СЕЙЧАС +32°С
Все новости
Все новости

«На Насте живого места нет — всё в струпьях и язвах»: история девочки-мученицы, превратившейся в мумию в интернате

За год девушка превратилась в покрытую струпьями изможденную старушку в инвалидном кресле

19-летняя Настя за год в интернате перестала ходить и стала похожа на изможденную мумию

Поделиться

Дочь Екатерины и Вячеслава Гончаровых Настя из Волгоградской области — инвалид. После 18-летия девушка была переведена в интернат, и целый год родители не могли ее увидеть из-за коронавирусных запретов и ограничений. Только недавно Екатерина и Вячеслав смогли попасть в интернат, где их ждал настоящий шок: вместо дочери они увидели изможденную мумию в инвалидной коляске, сплошь покрытую ранами, язвами и кровяными корками.

«Настя больше папина дочка»


В семье Екатерины и Вячеслава Гончаровых 19 лет назад родилась долгожданная и любимая дочь Настя. Во время беременности Екатерина и Вячеслав были уверены, что дочка родится здоровой. Но Настя родилась со множеством патологий и отклонений. До 15 лет родители сами справлялись с проблемами дочери, после купировать приступы дома стало невозможно — родители просто не справлялись. Настю перевезли в дом-интернат.

— Мы с супругой растили Настю дома, насколько могли, обеспечивали ей качественный уход, с каждым годом бороться с приступами становилось сложнее. Вскоре мы с супругой решились на рождение второго ребенка, — рассказал отец Насти Вячеслав. — К сожалению, с каждым годом ухаживать за Настей становилось сложнее, приступы были страшные. Мы боялись, что любой из них может стать для нас роковым, поэтому в 15 лет перевели дочку в детский интернат. Там всё было хорошо.

Интернат находился в Волгограде, и родители могли навещать дочку каждую неделю.

Родители ждали встречи с дочкой на протяжении года

Родители ждали встречи с дочкой на протяжении года

Поделиться

— Мы постоянно приезжали к ней, общались, с младшей сестренкой они гуляли вместе, — рассказывает Екатерина Гончарова. — Если бы мы были медиками и квартира у нас была бы чуть больше, мы бы не отвезли дочку туда. Мне повезло с мужем, он не бросил ни меня с больным ребенком, ни Настю. А она его всю жизнь очень любила, всегда была папиной дочкой.

Правила таковы, что дети-инвалиды могут находиться в детском учреждении только до 18 лет, после чего их должны переводить в учреждение для взрослых. Настю в прошлом году, по словам родителей, перевели в психоневрологический интернат в Жирновске — небольшом городе, при этом опекуном стал директор интерната.

— Мы не бросали дочь, ни мы, ни бабушки, дедушки — никто, — рассказали родители Насти. — Но когда в прошлом году дочке исполнилось 18 лет, ее перевезли в Жирновск, за 300 километров от Волгограда. Мы очень просили определить ее куда-то поближе. В Волжский или в Калач-на-Дону нам не разрешили, сославшись, что там мест нет. Поэтому дочку переписали на директора интерната, мы перестали числиться ее опекунами. На протяжении этого года мы звонили в ПНИ, писали, нам даже присылали фото в самом начале года, когда Настю только перевели. А потом была тишина. Только 22 мая нам разрешили приехать и навестить Настю. Когда мы ее увидели — мы были в ужасе. Дите выкатили на каталке! Ребенка, который год назад ходил самостоятельно, бегал, привезли на инвалидном кресле. Кроме того, на дочери живого места не было. Там 95% тела, наверное, покрыто язвами и струпьями.

«Мы ее даже не узнали: думали, бабушка какая-то»


Шея девочки была покрыта кровяными корочками

Шея девочки была покрыта кровяными корочками

Поделиться

По словам волгоградцев, всё это время они поддерживали связь с интернатом, но ни разу ни один сотрудник учреждения о проблемах Насти ничего им не сказал.

— Почему нам ничего не сказали? Настя, когда мы приехали, была в платочке. Я ее даже не узнала, думала, что это бабушка какая-то. У нее все волосы были сбриты, а тело было в болячках всё. Мы спросили у медиков, что это за раны, что за болячки, — рассказала мама девочки Екатерина. — Медики нам сказали, что это серьезное кожное заболевание — псориаз. Но откуда он у нее взялся и почему она в таком ужасном состоянии, нам никто объяснить не смог. Ни у меня, ни у мужа, ни у дочки не было никаких заболеваний. Почему они довели ее до такого состояния, я не понимаю. Там смотреть не на что. Полностью ребенок покрыт этими болячками.

Месяц назад девочка выглядела именно так

Месяц назад девочка выглядела именно так

Поделиться

В данный момент родители пытаются добиться расследования и узнать, откуда взялось это заболевание, но самое главное для них — перевезти дочь и добиться для нее квалифицированной медицинской помощи.

— Для нас главное, чтобы Настю перевезти поближе, чтобы мы могли ее навещать и видеть, чтобы найти ей врачей и лекарства, — рассказала Екатерина. — Вторая дочка у нас здорова, мы здоровы, откуда этот псориаз, почему она в таком жутком состоянии? Но есть еще одна проблема: нам сказали, что теперь мы для Насти никто и звать нас никак, что мы никаких прав не имеем на нее. Забрать дочку мы не можем к себе, но мы бы очень хотели перевезти ее поближе, где мы могли бы чаще ее навещать.

В психоневрологическом интернате заняли глухую оборону и комментировать, почему девочка оказалась в таком жутком состоянии, отказались. В комитете социальной защиты Волгоградской области заявили, что после сообщений родителей о состоянии девочки в ПНИ были проведены проверка и внутреннее расследование.

— Профильным комитетом организована проверка. Как сообщили сотрудники ПНИ, с января 2021 года у Анастасии ухудшилось самочувствие, в том числе наблюдались приступы аутоагрессии, девушка стала менее подвижной, периодически отмечались высыпания на коже. При первых признаках заболевания после медобследования поставлен диагноз, проводилось соответствующее лечение, в апреле зафиксировано обострение заболевания: по словам специалистов, дерматологические заболевания обостряются в весенний период. Сегодня был назначен очередной прием дерматолога, — сообщили в комитете здравоохранения Волгоградской области. — Отметим, Анастасия Гончарова лишена дееспособности решением Красноармейского районного суда города Волгограда в марте 2017 года. До совершеннолетия проживала в Волгоградском областном реабилитационном центре для детей-инвалидов «Доверие», далее была переведена в Жирновский ПНИ. При обращении родителей в учреждении будет рассмотрен вопрос о переводе Анастасии в другое учреждение. Также у родителей при их желании есть возможность забрать Анастасию домой — для становления законными представителями дочери им необходимо обратиться в органы опеки и попечительства по месту их проживания.

Так Настя выглядела до попадания в интернат

Так Настя выглядела до попадания в интернат

Поделиться

Как рассказала корреспонденту V1.RU заведующая кафедрой дерматовенерологии ВолгГМУ Светлана Щава, псориаз — заболевание генетическое, но проявляется под воздействием внешнего раздражителя, которым может стать всё что угодно, в том числе и неблагоприятные условия.

— К сожалению, если раньше мы считали, что псориаз проявляется не раньше 18 лет, то сейчас им болеют и дети с 3–5-летнего возраста. Псориаз — не болезнь грязной кожи, грязных рук, это дерматоз, который генетически запрограммирован. Да, болезнь неизлечима, но сделать так, чтобы она протекала спокойнее и с наименьшим дискомфортом для заболевшего, можно и нужно. Псориаз проявляется впоследствии воздействия какого-либо триггера, раздражителя.

Следователи за две недели вылечили неизлечимую болезнь


За две недели девочка вновь преобразилась

За две недели девочка вновь преобразилась

Поделиться

Сразу после того как информация о состоянии Насти попала в СМИ, в интернате начались многочисленные проверки — состоянием девочки заинтересовались сразу и в Следственном комитете, и в прокуратуре. Районный прокурор приехал домой к семье Гончаровых, а в интернат выехали следователи и чиновники соцзащиты.

После проверки следователями и чиновниками ситуация с Настей изменилась в корне.

— Мы были у Насти, дочь сильно изменилась. Почти исчезли эти кровавые корки, — рассказала Екатерина Гончарова. — В этот раз мы приехали и снова не узнали ни дочь, ни интернат. Там навели порядок, чистота такая стала, Настя аккуратная, чистенькая была. И куда исчез псориаз, я, если честно, не понимаю, почему год дочка была в таком ужасном состоянии, а тут за две недели всё вылечили?

Оставлять девочку в том интернате не стали — ее перевели в Волгоград, где осмотревшие врачи поставили новый, совершенно шокирующий диагноз.

— Настю осмотрел доктор в новом интернате и сразу же сделал вывод, что у нее совершенно не псориаз, а чесотка, — рассказала мама девочки Екатерина Гончарова. — То есть ее запустили до такой степени, что у Насти всё лицо было покрыто коркой и страшными кровяными корками. Сейчас посмотрите на ее тело! Оно чистое! То есть за две недели ей вылечили неизлечимую болезнь. И получается, что для исцеления не нужен профессор, достаточно следователя.

Сейчас Настя выглядит гораздо лучше

Сейчас Настя выглядит гораздо лучше

Поделиться

— Чесотка это заразное заболевание, которое вызывается чесоточным клещом. Если чесотка норвежская или осложнилась, ее вполне возможно спутать с псориазом, — рассказала заведующая кафедрой дерматовенерологических болезней Волгоградского государственного медицинского университета, профессор Светлана Щава. — Чесотку ставят, если ее лабораторно подтверждают. Кожных заболеваний существует полторы тысячи, и определить, какое из них было у девочки, возможно только при помощи врачей-специалистов, при помощи лабораторных исследований. Возможно предположить, что у девочки была редкая норвежская чесотка, но я не видела пациентку и не знакома с ее анализами, проводились ли ей лабораторные исследования? Нужно смотреть на все признаки, все симптомы, корки — это вторичный морфологический признак, но, как правило, к примеру, чесотка сопровождается зудом в ночное время, а псориаз — нет.

А вот мнения анонимно опрошенных медиков разделились. Одни считают, что причина в столь жутком состоянии Насти в низкой квалификации дерматолога в интернате.

— Из-за катастрофической нехватки узких специалистов врач одного направления зачастую совмещает другие специальности, — рассуждает один из опрошенных медиков, — Это лучше чем вообще нет никакого врача — дерматолога, невролога, лор-врача. Иначе чтобы посмотреть ребенку ушко, родителям приходиться ехать за сотни километров, допустим, в Михайловку или Волгоград. Не удивлюсь, если ставку дерматолога совмещала 70-летняя терапевт. Что касается резких изменений, то псориаз имеет свойство входить в ремиссию. Симптомы исчезают, но болезнь не уходит. Если лечили гормональными мазями, вполне возможно, что за 2 недели следов не осталось. Но потом всё равно всё возвращается обратно.

Другие уверены, что даже низкоквалифицированный врач не может спутать псориаз с чесоткой, а проблема в том, что девочку просто запустили и бросили.

— Ходы чесоточных клещей невозможно спутать ни с псориазом, ни с другими кожными заболеваниями, — считает другой врач-дерматолог, — Простите, но считаю, что девочку просто забросили и не лечили. Какой бы ни был квалификации профильный врач на месте, он мог обратиться к коллегам, получить заочную консультацию в областном центре или в районе. Но это надо было захотеть. Не видя пациента, невозможно утверждать что-то конкретное, но пока это больше похоже на катастрофически ненадлежащий уход за пациентом.

Но, «окончательный диагноз» Насте и психоневрологическому интернату Жирновска еще не поставлен — проверки Следственного комитета и прокуратуры еще не закончены.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter