17 октября четверг
СЕЙЧАС +7°С

«Брали деньги с родственников»: в Волгограде допросили свидетелей по делу о подмене органов

V1.RU вёл онлайн-трансляцию из зала суда

Поделиться

В Волгограде в четверг, 19 сентября, проходит очередное заседание по уголовному делу в отношении главного патологоанатома региона Вадима Колченко. 

Корреспондент V1.RU Валерий Ризаев следит за процессом в зале суда. обо все происходящем на заседании мы расскажем в онлайн-трансляции. Следите за ее обновлениями.  

Евгения Соколова

Уголовное дело в отношении Колченко рассматривает Дзержинский районный суд Волгограда. Назначенное на 10:00 заседание началось вовремя. Сейчас в зале суда допрашивают свидетелей. 

Евгения Соколова

Напомним, что, по данным следствия, в январе 2017-го руководитель патологоанатомического бюро региона велел своим сотрудникам уничтожить вирусологические образцы скончавшейся после родов Елены Мачкалян. Печень роженицы тогда подменили на орган неизвестного мужчины, который болел гепатитом. По предварительной информации, это было сделано, чтобы не портить статистику «материнской смертности» в регионе.

При расследовании только этого эпизода стали известны другие махинации Колченко. С февраля 2017-го по май 2018-го врач за «откаты» закрывал глаза на незаконные действия своих санитаров. Сотрудники буквально уговаривали родственников умерших работать с определенными ритуальными фирмами и за это получали свою прибыль.

Валерий Ризаев

Первым в Дзержинском районном суде допрашивают потерпевшего Митрофанова. 

— Моя мама, которая работает в отделении, сказала, что мне придёт больше зарплата. Так и получилось. Я получил деньги, обналичил, и мне часть денег пришлось вернуть. Где-то 15 тысяч. 

Прокурор заявляет о противоречиях в показаниях Митрофанова. 

— У следователя Митрофанов говорил, что эти 15 тысяч — ущерб. А сейчас он говорит, что нет, — сообщает суду гособвинитель и заявляет ходатайство об оглашении показаний Митрофанова. Колченко и подсудимые против ходатайства, но судья поддерживает прокурора. 

— Моя мама, которая работает там же, где и я, сказала, что получу больше денег. И мама сказала снять «лишние деньги». Она недвусмысленно намекнула, что это не её прихоть, а указание руководства, — зачитывает прокурор слова Митрофанова, записанные за ним следователем. 

Валерий Ризаев

Арам Мачкалян, потерявший жену, органы которой впоследствии и подменили, по версии следствия Колченко, все происходящее в зале суда записывает на диктофон. 

Евгения Соколова

Андрей Митрофанов признает, что везде в протоколе допроса стоят его подписи. 

Валерий Ризаев

Адвокат Вадима Колченко интересуется у Митрофанова, были ли ему причинен какой-либо ущерб от действий его подзащитного. 

— Вам ущерб причинен?

— Нет, я получил зарплату и был доволен.

— С материалами дела знакомились?

— Нет, со слов следователя.

— Вы все знаете со слов следователя?

— Так точно. 

Валерий Ризаев

Суд переходит к допросу Светланы Нестеренко, санитарки патологоанатомического бюро. Очевидно, что женщина очень волнуется и говорит достаточно медленно. 

— Мне выплачивались премии. Часть надо было вернуть, — говорит Нестеренко. 

— Я передавала деньги Колченко по договорённости.

Евгения Соколова

Санитарка сообщает о том, что премии, которые приходили ей на банковскую карту, она передавала Колченко наличными. 

— Премии приходили больше, и Колченко сказал, что надо вернуть. Я возвращала деньги лично в кабинете. Два раза так было. Свои деньги и другого санитара. По 5 тысяч где-то.

Валерий Ризаев

Прокурор спрашивает у Нестеренко, как долго она носила наличные в кабинет своего начальника. Женщина берет паузу перед ответом. 

— С декабря 2016 года по март или апрель 2018-го. Вроде бы...

— Почему вы не отказали? Думаете, это законно?

— Ну вы знаете, он мой руководитель.

На вопрос прокурора о материальном ущербе санитарка, как и Митрофанов, ответила отрицательно.

Валерий Ризаев

Адвокат Колченко Балакир задает свои вопросы санитарке.

— Денежные суммы, которые вы получаете от родственников усопших, какой-то процент получаете?

— Конечно.

— Сколько?

— Не помню.

— Вы считаете это законным?

— Да, люди давали деньги в знак благодарности, мы их об этом не просили.

— В отношении вас возбуждалось уголовное дело?

— Да.

— Статья?

— Дача взятки.

Балакир попыталась задать Нестеренко тот же вопрос, какой пять минут назад озвучил Колченко. Судья отклонила вопрос обвиняемого. 

— Была ли у Вас явка с повинной?

Прокурор заявляет, что вопрос не относится к материалам, которые сейчас рассматриваются. Судья снова соглашается. 

Валерий Ризаев

Светлана Нестеренко уточняет, что дополнительный доход имела с подготовки покойников к похоронам. Часть денег ежемесячно заносила в кабинет Колченко. «Рабочие» отношения с руководителем женщина не афишировала. 

— Я работала с Востриковым, другим санитаром. С ним и оказывали услуги перед похоронами. Колченко каждый месяц передавала деньги. Об этом знали только он и я. Свидетелей не было.

Женщина очень нервничает. Долго думает, прежде чем ответить. Зачастую не понимает суть задаваемых вопросов.

Валерий Ризаев

Вадим Колченко задает санитарке свои вопросы: 

— Мы созванивались?

— Да, конечно.

— Вы озвучивали какие-то рабочие моменты?

— Да, в рабочем порядке.

Валерий Ризаев

Прокурор, внимательно выслушав Нестеренко, заявляет, что на предварительном следствии были другие показания.

— Нестеренко называла суммы, переданные Колченко, взяткой и, как и её коллега, на следствии она заявляла о причинении материального ущерба, — утверждает гособвинитель. 

Как и в случае с Митрофановым, прокурор приступает к оглашению показаний Нестеренко на предварительном следствии. 

Евгения Соколова

На предыдущих заседаниях санитары волгоградского патологоанатомического бюро рассказали о незамысловатой денежной схеме, внедренной Вадимом Колченко. Между руководителем и подчиненными была договоренность: сотрудникам на карты приходила большая премия, часть которой они передавали Колченко лично. Так, одна из сотрудниц рассказала, что отдала Колченко 11 500, а ее коллега — 16 тысяч рублей.

— Это лишь верхушка айсберга, — заявлял 5 сентября потерпевшей Арам Мачкалян. — Думаю, что мы услышим о поборах с волгоградцев, которые забирали тела своих родных. Сейчас речь идет только о мошеннических схемах, которые проворачивали в патологоанатомическом бюро. Конечно, куда больше меня интересует медицинская сторона вопроса.

Обвиненный сразу по нескольким статьям Вадим Колченко утверждал, что дань собирал в благих целях. По его словам, все полученные средства он направлял на ремонт морга.

— Изначально я просил санитаров помочь в подготовке морга к чемпионату мира. Руководство ставило задачу, как всегда не подкрепляя это финансами. Как хочешь, так и крутись, — сообщал сайту V1.RU Вадим Колченко. — На состоявшемся заседании допросили санитара Вадима Еремина, который сказал, что лично видел, как я нанимал рабочих. Приходили и наши ребята, и какие-то сторонние. Они делали дорожки, проводили бетонные работы. Разыграть эти тендеры я не мог, потому что у меня не было времени. Этих людей я находил и в газетах, и по знакомствам. Они приходили и работали за наличку.

Бывшего главного патологоанатома Волгоградской области обвинили в мошенничестве и подмене органов молодой роженицы Елены Мачкалян. По версии следствия, Вадим Колченко регулярно собирал деньги с санитаров, закрывая глаза на их подпольный бизнес по оказанию ритуальных услуг. Подмена образцов печени, уверены следователи, мужчине была выгодна из-за статистики материнской смертности. 

— Я думаю, что дело либо в технической ошибке моих сотрудников, либо в злом умысле моих недругов. Роженицу Елену Мачкалян я вскрывал вместе с патологоанатомом Екатериной Черкасовой: взвешивал и измерял органы, помогал, консультировался с коллегой, — вспоминает Вадим Колченко. — Формально я не работаю патологоанатомом, поэтому подписать справку не мог. Официально вскрывающим была она, а я значился организатором организационно-методической помощи. Это ведь всё прозрачно. Почему это все муссируется таким неприглядным способом? Вскрыл, подменил... Чуть ли не съел.

Подробнее о позиции патологоанатома читайте в нашем большом интервью.

Валерий Ризаев

— Какие из ваших показаний правильные? — спрашивает Балакир у Нестеренко. — Деньги на хознужды или взятка?

— Вначале на хознужды, а потом как покровительство. Да и сначала, вот холодильник должны были ремонтировать с бюджета бюро, а не санитаров.

На вопрос о деньгах, о сборах Нестеренко созналась:

— Было понятно, что это не просьба, а обязательство. Я передавала деньги принудительно, нет добровольно-принудительно. Но не могла я отказаться. Могли уволить. Могли условия мне ухудшить.

Женщина настолько переживает, что просит паузу попить воды. Заметно, как ее трусит. Вернувшись на место, рассказывает, что попросила помочь с трудоустройством знакомой. Колченко помог. И не мешал работать.

Валерий Ризаев

— Вы что-то получили от того, что ваша знакомая устроилась? — спрашивает Колченко Нестеренко. 

— Нет, даже бутылку не поставила, — отвечает санитарка. 

Из зала: «Вот свинья...»

Валерий Ризаев

— Колченко пояснял, что это на нужды бюро деньги, — продолжает Нестеренко. — Но как все тратилось, нам не рассказывали. Это говорилось все санитарам, кто приносил деньги.

Елена Балакир уточняет, какие показания правдивые — которые были озвучены на суде или на предварительном следствии?

 — Да я всегда правду говорю.

— Так вы себя потерпевшей считаете?

— Да, считаю!

Евгения Соколова

На смену Светлане Нестеренко вызывают Руслана Курбанова. В патологоанатомическом бюро он трудится также санитаром. 

— До работы Колченко у нас в морге официально оказывали услуги по подготовке тел усопших. А когда пришёл Вадим Алексеевич, мы все стали преступниками... Я даже уволился. А потом не нашёл работу. На меня странно смотрели работодатели: 45 лет, всю жизнь в морге работал. Вот и вернулся. Мне Колченко сразу сказал, что, чтобы продолжать услуги, надо будет треть отдавать ему.

Валерий Ризаев
Санитары Курбанов и Нестеренко совещаются за спиной Арама Мачкаляна

Санитары Курбанов и Нестеренко совещаются за спиной Арама Мачкаляна

— Вадим Алексеевич запретил уставом организации услуги по помощи в погребении за деньги, — продолжает Курбанов. 


— А вы были привлечены к уголовной ответственности? — интересуется у санитара Елена Балакир. 

— За незаконное предпринимательство. Но дело было прекращено.

Судья завершает сегодняшнее заседание, обещая повторить вызов не явившихся свидетелей и потерпевших. Следующее заседание назначают на 27 сентября. 

Адвокат Колченко Елена Балакир считает, что санитары пытаются спастись от уголовного дела:

— По факту, два санитара Курбанов и Нестеренко были в статусе обвиняемых. А теперь они, на мой взгляд, дают такие показания, чтобы на них не возобновили дела. У них, как вы увидели, это и прокурор отметила, показания изменились. В ходе следствия одни, сейчас другие. Мы этот вопрос точно поднимем, когда стадия изучения документов будет. Вернёмся 100 процентов к этому. 

Арам Мачкалян высказывает свое недоумение поведением обвиняемых. 

— Меня сегодня прям удивил смех со скамьи подсудимых. Им вменяются такие серьёзные преступления, не до улыбок. Это ещё к медицинской части не пришли. Может, Колченко уже какие-то административные ресурсы задействовал. Не знаю, я так думаю. Увидим, когда до медицины дойдем.

На этом мы завершаем нашу онлайн-трансляцию. Все материалы о смерти роженицы, подмене органов и уголовном деле читайте в нашем сюжете «Трагедия семьи Арама Мачкалян»

По теме

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Сергей
19 сен 2019 в 12:33

А где деньги не берут? Все прогнило на сквозь.

Целитель
19 сен 2019 в 10:57

Училки перед комиссиями задом влияют, родителей трясут поборами, врачи "выкручиваются". Пусть начальство, как уж на сковордке вертится, спасает свой зад. Больница за лицензию в развалинах, школа с дырявым полом, - не надоело пресмыкаться? Берут на себя слишком много, спасатели ситуации, подвиги на месте головотяпства. Прими, доктор, сочувствие, не повезло, крайний будешь.

страна
19 сен 2019 в 11:07

В Волгограде ранее уже меняли головы судмедэксперты, о чем было опубликовано в СМИ.
Я забирала из судмедэкспертизы брата, а когда похоронили, то нам сказали, что ни того выдали..., заставив написать объяснение. Однако, перед вывозом, труп мы осматривали.
После чего позвонил участковый и пояснил, что "Вы забрали ни тот труп..."Поэтому, прошу серьезно заняться этой организацией.