4 июля суббота
СЕЙЧАС +35°С

Архитектуру Волгограда подготовили к перезагрузке

Поделиться

Архитекторы, застройщики и чиновники от архитектуры собрались за круглым столом для того, чтобы обсудить ситуацию в градостроительной сфере региона и наметить пути стабилизации сложившейся ситуации. Поводом для совещания послужила расширенная коллегия прокуратуры Волгоградской области, на которой губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров высказал крайнее недовольство состоянием дел в архитектурно-строительном комплексе города, а также изъявил желание сменить Александра Моложавенко на посту главного архитектора города, объявив своего рода конкурс на эту должность, рекомендовав, впрочем, включить в него и господина Моложавенко.

По словам министра строительства регионального правительства Валентины Гречины, разговор о проблемах в сфере землепользования и градостроительства созрел очень давно.

«Особый акцент на коллегии был сделан именно на Волгоград, – пояснила госпожа Гречина. – И поскольку впервые обо всех проблемах города было сказано публично, мы посчитали необходимым продолжить этот разговор, переведя его в плоскость градостроительства и пригласив на него, пожалуй, самых известных профессионалов – архитекторов и строителей. Очень бы хотелось, чтобы в конечном счете получился разговор, на котором мы бы смогли обсудить не только ситуацию, которая сложилась сейчас в городе, но и нашли бы пути решения, которые бы помогли в короткие сроки решить все те проблемы, которые есть сейчас в городе-герое, чтобы в нем было комфортно жить, и чтобы строители не уходили из города, а наоборот, возвращались».

Как уточнил руководитель ООО «ПСО Волгоград» Михаил Норкин, уже одно то, что на ситуацию в градостроительной сфере Волгограда обратила внимание прокуратура, свидетельствует о том, что тот ком проблем, который годами копился в регионе, нуждается в экстренном решении.

«Действительно, проблемы в архитектурной среде Волгограда существуют, накапливались они очень давно, но за последнее время сильно обострились, – считает господин Норкин. – Первое, что не нравится застройщикам, – это пресловутые административные барьеры, которые препятствуют инвестиционным процессам. Одним из наиболее серьезных барьеров являются техусловия, которые выдвигают сетевые компании. Фактически техусловия должен выдавать город, но занимаются этим сетевые компании. Поэтому нужно кардинальным образом поправить систему действий органов местного самоуправления, пересмотреть порядок выдачи техусловий и делать это так, как положено. А главное – нужно разработать определенные регламенты действий администрации города, из которых будет понятно, кто в какое время что должен делать, и с кого в случае чего будет спрос.

Второе – нам, в первую очередь жителям Волгограда, не нравится архитектурный облик города. Последние архитектурные объекты, которые появляются в городе, появляются не там, где необходимо, с нашей точки зрения, в зоне особой архитектурной значимости появляются вообще не значимые с точки зрения архитектуры объекты. Мы это тоже видим. В чем кроется причина? На мой взгляд, прежде всего в несовершенстве законодательства. Вопрос архитектуры начисто исключен из градостроительного кодекса. В нем мы не найдем понятия архитектуры, архитектора и главного архитектора. Но при этом существует закон об архитектурной деятельности, и это, пожалуй, единственный документ, который хоть как-то отстаивает права архитектора. Сегодня застройщик довлеет над архитектором, и это факт. С другой стороны, очень многие архитекторы потеряли свою принципиальность.

На коллегии прокуратуры я приводил один простой пример. Когда главный архитектор Волгограда Вадим Масляев и мы, районные архитекторы, разговаривали о пустырях того же Красноармейского района, я всегда спрашивал – почему мы их не застраиваем, а сносим частный сектор и на его месте строим жилье? Он всегда отвечал, что не готовы архитекторы, не готовы строители, а самое главное – власть не готова делать качественно. То же самое, на мой взгляд, происходит сейчас».

По мнению архитектора Норкина, необходимо ввести определенные рычаги воздействия, в первую очередь на застройщиков. При этом Михаил Норкин особо отмети, что подобные рычаги существуют.

«Правление Союза архитекторов Волгоградской области внесло свои предложения о внесении изменений в Градостроительный комплекс Волгоградской области, где мы можем внести дополнительные требования к постройкам в зонах особой градостроительной значимости. Их можно обозначить в правилах землепользования и застройки, в них же можно написать необходимые требования к архитектуре, особенно в зонах особой градостроительной значимости, оформив в виде архитектурно-планировочного задания. Да, с одной стороны, мы получим еще один документ к градостроительному плану земельного участка, с другой, если введем эту норму, то хотя бы в особых зонах заставим коллег проектировать качественно, красиво. Также не следует сбрасывать со счетов и градостроительные советы, на которых коллеги могут доложить о своем проекте, выставив его на суд архитектурной общественности.

Еще один механизм – так называемая архитектурная критика. Странно, что с одной стороны, сейчас можно говорить все, что хочется, но с другой – не появляется никаких критических статей о состоянии того или иного объекта. Появился новый объект – давайте посмотрим, нравится или нет. Будет ли его появление ошибкой – или нет. Об этом можно было бы подискутировать, поговорить, и любой архитектор уже бы действовал с оглядкой на мнение коллег».

Заместитель директора ЗАО «Институт "Волгоградгражданпроект"» Александр Вязьмин предположил, что ситуация с архитектурным обликом Волгограда будет ухудшаться и дальше.

«Облик среды, который окружает нас, – это не только дома и фасады, – заявил господин Вязьмин. – Это и парки, и дороги, и мощение, и малые формы, и освещение, и скамейки, и качество дендрологии, и состояние фасадов... У нас в центре все дома – памятники, которые находятся в ужасающем состоянии. Сейчас вообще появилась непонятная мода выстраивать вокруг фасадов загородочки. Все переживают, что эта красота упадет на кого-нибудь и убьет. И мы не ремонтируем эти дома, мы их только отгораживаем, никак не улучшая и не обогащая. Это все наша среда, качество нашего архитектурно-художественного облика.

Еще один момент: если наши застройщики будут строить не самое красивое, а самое дешевое, то ничего хорошего из этого не будет. Сегодня это самая настоящая беда. Мы строим очень много социального жилья. Сегодня эти новостройки красивые, притягивают покупателей тем, что они новые, вокруг них хорошее благоустройство, зеленые газончики. Но пройдет время – и вся эта огромная масса дешевого жилья превратится в очень неблагоприятную архитектурную среду. И это происходит по всем городам России. Можно, конечно, свалить все на архитектора. Мы привыкли, что за прочность отвечает конструктор, за функциональность – технолог, за красоту – архитектор. И когда эта красота начала гибнуть, обрушаться и не восполняться – на нее обратили внимание. Городу сейчас 70 лет, он начал чахнуть. Посмотрите, во что превратились наши колоннады, в каком виде стоит наша ротонда, в каком состоянии зелень, что у нас стало на Аллее Героев. Франгуляновские рестораны, какие-то темные, без витрин, закрытые банковские штуки, безобразная реклама. Как это отрегулировать? Как заставить соблюдать условия, если эти самые условия не прописаны? Мы жаловались, что у нас нет правил землепользования и застройки, и поэтому у нас все плохо. Мы их принимали семь лет и в итоге приняли в надежде, что все у нас будет замечательно. Но в последние годы мы только и делаем, что вносим в них изменения. И не такие, чтобы вместо застройки разбить парк. Наоборот, давайте у парка отрежем кусочек и поставим здесь магазинчик. Если мы приняли закон функционирования архитектуры в городе – давайте его исполнять, а не искать, как бы его обойти.

Как обойти закон и решить свой коммерческий вопрос – это основная проблема на сегодня. На это нужно обратить основное внимание. Правила землепользования и застройки должны быть основным законом городского развития. Их нужно нарабатывать и совершенствовать. Градостроительные законы развитых стран готовились веками, в результате там расписано все – где с собачкой гулять, как кустики стричь. Мы сейчас к этому только подкрадываемся. Сделали градостроительный кодекс – но забыли прописать в нем слово «архитектура». Хотя на архитектуре тоже можно зарабатывать. Приведу один пример. Есть такой далеко не самый богатый городок в Испании под названием Бильбао. В нем сократился поток туристов. Власти города приняли решение построить красивый дом и построили шикарную библиотеку. В результате поток туристов увеличился в 10 раз, и деньги пошли! Так что, повторюсь, на архитектуре можно зарабатывать. У нас, слава богу, в этом смысле имидж еще не совсем испорчен, у нас основополагающая архитектура, которая была создана мэтрами, которая вошла во все учебники. Главное, чтобы она не погибла на наших глазах».

По мнению министра Гречины, при наличии действующих правил землепользования и застройки нужна всего лишь политическая воля для того, чтобы эти правила строго соблюдались. Кроме того, Валентина Гречина обратила внимание и на разноплановое оформление магазинов, расположенных вдоль основных городских магистралей.

«Недавно я ездила в Светлый Яр, – продолжила министр. – В том же Кировском районе все первые этажи жилых домов отданы в аренду или выкуплены, и каждый магазинчик выкрашен в свой цвет. Аналогичная ситуация и в центре. Что мешает навести порядок в этой сфере? Ведь это работа районных архитекторов, и денег здесь особых не надо».

Отметим, что в недрах городской думы уже несколько лет лежит весьма интересный документ «Правила застройки на территориях общего пользования». Он был создан волгоградскими архитекторами и регламентировал то, что можно делать на улицах.

«Речь в документе шла о главных территориях – тротуарах, дорогах, стоянках, – пояснил Александр Вязьмин. – Там говорилось о том, можно ли посреди улицы поставить АЗС, магазин, какой-то другой коммерческий объект. И этот документ уже несколько лет находится в гордуме. Как выяснилось, потому что далеко не все депутаты довольны этим документом. Все задают вопрос «почему», ведь эти люди пришли для того, чтобы отстаивать интересы города. Но, как выяснилось, у депутатов есть определенные коммерческие интересы, благодаря которым этот документ сдерживается. Важно, чтобы ларек стоял именно на тротуаре. Потому что только в этом случае он будет приносить прибыль.

Такой документ существует, но он до сих пор не принят. За ним не надо ходить в ту же Москву. Так давайте же все же примем его. Как это было сделано в Санкт-Петербурге, где прописали жесткие регламенты поведения на главных улицах города – Невском проспекте, Московском... Высота входа, мощение, отсутствие кондиционеров на фасадах зданий... Мы, архитекторы, в состоянии подготовить такой документ. Но будет ли он принят депутатами? Это тоже важный вопрос».

Директор межрегионального центра повышения квалификации и аттестации специалистов строительного комплекса Валентин Бабалич обратил внимание еще на один аспект архитектуры и строительства: безопасность возводимых объектов.

«Эстетичность и комфорт, безусловно, являются важными проблемами. Но лично меня беспокоят вопросы безопасности строительства зданий и сооружений, – пояснил господин Бабалич. – Сейчас мы вплотную приблизились к берегу Волги. Там шикарные зоны, где по идее просятся рекреационные зоны для волгоградцев. Но мы вошли туда с жилой застройкой. И возникает проблема: в городе не осталось никаких органов, кто бы контролировал подобную застройку. И если ко мне обратятся и попросят запроектировать здание на берегу Волги, я откажусь. Просто потому, что я сделаю все качественно, но я не уверен, что завтра не придет кто-нибудь еще, не купит землю чуть ниже, прокопает там маленькую канавку, и в итоге все мое здание сползет. У нас нет единой технической политики. В Москве этот вопрос давно решен. Там создана специальная комиссия при мэрии, которая решает все эти вопросы. У нас же этого единого органа нет. Я сделаю одно, все правильно, другой сделает тоже все правильно, но взаимно мы друг на друга повлияем очень сильно. И эти моменты вообще выпали из поля нашего зрения.

При этом, общаясь с теми, кто принимает подобные решения, я вижу, что их квалификация крайне низкая. При этом все чиновники проходят повышение квалификации в академии госслужбы. Безусловно, это правильно. Чиновник должен быть в курсе всех изменений в законодательстве. Но в их ведении находятся еще и технические вопросы. Почему эта квалификация не повышается? И это серьезная проблема».

Стоит отметить, что идея подготовки чиновников, в том числе по программам градостроительства, давно витает в воздухе. Город – это сложная система, социальная, пространственная, инженерная, технологическая. И любое принимаемое решение в одном аспекте отражается и в остальных. Для того, чтобы отдавать себе отчет о последствиях принимаемых решений, нужно понимать что город функционирует как единый организм, при этом архитекторы в данном случае выполняют заказ общества и власти, но при этом в первую очередь он представляет интересы общества.

Тот Волгоград, что есть сейчас, – это отражение тех ценностей, которые были в обществе на протяжении последних 20 лет, а архитектура – слепок ценностной модели общества, в котором пользу сейчас определяет в первую очередь заказчик. Поэтому собравшиеся на круглом столе сошлись во мнении, что если власти нужна архитектура, то нужно поставить перед специалистами соответствующую цель.

При этом нужно решить вопрос и с процедурой оформления документов. Застройщики в голос твердили о том, что для того, чтобы выполнить все необходимые бумажные процедуры и собрать все необходимые справки, нужно время в разы большее, чем то, которое отводится законом для получения разрешения на строительство. В качестве одной из возможных мер по решению сложившейся ситуации предлагается принимать документы для выдачи разрешения на строительство в многофункциональных центрах, при условии, что все будет действовать в реальном режиме «одного окна», в котором не будет различных «форточек».

Кроме того, необходимо строго контролировать соблюдение всех регламентов и сроков, перенимая опыт других регионов, где все процедуры давно отлажены. В частности, по словам одного из присутствующих на совещании застройщиков, достойный пример показывает Ярославль, где такой важный процесс, как прохождение экспертизы проекта, занимает два–три дня. В помещении экспертизы в Ярославле стоит несколько компьютеров, на которых установлены все наиболее популярные архитектурные программы, что позволяет в течение считаных часов подправить недостатки проекта.

В Волгограде же для получения всех необходимых документов нужно потратить в среднем,два года. Для ускорения всех этих процессов министр строительства Валентина Гречина предложила сделать «контрольное прохождение» документов, для того, чтобы понять, на каких именно этапах происходят сбои в работе. При этом и застройщики, и архитекторы, и чиновники сошлись во мнении, что комитет по градостроительству и архитектуре категорически нельзя сокращать. Наоборот, нужно увеличивать количество специалистов. К примеру, в отделе по выдаче разрешений на строительство сегодня работает всего три человека. Для примера в соседнем Волжском в этом же отделе работают пять человек.

Архитектура – это та сфера деятельности, которую трогать нельзя. И без смены системы в целом, без добавления количества специалистов, проблему не решить. Даже если сменить руководителя комитета.

«При мне в комитете по архитектуре работали 75 человек, – заявил Михаил Норкин. – Мы выдавали 160 землеотводов в месяц и отвечали на 2500 писем. Сейчас у Александра Моложавенко работают около 70 человек, выдают 420 отводов и отвечают на шесть тысяч писем».

Кроме того, за последние полгода около трех месяцев деятельность комитета проверяла прокуратура, которой нужно было предоставить все необходимые документы, вместо того, чтобы заниматься основной работой. Все участники сошлись во мнении, что в городском комитете по архитектуре есть системный кризис, который нужно так же системно решать.

Отметив общий позитивный характер встречи, ее участники высказали намерение встречаться в подобном формате регулярно, а также попросили Валентину Гречину посодействовать в том, чтобы оставить Александра Моложавенко на должности главного архитектора.

«Действующий главный архитектор Волгограда проработал на своей должности около четырех лет, – уточнил Александр Вязьмин. – За это время сменились три мэра, полностью менялась структура администрации, и каждый раз в эту структуру надо было встраиваться. К слову, Андрей Косолапов – это первый мэр, который нашел время и возможность встретиться с главным архитектором и пообщаться. И спасибо прокуратуре за то, что, наконец, заставила нас говорить о тех проблемах, которые накопились в Волгограде.

Кроме того, должны быть и регламенты, и правовые акты, которые бы защищали архитектора. Должны быть, в конце-концов, правила. Их надо принять и контролировать, чтобы они исполнялись. У нас сегодня очень многое зависит от гражданской позиции чиновника, который сидит в кресле. А должна быть объективная система оценки. И она ведь существует в мире. Делается стратегия, делается генплан, прописываются регламенты, условия строительства, этажность, красные линии, трассировки сетей, а потом продаются участки. Хочешь строить жилье – пожалуйста. Но будь добр, соблюдай установленные регламенты. Не хочешь – до свидания. У нас же пока все с точностью до наоборот. И это тоже часть системы, которая вводит в заблуждение всех участников процесса. Мы же сами обсудили стратегию, сделали правила землепользования и застройки, а потом начинаем искать лазейки. Значит, плохо сделали, значит, невнимательно разработали основополагающую документацию. Базовые документы не должны меняться по воле новых глав. Это должно быть исключено. Если бы у нас были разработаны нормальные базовые документы, скоординированные с нашими программами и проектами, если бы застройщик к нам приходил на уже готовые площадки, тогда бы было понимание и инвесторов. У нас же пока нет ничего.

Если же говорить о личностях, то, учитывая, что должность главного архитектора Волгограда очень значимая, и менять человека на ней очень опасно просто потому, что нет подготовленных людей, мы бы просили дать возможность Александру Моложавенко поработать над ошибками, помочь ему, а потом, соответственно, спросить. Это было бы правильно. У нас состоялось заседание правления Союза архитекторов, мы вспомнили всех и после жарких дебатов остановились на том, что не надо делать сейчас резких шагов, нужно дать возможность поработать Моложавенко. Сейчас ему все кинулись помогать, начиная от прокуратуры, заканчивая администрацией. Вы бы видели, с каким вдохновением он вернулся после встречи с Андреем Косолаповым. Мэр его заверил, что все вопросы с отказами будут исходить от имени Косолапова. При такой поддержке, таком понимании, это будет здравое решение. Человек проработал в архитектуре более 20 лет, знает все сроки, знает недостатки. Давайте ему поможем. Он знает город, он знает, с чем к нему пришел застройщик. У него все перед глазами. Таких людей, как Моложавенко, – единицы».

Главный архитектор Волгоградской области Анатолий Еськин заявил, что даже существующие документы: Генплан, правила землепользования и застройки – нуждаются в уточнениях.

«К примеру, в правилах землепользования и застройки указано, что торговые объекты могут располагаться на красных линиях, но у нас есть такие участки, которые вроде бы проходят по всем градостроительным нормам, но ставить объект там нельзя. При этом нельзя и отказать. Наглядный пример – стройка на Вучетича, 27 в Красноармейском районе. Документы были все в порядке, и я не имею права отказать. Но дом там просто не садится. И фактически мы запретили застройщику строительство просто потому, что иначе люди выйдут на Вторую Продольную. Сейчас у нас во главу угла ставится финансовая прибыль, и ничего другого. Еще один пример – тот же Волгоградский грузовой порт. Там построят две–три свечки высотой этажей в 20, которые в лучшем случае через 30 лет сползут в Волгу. При этом вся набережная – зона особой градостроительной ценности. Ни в одном градплане никто никогда не покушался на то, чтобы на набережной вырос жилой район на 100 тысяч квадратных метров. Но появился инвестор, который купил землю и сказал «хочу». И он нашел, как он считает, «лучших в мире» проектировщиков, которые нарисовали ему жилой район. При этом никто этого жилого района не видел. Он не был показан никому. Увидеть его удалось случайно в Ростове-на-Дону, где авторы демонстрировали, какие они рисуют красивые проекты. В генплане ничего подобного не было. Набережная была набережной. Но потом внесли изменения, посреди набережной нарисовали жилой квартал, поставили его на учет, и инвестор смело говорит, что имеет право делать там все, что захочется».

В конечном счете все участники круглого стола сошлись во мнении, что нужно менять в первую очередь систему работы и отношение к архитектуре. Уже сейчас готовится новая структура комитета по градостроительству и архитектуре, обсуждается вопрос возврата должности главного художника. Кроме того, от всех собравшихся попросили представить свое видение изменений в сфере архитектуры, градостроительства, взаимодействия властей с архитекторами и застройщиками и на основании этих предложений выработать решения, которые будут способны быстро и кардинально изменить ситуацию в градостроительстве и архитектуре Волгограда.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!