20 февраля среда
СЕЙЧАС -8°С
  • 18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «фоторепортаж» или «онлайн-трансляция», вы увидите все подобные материалы V1.RU.

    Подробнее
    3 декабря 2018

    Новый дизайн V1.RU

    V1.RU стал совершенно другим. Мы перешли на новый дизайн и стали быстрее, удобнее и красивее. Вам нравится?

    Подробнее
    Еще

«Я понял, что забыл о Боге»: истории волгоградских парней, добровольно ушедших в церковь

Ребята учатся в православном университете и планируют связать жизнь со служением Богу

Поделиться

Что должно случиться, чтобы парень захотел уйти в Церковь? Этим вопросом задавались многие из нас 

Фото: Алексей Волхонский

Праздничные службы и молебны в храмах всегда сопровождают помощники священника — пономари. Глядя на статных молодых парней, наверняка многие прихожане задумываются о том, что могло заставить их посвятить жизнь церкви и оставить все мирские удовольствия в стороне. Мы поговорили с четырьмя волгоградскими пономарями и узнали у них о причинах такого выбора.

Владимир, 27 лет: «Осенило, что все время занимался не тем»

Фото: Алексей Волхонский

— В детстве меня, так же как и многих детей, крестили, но шло время, и к подростковому возрасту я уже начал подзабывать основы веры. Лет в 17–18 крестили моего друга, а мы с друзьями пошли в храм поддержать его. В тот момент, когда священник опускал друга в купель, в храме резко распахнулись все двери. Для меня это было каким-то чудом. Не знаю, как это произошло и почему, но это видел не только я. 

Еще когда я заканчивал школу, уже тогда хотел поступить в Православный университет. Но на этом желании всё и закончилось, потому что у меня больное сердце, а здесь нужно соблюдать очень строгий режим. Мне сказали, что физически я не потяну — будет тяжело. В общем, отговорили. Тогда я пошёл учиться на психолога, но по специальности в родном Камышине работу я не нашел. Устроился на другую работу и совсем отошел от религии, молитвы перестал читать. 

Фото: Алексей Волхонский

— Прошло три года. Однажды я собирался спать — и вдруг мысль: «О Боге-то я забыл!» Меня вдруг осенило, что я учился не там, не там работал, все время занимался чем-то не тем. С того момента я начал снова ходить в храм, появилась мысль все же взять и поступить в Православный университет. 

И вот я готовлюсь к поступлению, а меня вдруг увозят на операцию в кардиоцентр. Получается, что на вступительные экзамены я уже не попадаю. Но с Божьей помощью я всё же поступил. Как? Оказалось, что поскольку у меня уже было первое высшее образование, я мог и не сдавать вступительные вовсе. И вот лежу я после операции, глаза открываю, а мне врач говорит: «Ну всё, поздравляю! Вы поступили!». Я очень переживал, поэтому, видимо, даже отходя от наркоза, говорил лишь об одном.

Фото: Алексей Волхонский

Друзьям я не рассказывал до последнего момента, только двое из них знали. До университета я занимался автозвуком. И вот, представьте, воскресный день, и мне звонят друзья зовут на соревнования. А я им отвечаю: «Я не могу, ребят. Я не приеду!». Конечно, в первый год было очень много искушения. Почти каждый день приходила мысль написать прошение об уходе. Сейчас я уже могу сказать, что справился, не поддался искусу. В университете я понял, что у каждого человека свой путь в храм, у каждого должна случиться встреча с Богом, после которой человек уже не станет прежним.

Виктор, 18 лет: «Чудо случается часто, многие его просто не замечают»

Фото: Алексей Волхонский

— У меня очень верующие мама и бабушка. Они меня с самого детства водили в церковь. Я стоял на клиросе, там располагается церковный хор. Потом мы переехали в другой город, и тут уже мама водила меня в церковь каждое воскресенье. А потом как-то в 14 лет мы были в трапезной, и Сергий предложил мне стать пономарем. Я на самом деле растерялся и даже не понял, о чем он меня спросил, но согласился. С того момента я ни разу не пожалел об этом.

Фото: Алексей Волхонский

На самом деле, я постоянно убеждаюсь, что без Бога в жизни никуда. Были в жизни моменты, которые мне доказывали, что чудеса происходят очень часто. Просто они могут быть маленькими, проявляться в мелочах, которые многие из нас уже и ценить перестали. 

Фото: Алексей Волхонский

Пономарство — это добровольная помощь, служение Богу, через помощь священнику. У меня не было никаких проблем с принятием решения и с тем, как отреагировали близкие. Все желали мне только успехов. Сейчас я надеюсь закончить учебу и прийти в Церковь. Но сразу ставлю себе галочку, что в храм я приду не работать, а служить Господу. 

Александр, 23 года: «В армии моя вера только укрепилась»

Фото: Алексей Волхонский

— Посмотрев на меня, на мою внешность и на мою работу, на участие в богослужениях, многие делают вывод, что я рос в глубоко религиозной семье, но это не так. Нас, троих братьев, воспитывала мама. Она верующая, но, как и большинство советских людей, в храм часто не ходила. 

Однажды я нашел на улице детскую библию и стал интересоваться Богом. Возможно, тогда и начался мой путь. Сегодня мама рассказывает, что примерно тогда же я стал просить, чтобы меня окрестили, но этого я не помню. Покрестили меня в итоге в 12 лет в храме Георгия Победоносца в Волгограде. После этого я стал ходить в наш сельский храм, и однажды после службы ко мне подошел батюшка и спросил: «Будешь мне помогать?». Я согласился. Так и стал пономарем. 

Время шло, был у меня и так называемый «трудный возраст» — 13–14 лет, когда храм и вера отошли на второстепенное место в моей жизни, но Господь поставил все на свои места. 

Фото: Алексей Волхонский

После школы я хотел получить сразу духовное образование, но батюшка посоветовал для начала выучиться светскому. И я пошел на технолога машиностроения. Быстро понял, что это место не мое и перешел на электрогазосварщика. Теперь у меня есть такое умение. 

В армии моя вера только укрепилась. Я не представляю, как бы прошла моя армейская служба, если бы не вера. Много было разных моментов, которые только убеждали меня в правильности выбора. 

Фото: Алексей Волхонский

После возвращения из армии я принял решение больше с намеченного пути не сворачивать. Однажды в социальной сети наткнулся на фото с православной выставки, где было объявление, что в зоосад при Свято-Духовом монастыре требуется садовник. Я тут же позвонил и вскоре встретился с батюшкой, который заведует зоосадом. Так и началась новая страница в моей жизни. Сейчас я не садовник, на другой должности, но все также при родной обители. Вера для меня — это личная встреча с Богом. Господь — тот, ради кого я готов жить и жертвовать собой, отдать себя полностью и без остатка.

Алексей, 41 год: «Мне нужны были ответы»

Фото: Алексей Волхонский

— В конце 90-х годов я вступил в организацию, ныне запрещённую в России. Пробыл в ней около 15 лет, несмотря на строгие правила, которые убивали основы критического мышления. Нам было запрещено заходить в интернет и что-то читать по теме нашей веры, запрещено было даже спрашивать что-то. Вот как оно есть — так оно и должно быть.

Фото: Алексей Волхонский

Уже тогда, проходя мимо православного храма, я всегда засматривался в его сторону. Меня как будто тянуло туда. Потом я начал замечать, что у меня в голове появляются всё новые и новые вопросы. Втайне от нашей организации я начал ходить в церковь в Красноармейском районе. В церковных книгах я смог найти ответы на свои вопросы. Потом я поступил в нашу семинарию и стал пономарем. 

К сожалению, у меня не было возможности посещать учебу постоянно, так сложились обстоятельства. Как раз в тот момент, когда я поступил, мой дед сломал руку, и мне пришлось за ним ухаживать. Я взял академический отпуск и до сих пор нахожусь в нем. Надеюсь поступить заново. А пока работаю смотрителем в церкви, но хотелось бы пойти дальше. Возможно, выберу путь монашества. Пока еще определенно не решил. 

Фото: Алексей Волхонский

Комментировать