Истории

«С улицы под руки — и в тюрьму»: лодочник Леонид Жданов впервые прервал молчание после ареста

Мужчина надеется, что вскоре правоохранительные органы оставят его в покое

Поделиться

Все новости

Леонида Жданова арестовали после трагедии с катамараном «Елань-12»

Фото: Алексей Волхонский 

Страшная авария на Волге, в которой погибли 11 человек, разделила жизнь лодочника Леонида Жданова на «до» и «после». Две недели в камере СИЗО и несколько месяцев заточения в четырех стенах собственной квартиры не убили в нем главной надежды: после всех судебных тяжб его оправдают и оставят в покое.

Леонид Жданов тщательно маскирует свои переживания за пуленепробиваемым спокойствием. Лишь вспоминая о нескольких днях, полностью перевернувших его жизнь, мужчина не может сдержать слез. 

— В тот вечер, 11 июня, мне позвонил дежурный работник и рассказал о речной аварии, — ощущение, что мысли об этом дне Леонид Жданов прокручивал в памяти не один раз. — Меня никто не вызывал, но я собрался и ночью приехал на работу. Понимал, что спокойно спать до утра все равно не смогу.

Леонида Жданова почти на две недели отправили в СИЗО 

Фото: Виктор Ястребов 

Всю ночь генеральный директор лодочной станции, в которой швартовался разбившийся катамаран, провел, словно на иголках. 

— Я сразу же отдал все записи с камер видеонаблюдения. Все время был в ожидании, — вспоминает Леонид Жданов. — В 9:00 к нам приехала следственная группа, которая опросила и меня, и других сотрудников. Сначала со мной, к слову, тоже говорили как со свидетелем. Держали весь день, а потом пригласили в Управление транспортной прокуратуры. Безо всяких объяснений я сидел там до 21:00 и вскоре понял: мне предъявят обвинение и арестуют. Конечно, это было полным шоком. Я звонил знакомым, спрашивал: будет ли у меня адвокат? Следователи сказали, что сначала мне дадут социального защитника.

Леонид Жданов принес соболезнования родным, но заявил, что не признает вины 

Фото: Виктор Ястребов

«Я почти ни с кем не говорил»

О событиях следующего дня Леонид Жданов пытается говорить также спокойно и размеренно — мужчина понимает, что каждое неосторожное слово сейчас может обернуться против него. 

— Катамаран «Елань-12» был зарегистрирован на другого собственника: он заключил договор с нашей фирмой, — воспоминания о рабочих моментах помогают Леониду Жданову отвлечься от главной проблемы последних месяцев. — Потом он подвел ко мне Дмитрия Хахалева и объяснил, что тот будет новым владельцем судна. Всё. Катамаран с номерами стоит у нас на базе. Договор с хозяином никто не расторгал. Никаких документов о его изменении мне не приносили. Я это говорил и тогда, и сейчас. Естественно, с улицы и сразу в тюрьму — очень тяжело. Двое суток предварительного заключения и еще 11 дней после решения о моем аресте. Всё это время я почти ни с кем не общался...

За плечами Леонида Жданова остались десятки судебных заседаний 

Пытаясь добиться разрешения хотя бы на часовые прогулки, Леонид Жданов думал и о спасении лодочной станции. 

— У меня болела за нее душа: идут судебные процессы, а я сижу под домашним арестом, — рассказывает Леонид Жданов. — Сейчас могу общаться с коллегами хотя бы визуально. Я понимаю, как сейчас тяжело моей семье. После того, как мне разрешили на час выходить на улицу, я стал водить маленькую внучку в детский сад. Хоть какая-то помощь от меня.

Родные Леонида Жданова до сих пор не могут оправиться после возбуждения уголовного дела 

Спустя почти полгода после трагедии генеральный директор лодочной станции смог вернуться и на свою работу. В первую неделю, признается мужчина, его не покидали мрачные мысли и воспоминания. 

— Я только сейчас начинаю понемногу осваиваться, — уверен генеральный директор лодочной станции. — Вернулся только зимой, поэтому никого из клиентов еще не видел... Хотя пообщаться с людьми мне хочется. Я краем уха слышал, что меня поддерживают. Спасибо. Мне очень жаль, что произошла такая трагедия. Но разве я в ней виноват? Надеюсь, что суд все же разберется, и с меня снимут все обвинения. Думаю, что всё встанет на свои места.

Вместе со своим адвокатом Леонид Жданов решил дойти до Верховного суда 

Фото: Алексей Волхонский 

Речная авария на Волге случилась вечером 11 июня: катамаран «Елань-12» на полном ходу врезался в баржу «Капитан Вечеркин». Спастись после трагедии удалось лишь пятерым: волгоградцы попрощались с семьей полицейского Виталия Неграша, его коллегой Александром Алифашкиным с супругой и ее родным братом. В списке погибших оказались две молодые женщины и капитан судна Дмитрий Хахалев.

Первым задержанным по делу о крушении катамарана стал генеральный директор ООО «Пристань» Леонид Жданов. Мужчину обвинили в том, что он не проверил документы у капитана и отпустил судно на воду. После двух недель в СИЗО под домашний арест. Леониду Жданову разрешили только двухчасовые прогулки на улице. Накануне Волгоградский областной суд запретил Леониду Жданову звонить по мобильному, пользоваться интернетом и получать корреспонденцию.

— Мне звонит секретарь судьи, хочет пообщаться. Они своевременно не сделали документы и, получив апелляционную жалобу, не могут заполнить какие-то документы. Взять трубку с незнакомого номера я не могу. Мне тут же звонит инспектор, который меня контролирует, и говорит: «С вами хочет связаться суд». Но как? Вы мне запретили общаться по телефону. У меня не погашен кредит, и поэтому мне нужно выходить в мобильный банк. На работе мне нужно сделать годовую отчетность — отправить письма по электронной почте. Но это тоже невозможно. Опять запрет.

Все  новости об аресте  и расследовании дела мы собираем в отдельном сюжете. 

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (8442) 59-59-16