22 октября четверг
СЕЙЧАС +12°С

«Сделали так, будто он немного попил пива»: в Волгограде родные погибшего полицейского требуют правды в деле о смертельном ДТП

Осенью прошлого года полицейские разбились в страшном ДТП

Поделиться

Владислав отработал в полиции меньше месяца 

Владислав отработал в полиции меньше месяца 

В октябре прошлого года двое полицейских на скорости врезались в ремонтный вагон и погибли в покореженной легковушке. По результатам судебно-медицинской экспертизы ехавший на пассажирском сиденье стажер был пьян. Родные разбившегося парня уверены, что сотрудники правоохранительных органов перевернули историю с ног на голову, спасаясь от лишних проблем. Подробности запутанной истории — в нашем материале.

Видео: Пётр Лукашин

Из официальной сводки: на пересечении улиц Череповецкой и Чинарской произошло столкновение с ремонтным трамваем. Установлено, что трамвай двигался по проезжей части, выехав со второстепенной дороги при желтом мигающем сигнале светофора. От полученных травм полицейские скончались на месте.

— Сын вернулся со срочной службы, поступил на юридический и устроился в полицию — 25 сентября прошлого года был подписан приказ. Ему предлагали остаться служить по контракту: за год он настолько зарекомендовал себя, что самостоятельно перегонял технику. Если бы мы знали, что случится в будущем... Он бы не пошел в полицию. Но он рвался и горел, — рассказывают родители Владислава. — Мы созвонились с ним вечером 21 октября, то есть накануне трагедии. Он собирался на работу: обычно смена длилась с 16:00 до 24:00. Но в тот день он сказал, что освободится лишь в 08:00. После этого ему обещали три дня выходных.

Незадолго до трагедии парень вернулся из армии 

Незадолго до трагедии парень вернулся из армии 

О событиях следующих часов родители 22-летнего парня не знают до сих пор. По версии полицейских, дежурные уехали на границу Красноармейского и Светлоярского районов — в чистом поле они якобы патрулировали территорию рядом с найденными снарядами времен Великой Отечественной войны.

— После аварии мы узнали, что сын и его сослуживец договорились встретиться с девушками. Одна из них планировала приехать в Кировский район, однако после они зачем-то отправились к ним в Дзержинский район, — передают Оксана и Виктор Корниенко. — Знакомые Влада рассказывают, что старший был пьян до такой степени, что едва стоял на ногах и не мог завязать себе берцы. Во время их встречи он якобы разбушевался, из-за чего соседка девушек вызвала полицию. Наш сын его успокоил и вывел из квартиры. При этом в их отделе настаивают на другой версии. Руководство утверждает, что ребят вызвали на дежурство по телефону — они выехали в степь без спецсредств, без оружия и даже без рации. По результатам первой проверки нам сказали, что в тот вечер их никто не видел. После сотрудники вновь уточнили информацию и заявили, что на месте их дежурства были коллеги.

Почти год Оксана пытается узнать о последних часах жизни своего сына 

Почти год Оксана пытается узнать о последних часах жизни своего сына 

Уже за полночь отечественная «двенадцатая» выехала из Дзержинского района. Набрав больше 100 км/ч, полицейский долетел до улицы Череповецкой, где и столкнулся с ремонтным вагоном.

— В эту ночь я был в Волгограде... До места аварии не доехал буквально сто метров, — вздыхает отец погибшего стажера. — Утром мне сообщили о гибели сына, но сначала я даже не смог в это поверить. Когда мне назвали адрес, я вспомнил серьезную аварию и тут же поехал на место. К тому времени тела погибших забрали, а искореженную машину убрали с дороги. В материалах дела есть фотографии нашего сына — причем во всех ракурсах. Фотографий действующего сотрудника полиции — всего две. И сделаны они таким образом, что на них не видно ни его лица, ни опознавательных знаков. Почерковедческой экспертизой доказано, что в отделе подделали подпись Влада. В постовом журнале исправлено и время окончания дежурства — скорее всего, изначально там было написано 00:00. После трагедии цифры превратились в 23:00. Мы поднимали этот вопрос в Следственном комитете, но они адресовали его в отдел полиции. На том всё и завершилось: нет состава преступления, потому что постовая ведомость — это не документ.

От удара оба волгоградца погибли на месте 

От удара оба волгоградца погибли на месте 

«Эта версия выгодна руководству»

Больше всего родителей 22-летнего парня возмущают результаты судебно-медицинской экспертизы. Из заключения специалиста следует, что Владислав Корниенко перебрал со спиртным — в его крови обнаружили «ударную» дозу алкоголя. Водителя разбившейся легковушки признали трезвым.

— Судмедэксперт говорит нам: у водителя такой организм, что алкоголь просто не успел всосаться в кровь. Но, по словам свидетелей, он едва вышел из квартиры и с трудом сел за руль, — возмущаются горожане. — Нас также интересует машина, в которой ехал старший. Выяснилось, что на ней стояли номера от ГАЗ-53. Ее родные номера числятся в базе розыска утраченной спецпродукции по городу Саратову. И что получается в итоге? Руководству было выгодно придерживаться этой версии. Иначе выходит, что их пьяный сотрудник ехал на автомобиле с чужими номерами. Тут ведь могли полететь погоны... Перед Новым годом майор полка ППС открытым текстом сказал нам: «Мы сделали так, что ваш сын будто бы немного попил пива».

Спустя несколько часов после ДТП Виктор примчался на место 

Спустя несколько часов после ДТП Виктор примчался на место 

Почти год родители стажера просят провести повторное исследование. Образцы крови и мочи в лаборатории сохранят лишь до середины октября.

— Нас очень смущает эта экспертиза. В одном из ее абзацев вместо фамилии сына написаны данные водителя, — рассказывает Оксана. — При этом нам говорят о какой-то технической ошибке. Следующий вопрос: почему судмедэксперт не описал всех повреждений кожи? После трех операций у Влада остался шрам на бедре — в заключении об этом не сказано ни слова. Якобы это не считается важной деталью. Но как же так? Может быть, специалист вообще осматривал не нашего сына? Мы попросили сделать повторную экспертизу крови и мочи, но получили отказ. Поймите, мы не просто так защищаем своего ребенка. Мы знали его самого, знали его круг общения — они никогда не напивались до такой степени.

По мнению экспертов, отечественная легковушка разогналась как минимум до 120 км/ч

По мнению экспертов, отечественная легковушка разогналась как минимум до 120 км/ч

«Об нас вытирают ноги»

Все точки над «и» в запутанном и резонансном деле расставили результаты автотехнической экспертизы. По версии следствия, в аварии с двумя погибшими виноват водитель «двенадцатой».

— При назначении первой автотехнической экспертизы на схеме не было многих знаков. Насколько нам известно, ее проводили по видеозаписи, — рассказывает Виктор Корниенко. — Водитель трамвая нарушил скоростной режим и не учел знак «Уступи дорогу», однако уголовное дело в отношении него было закрыто. Кроме того, в материалах не упоминается КАМАЗ, который преграждал видимость сотруднице МУП «Метроэлектротранс». Водителя просто никто не искал. Виновником признали полицейского — дело передали в суд. Там пройдет чисто формальное заседание, на котором его закроют в связи со смертью обвиняемого.

Родители пытаются добиться повторного исследования крови 

Родители пытаются добиться повторного исследования крови 

Собирая кипы отказных материалов, близкие Владислава Корниенко, похоже, хотят добиться лишь одного: чтобы их сына больше не называли пьяным пассажиром.

— Об нас вытирают ноги, смеются в лицо и говорят: «Какая разница? Был ли он трезвый или пьяный? Он всё равно сидел на пассажирском», — вспоминают горожане. — Извините, но тут затронута честь нашего сына. Почему никто не говорит, что разбившийся сотрудник полиции стоял на учете в группе психологического сопровождения? Почему никто не упоминает о его выговорах за грубое поведение и проявленную агрессию? Это неудобно... После результатов СМЭ нас как будто не стало. Мы — никто, и звать нас никак.

В пресс-службе Следственного управления подтвердили, что уголовное дело передано в суд.

— Родственники погибшего водителя не согласились с прекращением уголовного дела в связи с его смертью, — уточнили в ведомстве. — Неопровержимым доказательством вины автомобилиста становятся результаты автотехнической судебной экспертизы. По ее результатам, трамвай двигался со скоростью 9,2 км/ч. Скорость легковой машины превышала 120 км/ч. Если бы волгоградец не нарушал Правил, то мог бы заблаговременно увидеть препятствие и затормозить.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!