28 мая четверг
СЕЙЧАС +27°С

Активисты общественной организации «Народный стройконтроль» оспорили результаты скандальных публичных слушаний по проекту планировки центральной набережной Волгограда. Сами активисты утверждают, что публичные слушания были по сути сфальсифицированы, эксперты же уверяют, что все замечания и предложения, высказанные на публичных слушаниях, учтены, а претензии активистов касаются только лишь процедуры проведения мероприятия.

Как рассказала Dom.v1.ru руководитель общественного движения «Народный стройконтроль» Виктория Сополева, вчера были поданы жалобы во все возможные инстанции, начиная от районной прокуратуры, заканчивая генпрокуратурой и администрацией президента России. Активисты требуют пересмотреть результаты общественных слушаний, мотивируя это грубейшими нарушениями процедуры проведения мероприятий.

«Наша главная цель – сделать так, чтобы публичные слушания проходили максимально честно, – пояснила госпожа Сополева. – По закону о публичных слушаниях в них имеют право принимать участие только те люди, которых непосредственно касается вопрос, вынесенный на слушания. Не могут жители Красноармейского района голосовать за изменение предельных размеров здания на улице Краснознаменской. Просто потому, что Краснознаменская находится в нескольких десятках километров от Красноармейского района. Тем не менее людей на автобусах подвозят на слушания, они голосуют так, как им скажут, а в результате страдают те, кому жить непосредственно с этими новостроями. С такой практикой проведения публичных слушаний надо бороться, иначе вскоре весь Волгоград будет застроен абы как и абы чем».

Кроме того, заявление в прокуратуру написал и другой гражданский активист Алексей Ульянов.

«Я не оспариваю сами публичные слушания, я оспариваю их результат, – пояснил господин Ульянов. – По закону организаторы обязаны обеспечить место всем, кто пришел принять участие в мероприятиях. Этого сделано не было. Еще одно нарушение, на мой взгляд, заключается в том, что не велся протокол слушаний. Все записи делались на обычные чистые листы. Плюс сама по себе атмосфера проведения слушаний была, мягко говоря, неудовлетворительной. Не было представлено достаточно материалов для ознакомления, а речь выступающих тонула в хлопании и свисте. Кроме того, нас лишили процедуры обсуждения проекта. Поэтому я намерен требовать проведения повторных публичных слушаний в более приспособленном для этого месте. По самому же проекту у меня возражений нет, особенно после того, как я принял участие в совещании у Натальи Латышевской, где главный архитектор Волгограда Александр Моложавенко в спокойной обстановке рассказал о том, что планируется сделать на набережной. После этого у меня наконец начало складываться понимание того, что происходит, и я надеюсь, что на новых публичных слушаниях я смогу высказать свои возражения, которые будут запротоколированы».

Сам же Александр Моложавенко пояснил, что основные замечания участников публичных слушаний уже учтены, а соответствующие изменения – внесены в проект.

«Законодательство предусматривает возможность обращения в суд тех граждан, чьи права или интересы затрагивают публичные слушания, – говорит господин Моложавенко. – Но по большому счету у людей претензии к самой процедуре проведения публичных слушаний, поскольку многие желающие просто не сумели высказаться. Что же касается самого проекта, то я четко зафиксировал все замечания, которые были – это увеличение площади озеленения и мест для отдыха детей и взрослых, уменьшение площади бетона. В целом все пожелания, которые высказали граждане, были приняты, учтены и найдут отражение в проекте».

Заместитель директора по строительству ЗАО «Институт "Волгоградгражданпроект"» Александр Вязьмин не одобрил протеста активистов, пояснив, что этот проект – шанс дать набережной вторую жизнь.

«Есть такая поговорка – благими намерениями вымощена дорога в ад, – говорит господин Вязьмин. – Если бы эти активисты боролись за что-то стоящее, ну, например, встали с пикетами возле франгуляновского кафе в парке Победы, в зоне охраны объекта культурного наследия, или же возле кафе «У дяди Миши», которое тоже попало в охранную зону, я бы еще понял. А так, на мой взгляд, они просто тянут время, а толку от их движений никакого. Этот проект нужно утверждать. Да, он совершенно никакой, в нем ничего нет, но он даст возможность делать рабочие проекты, начинать мостить, сажать цветы и деревья, тянуть воду для полива... Мы 30 лет спасали набережную от самих себя. Спасли. А дальше что?»

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!