18 января суббота
СЕЙЧАС +1°С

Наргиз Закирова, певица: «Если мне понравится Волгоград, я набью себе Родину-Мать»

Поделиться

Наргиз Закирова, 43-летняя бритоголовая и татуированная певица, несколько месяцев потрясавшая тысячи российских телезрителей своим мощным хриплым вокалом, выступила 2 июня с концертом в Волгоградском Доме Офицеров. Перед выступлением брутальная финалистка второго сезона шоу «Голос» Наргиз Закирова рассказала V1.ru о своих детях-американцах и своей эпатажной внешности, о победе Кончиты Вурст на Евровидении и о своем новом продюсере Максиме Фадееве.

– Наргиз, многие известные российские артисты вернулись обратно в Россию после долгих лет жизни в США: Успенская, Шуфутинский, Кончаловский... Если у вас здесь все сложится, планируете ли вы возвращаться в Россию или будете дальше жить в Соединенных Штатах?

– С того момента, как закончился «Голос», я практически живу в России. Дома, в Америке, я была всего три раза. Могу сказать, что я пока не готова переехать сюда. Мои дети там... и они уже американцы, со своей, американской, ментальностью. Им будет нелегко здесь адаптироваться. Скажу больше: моя старшая дочь сейчас ждет ребенка. Естественно, рожать она будет в Америке. Младшая дочка еще не закончила школу, а у среднего сына там очень большая любовь, поэтому о переезде всей семьи пока и речи быть не может. А для редких встреч есть самолеты.

– Вы продолжатель великой династии Закировых. Ваши дети пошли по стопам своей матери? Быть может, вы где-нибудь преподаете?

– Дети продолжают мое дело, но они не совсем певцы. Все дети очень хорошо поют, особенно младшенькая дочка (у Наргиз Закировой трое детей: 24-летняя дочь Сабина, 18-летний сын Ауэль и 14-летняя дочь Лейла. – Прим. автора.). Она исполняет песни на достаточно профессиональном уровне, но она не относится к этому серьезно. А что касается преподавания – я не имею права это делать, потому как я сама нигде не училась. Помогать, направлять могу, а преподавать – нет.

– Недавно вы перешли под крыло самого неординарного продюсера России Максима Фадеева. Что ожидаете от вашего творческого тандема?

– Максим Фадеев – особенный человек. А я всегда стремилась не стоять в очереди за теми, кто делает что-то в миллионный раз, перепевает песни и выглядит, как будто с конвейера. Фадеев меня всегда привлекал своей необычностью. Его музыка – это моя религия. Я безумно счастлива, что я сейчас нахожусь в их «семье», как они называют свой продюсерский центр. Максим научит меня многому как певицу. Могу заявить, что у Фадеева как у исполнителя – голос, который можно узнать из миллионов.

– В многочисленных интервью вы говорили о том, что в прошлом вы пытались создавать группы, но они распадались. В каком музыкальном стиле были те группы, и какой стиль ближе вам сейчас? Хотели бы поменять свое «звучание»?

– Возможно, когда-нибудь я поменяю свое звучание. Но не потому, что это будет востребовано публикой – что-то может измениться во мне. Я непостоянная и не могу оставаться в одном и том же состоянии все время. Если вы загляните в мой плей-лист, вы увидите там абсолютно разные жанры: от славянских мотивов до тяжелого металла. Что касается моего опыта... Я родилась рокершой, и рок-н-ролл будет во мне всегда. Одна из групп была в стиле «хеви металл», другая – «альтернативный рок». Распались они по абсолютно глупым причинам. В одной группе наш соло-гитарист почувствовал себя рок-звездой еще до того, как мы начали выступать, в другой гитарист воспринял музыку как хобби. Для меня занятие музыкой – это жизнь, поэтому нам пришлось попрощаться. Но я ни о чем не жалею, потому как у меня за спиной – куча материала, который я использую и сейчас.

У меня нет кумиров, но мне очень нравится Дженис Джоплин, ныне покойная Эми Уайнхаус, группа «Дорс», Питер Гейбриел и «Пинк Флойд». Мой идеал – это Роберт Плант. И некоторые бессмертные песни этих великих музыкантов звучат и на моих концертах. Я включила их в свой сет-лист не потому, что думаю: «Ко мне приходит только молодежь, а это плохо! Нужно срочно привлечь бабушек и дедушек, тетенек и дяденек, а еще детишек!». Программу я составляю из всех своих любимых песен и жанров. Но, в основном, на моей сцене царит рок-н-ролл.

– Не пробовали использовать в своих выступлениях родные узбекские напевы?

– Я не то, чтобы не пробовала – я просто не умею этого делать. А я никогда не берусь за то, что я не умею. Я люблю узбекскую музыку, моя мама пела мне колыбельные, могу намычать себе под нос что-то... Но чтобы исполнять на профессиональном уровне, как допустим, певица Севара Назархан, – нет.

Никогда не чувствовала себя восточной женщиной, хотя безгранично уважаю эту культуру и преклоняюсь перед ней во всех ее проявлениях. Всю жизнь у меня было ощущение, что я родилась не там, где нужно, и не в то время. Мне с детства нравилась славянская этническая музыка, я слушала пластинки с русскими народными сказками. А еще на меня всегда показывали пальцем – мол, да она же на узбечку и не похожа! Узбечки-то все круглолицые, с красивыми бровями и аппетитными формами...

– Кстати, о внешности. У вас она достаточно необычная ...

– Моя внешность не просто необычная, она эпатажная, и вызывает много эмоций у других людей. К этому я давным-давно привыкла. Даже в Нью-Йорке – вроде бы, достаточно толерантном городе – некоторые люди оборачиваются мне вслед. Но меня никто не задирает, никто не трогает и никто надо мной не смеется.

Мне постоянно задают один и тот же вопрос: «В какой момент вы решили изменить свою внешность?». На него я отвечаю одинаково: у меня не было эскиза, чтобы сделать из себя кого-то или даже звезды, на которую я хотела бы походить. Это все происходило постепенно. Все, что я делаю – это порыв души. Я достаточно эмоциональный человек, мне хочется находиться в «здесь и сейчас».

– В таком случае вы готовы сделать тату с Родиной-матерью?

– Я могу набить на груди: «Волгоград»! Шучу, конечно. Все мои татуировки связаны с какими-либо событиями моей жизни. Последняя моя татушка – слово «Голос» на левой руке, которую я сделала еще на проекте. Если в моей жизни произойдет что-то интересное, что сильно западет в мое сердце, я обязательно сделаю себе что-то еще. Поэтому... Если мне сильно понравится в Волгограде, я сделаю себе татуировку Родины-матери! (Смеется.).

– Детям не тяжело с таким нестандартным образом матери – яркой, интересной, жизнерадостной женщины, но все же эпатажной? Были ли такие ситуации, когда им было неудобно за вас?

– До проекта «Голос» в нашем доме в Нью-Йорке постоянно гостили друзья моих детей, притом мы были в прекрасных отношениях с их родителями. Когда у нас были собрания в школе, мои детки не просили прийти папу. Они требовали, чтобы я оделась по-рокерски и шла на родительское собрание. Моя младшенькая говорила всем своим одноклассникам с гордостью: «Это моя мама!». А дети отвечали: «сool, cool!», то есть «клевая, клевая!». Одно время я работала в тату-салоне, и мои дети приводили своих друзей, чтобы именно я сделала им татуировки. Конечно, я все согласовывала по телефону с их родителями. Интересно, что семьи, которые живут в нашем районе Стейт Айленд, по-доброму называют нас – меня, моего любимого мужа Филлипа, с которым мы вместе 16 лет, и моих детей – «семейкой Адамс».

– К слову, об эпатажных личностях…. Совсем недавно победа Кончиты Вурст на Евровидении вызвала бурю негатива в рунете. А как вы относитесь к этому?

– Люди очень злые. Им только дай человека, которого можно заклевать и оскорбить. У меня тоже была история, когда я только прошла на шоу: народ строчил отрицательные комментарии, возненавидев меня всеми фибрами души. Но я справилась. А что касается Вурст… Скажу честно, когда я увидела Кончиту, я не поняла, что происходит. Еще не услышав ее… его… то есть, ее голос, я подумала, что это какой-то прикол. Я не была в диком восторге от ее вокала или песни, но я понимаю, откуда это все. Люди, которых тоже, как и меня, ни за что оскорбляют, хотят наконец-то хоть каким-то образом о себе заявить. Но, главное, я никого не осуждаю.

– Если уйти от внешности, то какая Наргиз Закирова внутри?

– В детстве я представляла себя Дюймовочкой. В школе и детском саду я всегда стояла последней на физкультуре, меня даже называли мухой: у меня были большие глаза, большой рот и тонкие ножки, и это вызывало смех у моих одноклассников. У меня была мечта: попасть в мир, где все точно такие же, как и я. А сейчас, если бы я была бы сказочным персонажем, я стала бы Маленьким принцем или Дон Кихотом. Я тоже борюсь с ветряными мельницами, как Кихот, и выращиваю свою розу – мечту, как Маленький Принц.

V1.ru благодарит концертное агенство и билетного оператора «kassa34» за помощь в подготовке материала.

 

Наргиз Закирова родилась в 1970 году в Ташкенте в известной в Узбекистане музыкальной семье. Мать – Луиза Закирова, популярная в 60-70-е годы эстрадная певица, выступавшая, в частности, в дуэте со своим братом Батыром Закировым. Отец Наргиз – Пулат Мордухаев, бухарский еврей, был ударником в ансамбле, руководимом Батыром Закировым.
В 4 года Наргиз впервые выступила на сцене. В 15 лет с песней «Помни меня» (на музыку Фарруха Закирова и слова Ильи Резника, записанной певицей вместе с ещё несколькими песнями для фильма «Невеста из Вуадиля» (режиссер – Али Хамраев), появилась на фестивале песни «Юрмала-86», где получила приз зрительских симпатий. Училась на эстрадном отделении в республиканском цирковом училище. С успехом выступала со своей группой. В 1995 году с родителями и дочкой переехала в США в Нью-Йорк. В первые годы после эмиграции работала в магазине, пиццерии, видеосалоне, в тату-салоне, выступала в ресторанах. В 2001 году записала альбом в стиле этно «Золотая клетка», опубликованный компанией Sweet Rains Records в Интернете.
В 2013 году прошла три этапа отбора на американский X-Factor, но после того, как организаторы не перезвонили, отправилась на российский телевизионный проект «Голос». 20 декабря 2013 под руководством наставника Леонида Агутина вышла в финал конкурса, но уступила Сергею Волчкову.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
123
6 июн 2014 в 15:31

очень позитивный человек)
приятно было посмотреть видео,