22 февраля пятница
СЕЙЧАС -5°С
  • 18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «фоторепортаж» или «онлайн-трансляция», вы увидите все подобные материалы V1.RU.

    Подробнее
    3 декабря 2018

    Новый дизайн V1.RU

    V1.RU стал совершенно другим. Мы перешли на новый дизайн и стали быстрее, удобнее и красивее. Вам нравится?

    Подробнее
    Еще

«Это не приговор, а жестокая расправа»: после смертельной аварии у волгоградки забирают двоих детей

На два года 28-летнюю девушку отправляют в колонию-поселение

Поделиться

Ворошиловский суд решил, что детей Виктории Колгановой нужно передать органам опеки 

Фото: Алексей Волхонский 

Авария накануне Нового года разделила жизнь волгоградки Виктории Колгановой на до и после. Визиты к следователям, обвинения в смерти водителя и суровый приговор: районный суд решил не просто отправить ее в колонию, но и забрать двух маленьких дочерей.

— Мои девочки — восьмилетняя София и шестилетняя Варвара стали главными заложницами этого жестокого решения, — не сдерживая слез, рассказывает волгоградка. — Их должна воспитывать мама. А вместо этого их хотят забрать из дома — понимаете, какой это стресс для детей? Пока меня не будет, они могут оказаться в социально-реабилитационном центре. Я узнавала про оформление опеки и даже не знаю, как мои родители смогут собрать такую кипу документов? Это же бюрократия. 

За день до Нового года Виктория Колганова выехала из дома с полным багажником подарков и закруток к праздничному столу.

— Я ехала по улице Нежданова со стороны Максима Горького в сторону центра. Разметки на дороге не было, и движение регулировалось только знаками дорожного движения, — вспоминает Виктория Колганова. — Всего в двухстах метрах от моего дома случилась авария, которая перевернула всю мою жизнь. К сожалению, я не помню самого удара с Lada Priora, ехавшей в поселок Октябрьский. Я очнулась, когда какой-то мужчина уже вытаскивал меня из машины. Помню, что он искал мой телефон, чтобы позвонить близким.

За день до нового, 2017 года волгоградка попала в страшную аварию 

С места аварии, которая закончилась трагедией сразу для двух водителей, уезжали три машины скорой помощи: медики забрали и автомобилистов, и двух пассажиров. 

— Между нами произошло не прямое лобовое столкновение: у меня было задето левое крыло и левый бампер, а у Lada Priora повреждена вся левая боковая сторона, — рассказывает девушка. — Меня привезли в больницу с разрывом селезенки. Водителя той машины — военного в отставке — готовили к плановой операции. После столкновения у него тоже началось внутреннее кровотечение. Ночью он скончался... С тяжкими телесными повреждением в больницу привезли девушку его сына — она сломала себе шейку бедра. Жена погибшего мужчины получила травму головы, а сын, который ехал на переднем пассажирском сиденье, отказался от помощи врачей. Отделался одной ссадиной на лбу.

Дочкам Виктории Колгановой исполнилось шесть и восемь лет 

Фото: Виктория Колганова

«Меня сразу же сделали виноватой»

Вскоре после реанимации Викторию Колганову огорошили новостью: 28 января на нее возбудили уголовное дело. 

— Меня сразу же сделали виноватой. Но я не помнила самого удара, поэтому и не соглашалась с этими обвинениями, и не отрицала их, — уточняет автомобилистка. — После больницы я сама приходила к следователям, и во время каждого моего визита начальник следственного отдела говорил: «Возьми всё на себя». Меня убеждали: есть видео, которое подтверждает мою вину. Но на нем совершенно не видно того, что я выехала на встречную полосу. К тому же я очень хорошо знаю этот участок дороги — езжу по нему каждый день. А водитель той машины приехал из Октябрьского района: я не исключаю, что он не посмотрел на знаки и мысленно разделил всю проезжую часть на две половины. На самом деле, с моей стороны было две полосы, а с его — одна.

Эксперты решили, что авария случилась на полосе Виктории Колгановой

Еще в больнице волгоградка попросила своего гражданского супруга узнать контакты пострадавшей семьи — девушка хотела предложить и медицинскую, и материальную помощь. 

— Я рассчитывала на человеческий разговор, — продолжает Виктория Колганова. — К сожалению, супруга погибшего водителя общаться со мной не захотела. А старший сын, которого не было в машине, сказал, что в моей помощи никто не нуждается. Им нужен только новый дом и автомобиль.

«Мы даже не думали, что дело дойдет до суда»

Через несколько месяцев после страшной аварии волгоградка дождалась вердикта экспертов, которые смоделировали страшную аварию в Ворошиловском районе. 

— В своем заключении эксперты написали, что авария произошла на моей полосе, — уверена Виктория Колганова. — То есть именно водитель Lada Priora выехал на полосу встречного движения. Мы же все умеем считать: ширина проезжей части 11 метров. По дорожным знакам ее делят на три: получается, что ширина одной полосы — 3,6 метра. Столкновение случилось на расстоянии 4,2 метра от правого края дороги со стороны движения отечественной машины. Разве может быть ответ красноречивее, чем этот?

Девушка считает свой приговор не просто жестким, но жестоким 

Внимательно прочитав заключение автотехнической экспертизы, Виктория Колганова и ее адвокат впервые за несколько месяцев облегченно выдохнули. Волгоградцы признаются: они даже не предполагали, что дело дойдет до суда.

— Конечно, мы не были спокойны. Но всё же я верила, что правда должна победить. Тем более если она написана в заключении эксперта. В итоге всё обвинение против меня основано на показаниях двух свидетелей, — рассказывает девушка. — Как будто они видели, что на встречную полосу выезжала именно я. Но может ли водитель, который едет в потоке, видеть, в какую сторону вращает руль автомобилист со встречной полосы? Объективно оценить это на глаз просто невозможно. Речь идет о 20–30 сантиметрах. Когда дело всё же ушло в суд, мы начали изучать его более серьезно. Оказалось, что и свидетели, и сотрудники ГАИ, которые подавали рапорт о возбуждении уголовного дела, когда-то жили в поселке Октябрьский. Возможно, в кабинетной тиши этот вопрос решался заранее. Другого ответа на вопрос, почему виновной назначили именно меня, нет.

«Кто-то не хотел, чтобы я видела записи видеорегистратора»

Вновь увидеть свой кроссовер Hyundai IX-35 волгоградка Виктория Колганова смогла только через девять месяцев после страшной предновогодней аварии. Девушка уверена, что, пока ее везли в больницу, предприимчивые горожане устроили в ее машине настоящее мародерство.

— С автомобиля сняли передний бампер вместе с номерами. Исчез и аккумулятор, — перечисляет волгоградка. — Из салона пропали видеорегистратор, антирадар, флеш-карта и две пятитысячные купюры, которые лежали на панели для флешек. Авария случилась за день до Нового года, поэтому в багажнике лежали подарки и консервация. Кстати, из всех вещей в машине осталась только она. Багажник был абсолютно чистым, а вот банки почему-то разбросали по салону. Там же я нашла свою страховку и свидетельства о рождении на двух дочерей.

После аварии девушке только через девять месяцев вернули ее автомобиль

Сильнее всего волгоградку, получившую срок за смертельную аварию, насторожил фокус с исчезновением видеорегистратора. Девушка не исключает, что ее камера всё же успела записать роковой момент столкновения. 

— Кому-то нужно было его забрать. Украсть его на стоянке не могли: машина была опечатана, а на парковке стоят камеры видеонаблюдения, — убеждена Виктория Колганова. — Вместе с адвокатом мы написали больше пяти жалоб и очень долго добивались возбуждения уголовного дела. Несколько раз нам в этом отказывали, потому что на месте осмотра якобы не было ни одной машины. Да и вообще этих вещей у меня не было: автомобиль ездил без аккумулятора и бампера. Потом нашу жалобу начали «футболить» из одного района в другой. В августе 2018 года дело всё же возбудили. Но с очень интересной формулировкой: вещи пропали из машины, которая была припаркована в неположенном месте. В неизвестное время, в неизвестный день.

Адвокат Виктории Колгановой почти не верит, что в Волгограде девушка добьется оправдательного приговора

«Это не жесткий, а жестокий приговор»

Через два года после аварии Виктория Колганова услышала приговор, который до сих пор не укладывается в ее голове. 

— Ворошиловский районный суд решил, что на два года я должна отправиться в колонию-поселение, выплатить миллион семьсот тысяч рублей в качестве моральной и материальной компенсации, — утирая слезы, вспоминает волгоградка. — Но самое главное, что у меня забирают моих детей — девочек в возрасте шести и восьми лет. Почему мне не дают отсрочки? К сожалению, у меня нет ответа на этот вопрос.

Из машины волгоградки пропали аккумулятор, видеорегистратор и деньги

Адвокат молодой волгоградки Владимир Логинов уверен, что решение районного суда основано на жестокости.

— Это не жесткость, а именно жестокость, которая замешана на черствости и бесчеловечности, — уверен Владимир Логинов. — Это преступление относится к средней категории тяжести. Почему бы не дать отсрочку, не назначить условное наказание? Уже во время разбирательств мы предполагали, что приговор будет. Но что он будет таким суровым, даже не думали. Конечно, мы будем подавать апелляцию. Но, зная судебную практику Волгоградской области, я не рассчитываю на оправдательный приговор. И всё же надежда умирает последней. Мы пойдем до конца.

«Моих детей хотят оставить без мамы»

Больнее всего обвинительный приговор Виктории Колгановой ударил по ее семье. Два года оберегая своих дочек от страшных новостей, девушка даже боится подумать о том, что вскоре ей придется рассказать детям пугающую правду.

— Мои дочки знают, что суд — это какое-то важное совещание, — делится Виктория Колганова. — Они знают и про то, что я попала в аварию и что лежала в больнице. Но от остальных подробностей я их берегу. Возраст у них не тот, чтобы вникать в такие проблемы. Если честно, я еще до сих пор не отошла от шока: насколько не оправданы действия следователей, прокуроров и судей. Вроде бы всё ясно и очевидно: какие могут быть обвинения? Но либо кому-то так захотелось, либо кто-то попросил. Меня это очень угнетает. Моим детям нужно здесь расти...

Два года волгоградка оберегала своих детей от новостей про судебные тяжбы 

Опеку над двумя дочками Виктории Колгановой оформит ее мама. Больше всего женщина боится увязнуть в бумажной бюрократии и задержать девочек в социально-реабилитационном центре. 

— Папа стойко выдержал приговор, а мама до сих пор не вышла из шокового состояния, — добавляет волгоградка. — Ее очень беспокоит вопрос с внуками. Она знает, что никому не отдаст моих детей, но боится бюрократии. Для мамы сбор документов — большая проблема. Она прекрасно понимает, что на это уйдет немало времени. Времени, которое мои дети проведут вне дома.

«Детей могут и не забирать у бабушки»

Уполномоченный по правам детей в Волгоградской области уверена, что после такого сурового приговора детей могут сразу же оставить с их бабушкой. 

— Этот суд не может принимать решений о передаче детей кому-то из родственников, — уверена Нина Болдырева. — По закону этим занимаются органы опеки и попечительства. Именно они решат, кому передавать девочек. Если суд выдал такое решение, то это совершенно не значит, что детей заберут. Мать осуждена, отец лишен родительских прав, но дети находятся под надзором бабушки. Она может написать заявление в органы опеки и попросить ее назначить опекуном. И если для этого нет никаких препятствий, то ее назначат. Я поинтересуюсь этой ситуацией в органах опеки.

В пресс-службе региональной полиции корреспондентам V1.RU еще раз напомнили об обстоятельствах страшной аварии. 

— Иномарка и отечественный автомобиль столкнулись 30 декабря 2016 года в 16:45, — напомнили в пресс-службе областного главка. — Авария случилась на пересечении улиц Неждановой и Автозаводской. После сильного удара с политравмой и сотрясением мозга врачи увезли в больницу водителя Hyindai. Помощь медиков понадобилась и всей семье из Lada Priora: 55-летней женщине поставили диагноз «тупая травма грудной клетки», а ее невестке — «перелом левого бедра». Автомобилист за рулем отечественной машины погиб.

Комментировать