выплатили компенсации материального ущерба, бизнесмены понесли многомиллионные убытки. Причиной взрыва, считают горожане, стали неправильные действия газовиков.

Все подробности в этом материале.

Юраслав Бабаян, являясь владельцем торгового павильона «Сазан Карпыч» в мае прошлого года нанял бригаду для проведения незаконного подключения торговой точки, расположенной в непосредственной близости от дома № 60 по проспекту Университетскому, к водопроводным сетям. Такими были первые выводы следствия. В ходе выполнения работ была повреждена газовая труба, в связи с чем возглавлявший бригаду рабочих Владимир Лексункин вызвал аварийно-спасательную бригаду АО «Волгоградгоргаз», которая устранила утечку газа путем его отключения, после чего начались восстановительные работы.

В результате данных работ и произошел взрыв бытового газа. Взрывной волной был полностью разрушен третий подъезд четырехэтажного дома. В результате происшествия погибли четыре человека — двое мужчин, девушка и пенсионерка. 10 человек получили травмы различной степени тяжести.

Следователи СУ СК РФ по Волгоградской области сразу же возбудили уголовное дело по статье «Оказание услуг и выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие гибель более двух лиц». 39-летний владелец торгового павильона «Сазан Карпыч» Юраслав Бабаян, его 80-летний отец Юрий Бабаян и непосредственно делавший незаконную врезку 45-летний Владимир Лексункин были арестованы. Сами они себя виновными не признавали, возлагая вину на сотрудников «Волгоградгоргаза».

Суды по этому уголовному делу не раз переносились. Сегодня пройдет первое заседание. 

Заседание по уголовному делу о взрыве на проспекте Университетском назначено на 14:00 в Советском районном суде Волгограда. Корреспонденты V1.ru запросили разрешение на проведение фото- и видеосъемки.

Пока в суде ничего существенного не происходит. Там только что закончился обед.

Сразу же после взрыва 16 мая прошлого года корреспонденты V1.ru отправились на место происшествия и вели оттуда онлайн-трансляцию. Как это было поминутно — в нашем материале. 

Сейчас пострадавшие пытаются уместиться в небольшом зале заседаний Советского районного суда. Сегодня на разбирательство нашумевшего дела пришли около двух десятков волгоградцев, потерявших в результате взрыва жилье. В зал вносят скамейку, чтобы разместить всех желающих. Горожане говорят между собой: «Да тут все причастны, поголовно». 

Судья Жанна Коновалова ждет, когда все разместятся. 

— Не газовщики, а сказочники, — продолжают беседу пострадавшие.

У всех присутствующих собрали паспорта и, сделав отметки в протоколе заседаний, вернули обратно.

— Икону пополам разорвало, но обе половины сохранились, — вспоминают жильцы взорвавшегося дома.

Вот еще кадры с места происшествия: 

Все собравшиеся ждут опаздывающего адвоката.

— Он подъезжает! — говорит кто-то из зала. 

Судя по материалам дела, разбирательство началось ещё в августе, но заседания переносились по различным причинам.

Лексункина и Бабаяна-младшего ввели в зал и посадили в клетку. Еще один фигурант — Юрий Бабаян находится под домашним арестом и сидит на скамейке вместе со слушателями.

Юрий Бабаян находится под домашним арестом 

Журналистам разрешили снимать фото и видео в зале суда. Все участники процесса заявили, что скрывать от людей им совершенно нечего и одобрили просьбу прессы. Судья не возражала. 

К слушанию привлекли еще семь человек.

Юраслав Бабаян за эти полтора года заметно изменился. Мужчина сильно похудел. 

Приобщить заключение к материалам дела просит представитель Волгоградского института экономики, социологии и права, расположенного по адресу проспект Университетский, 64. Станислав Сидорский говорит, что руководством учебного заведения проведена самостоятельная экспертиза. Ущерб оценили в 138 тысяч рублей.

— Внутрь летели стекла от взрыва, — говорит представитель ВИЭСП. — Никого я обвинять не могу. Надеемся на объективность следствия. 

Результаты экспертизы приобщили к материалам дела.

Показания дает Владислав Тяпушкин.

— Я жил на четвертом этаже дома. Услышал взрыв, покинул дом самостоятельно. Со мной в квартире живут мать Татьяна, она была на работе. В квартире во время взрыва находилась моя 90-летняя бабушка и двоюродный брат. Покинули дом самостоятельно.

— Какой вам причинен ущерб? — спрашивает прокурор. — Его оценивали?

— Нет, никто ничего не оценивал. Сумму ущерба я не знаю.

Прокурор говорит, что квартира оценена в 2 миллиона 699 тысяч рублей и спрашивает, достаточно ли этого для компенсации. 

— Да, — отвечает мужчина.

Показания дает предпринимательница, арендовавшая помещение рядом с домом № 60: 

— Ровно в час мы хорошо стали ощущать запах. Подошли газовщики, они спокойно стояли и курили. Не мешали проходить. У меня помещение ИП рядом с взорвавшимся домом. Мы с супругом много помогали пострадавшим людям.

Женщина показывает благодарственное письмо за помощь пострадавшим. 

— Вечером мне стало плохо, и я была госпитализирована. Никакой компенсации я не получала. На мои снимки поврежденной руки никто не смотрел. Ущерб оценили в более 400 тысяч. 

Прокурор говорит, что ущерб женщине оценен в 50 667 рублей.

— Ко мне приходили, фотографировали, сказали, что получу более 400 тысяч, а в итоге ничего. С результатами экспертизы о 50 тысячах я не согласна. Сильный запах ощущался с 12:00. Взорвалось около 13:05. Я подумала, что теракт. Видела газовщика всего в крови. Его спасали. Минут через 10 были сотрудники МЧС. Помню все лица, кто был до взрыва. Когда спрашивала до взрыва газовщиков, что они делали, газовщики отвечали: «Все нормально».

По словам пострадавшей, с момента приезда газовиков до взрыва 16 мая 2017 года прошло около 30 минут. 

— Как делали газовщики замеры, я не видела, но простукивали подвал. Эвакуироваться не предлагали. Другие торговцы тоже начали собираться еще до взрыва. Было ощущение, что место выхода газа было и местом взрыва.

Слово дали обвиняемому Лексункину.

— Когда случился порыв, я распорядился огородить участок и вызвал газовиков. Они приехали минут через 20 после вызова. Участок огородили примерно в 12:10–12:15.

Свидетельница не смогла прояснить, кто огородил опасный участок. 

— Он копал что-что на машине похожей на трактор. Лицо хорошо помню. 

— Я ничего не копал, — ответил Лексункин. — Там ничего не копалось. У меня есть рабочая «Газель», и копать на ней нельзя. Никакого оборудования не переносилось. Копали позднее газовики возле дома.

Свидетельница и Лексункин закончили диалог словесной перепалкой.

— Был аппарат, прокалывающий грунт, — поясняет адвокат обвиняемых.

Свидетели утверждают уже из зала, что с 12:00 у одного из павильонов недалеко от дома стоял оранжевый трактор газовщиков. Все остаются при своих мнениях. 

Сейчас показания дает другая пострадавшая.

— Я была с детьми дома на втором этаже в 37-й квартире, — говорит Анна Николаева. — Младшему на тот момент было всего два с половиной месяца, старшему — четыре года. С 11 часов появился в доме запах газа. Я проверила колонку и на всякий случай перекрыла газ. Выглянула в окно. Там стояли обычные люди, газовщиков не было. Ближе к 12 запах усилился. У подъезда уже стояли уазик и четыре газовщика. Они сказали, что утечка газа, и велели проветривать. Смеялись. Никто никаких замеров не делал. Я позвонила мужу на работу, он сказал собираться и уходить. Я обошла всех, кого могла. Дышать было очень тяжело уже. Когда мы отошли от дома, произошел взрыв. Одна из наших комнат обвалилась. 

Когда мы выходили из дома, я спросила у газовщиков, нормально ли курить при утечке. Они ответили, что ничего страшного, и продолжили.

Прокурор спрашивает про ущерб. Женщина не может назвать точную сумму, но говорит, что заплатили только 70 тысяч и то спустя 3 месяца. Перечисляет утраченное имущество.

— Эксперты с нами по оценке ущерба не связывались. Один раз опросили о случившемся — и все.

Волгоградка подробно описала внешность одного из хамивших ей газовщиков.

Обвиняемые внимательно слушают показания потерпевших. Лексункин и Бабаян, нахмурив брови, вслушиваются в каждое слово.

— Ограждение под окнами уже было. Оно было не рядом с домом, а чуть дальше.

Адвокат обвиняемых спрашивает Анну Николаеву, были ли замеры газа до взрыва, как говорит отчет Ростехнадзора.

— Нет, такого не было. У нас даже через замочную скважину ничего не делали, как написано, и никто не заходил. Я думаю, этот отчет — «филькина грамота».

Женщина оценила причиненный ущерб гораздо больше 70 тысяч, но точную сумму не назвала. Теперь показания дает ее супруг Денис Николаев. 

— Я был на работе. Работаю строителем в «Родниковой долине». Примерно в 12:30 позвонила жена и сказала, что сильно пахнет газом. Я сказал ей срочно собирать детей и уходить. После обеда в 13:05 я был на улице и услышал взрыв. Когда в интернете появилась первая информация о взрыве, я отпросился и в рабочей одежде поехал к дому. Эксперт по ущербу с нами не общался, назвать сумму не могу. Через дверь, как написали в отчетах, уровень газа замерить нельзя.

Адвокат обвиняемых пререкается с прокурором и пытается опросить пострадавшего, как специалиста, о необходимости эвакуации и технических характеристиках дома.

Показания дает Константин Бондаренко. 

— Я был собственником нежилых помещений первого и цокольного этажей. Арендаторы, которые работали в аптеке, сообщили, что пахнет газом, но газовщики не проводили эвакуацию. Сотрудники сами закрылись и покинули помещение. Я потерял около 20 миллионов: офис со всеми документами, 6 специальных аптечных холодильников. Не дали войти в помещение, где остались все документы. Я видел, как мои холодильники, витрины, столы вынесли на улицу и разграбили вместе с таблетками. Есть оценка только потерь помещений. Это 6 млн 607 тыс рублей. Документы, деньги на имущество пропало. Доказать я ничего не смог. Налоговая за отсутствие документов со мной судится. Организация, занимавшаяся демонтажем дома, все растащила. Пытался забрать, но меня послали к главе администрации.

Я знаю, что обращались к газовщикам. С ними ругались чуть ли не матом, никаких измерений они не вели. Эвакуация не проводилась. У дома стояли камеры, которые все зафиксировали, но чудесным образом пропали то ли в прокуратуре, то ли полиции.

Зовут Холодикина Александра.

— Я предприниматель. Находился в скупке на втором этаже. Подъезд обвалился через стену со мной. Все заходившие жаловались на запах газа. После взрыва дома подошел человек и говорит: «Оформишь сдачу в скупку?». Я удивился. 123 700 рублей мне оценили ущерб, хотя насчитал около 240. Пока ничего не выплатили.

Я видел оранжевый трактор с ковшом. Никого не вызывал. Никто ко мне не заходил.

Показания дает Галина Саитова.

— Шла мимо магазина «Магнит». Когда случился взрыв, мне в ногу отлетела металлическая деталь. В итоге несколько переломов. Отвезли в больницу и выплатили компенсацию, как тяжело пострадавшей.

Судья Жанна Коновалова принимает решение о дате следующего заседания. Пострадавших, а также одного из работников газовой службы будут ждать в Советском районном суде Волгограда 6 декабря.

Судья перенесла заседание на 6 декабря 

— Указанные подсудимые виновны в факте незаконного подключения. Но взрыв произошел уже после длительной работы аварийной газовой службы, — делятся мнением читатели V1.ru. — Виноваты они. Скорее всего, газовики ликвидировали прорыв и снова включили газ. Газ пошел в квартиру бабушки, где был открыт газовый кран на плите. Газ заполнил квартиру. Есть видео это взрыва на 3 этаже. Было нарушение технологии аварийных работ. Надо было после окончания ремонта обойти квартиры и просить закрыть краны. Этого не сделали. Проще судить простых граждан, чем жирного, богатого кота — газовиков. Газовики святы и неприкасаемы.

Подводя итоги под сегодняшним заседанием, можно смело говорить о том, что потерявшие жилье волгоградцы до сих не получили материальных компенсаций. Официальные суммы ущерба гораздо меньше, чем называют жильцы. Сторона обвиняемых настаивает, что на вызов об утечке газа были вызваны специалисты, не ставшие проводить эвакуацию и замеры газа в доме и квартирах.

— Трое обвиняемых были арендаторами. Произошла халатность, а их хотят сделать крайними, — заявил адвокат Юраслава Бабаяна. — Мы открыты для СМИ и общественности, нам скрывать нечего.

Спустя полтора года  на месте  взорвавшегося дома № 60 на проспекте Университетском не осталось ни единого кирпича. Сейчас  там городские власти, как и обещали, делают парк.

Так дом выглядел сразу после взрыва

 А так это место выглядит сейчас

На этом мы завершаем трансляцию.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
29 ноя 2018 в 14:39

Указанные подсудимые виновны в факте незаконного подключения. Но взрыв произошел уже после длительной работы аварийной газовой службы. Виноваты они.
Скорее всего, газовики ликвидировали прорыв и снова включили газ. Газ пошел в квартиру бабушки где был открыт газовый кран на плите. Газ заполнил квартиру ....
Есть видео это взрыва на 3 этаже.
Было нарушение технологии аварийных работ. Надо было после окончания ремонта обойти квартиры и просить закрыть краны. Этого не сделали.
Проще судить простых граждан, чем жирного, богатого кота - газовиков. Газовики святы и неприкасаемы.

29 ноя 2018 в 18:17

Любопытно, почему среди главных свидетелей не оказалось представителя газовой службы которые знают все технические и временные подробности события. Неужели простые жильцы могут дать больше важной информации по взрыву, чем сами газовики?
Свидетели могут легко перейти в подозреваемые и далее обвиняемые.
Или это Лексункин с подельниками устроил взрыв на 3 этаже дома? Неужто он тайный террорист?
Кто отвечает за взрыво безопасность на месте утечки газа - жильцы, тракторист, или газовая аварийка?
Нужна независимая взрывотехническая экспертиза. Была ли она?

Павел
29 ноя 2018 в 21:14

Зачем Лексункин сидит, говорили что у него 5 детей.