4 декабря суббота
СЕЙЧАС +3°С

Александр Чекунов, заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи ГУЗ КБ №5, врач высшей категории: «Для нас главнее – здоровье матери и ребенка, а не раскладывать бумажки»

Поделиться

Можно ли обследоваться при беременности и рожать в том роддоме, в котором хочется? Проходит ли общий персонал роддомов курсы повышения квалификации? Возможно ли спланировать пол будущего ребенка и, например, рожать вместе с родственниками? На эти и другие вопросы V1.ru ответил заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи ГУЗ КБ №5, врач высшей категории Александр Чекунов.

– Александр Владимирович, вы и хозяйственник, который ведет «бумажную» работу, и практикующий врач-акушер высшей категории, принимающий пациенток. Не страдает ли какая-либо сторона вашей работы? Все успеваете?

– Более того, я еще и регулярно дежурю в роддоме. (Смеется.) Уже около 20 лет я работаю в акушерстве и гинекологии, по распределению объездил более десятка районов области, и все время – как практикующий акушер-гинеколог. И сейчас я, будучи начальником, далеко не кабинетный администратор, который только подписывает бумажки и раздает указания, – мне такая работа, если честно, даже не нравится. Мне интереснее, например, разобрать клинический случай или помочь женщине в сложных родах. В нашей работе главное – выписать здоровую мать и здорового ребенка. А не бумажки раскладывать.

– ГУЗ КБ №5 ведет будущих мамочек буквально от зачатия и до родов… Расскажите, какие сегодня отделения «помогают» будущим волгоградцам появиться на свет?

– Блок акушерско-гинекологической службы пятой больницы состоит из нескольких подразделений: это гинекологическое отделение, одна из самых больших женских консультаций в городе (в сутки ЖК №5 посещают 220 пациенток на 15 участков), центр планирования семьи и репродукции, который в прошлом году отметил свое двадцатилетие и, конечно, родильный дом – одно из старейших медицинских учреждений Волгограда, которому через два года исполнится 60 лет.

– Два года назад в отделении выхаживания новорожденных, поступивших из роддомов и нуждающихся в дополнительном медицинском наблюдении, провели капитальный ремонт, в рамках модернизации закупили современное оборудование. Насколько сильно преобразилось это отделение?

– Наш родильный дом – это единственное учреждение родовспоможения Волгограда, которое вошло в эту федеральную программу здравоохранения. Помимо нашего роддома в этой программе участвовало и наше больше детское неонатологическое отделение на 80 коек. Общая сумма капитального ремонта составила порядка 30 миллионов рублей, а оборудование мы приобрели в рамках программы модернизации на 100 миллионов рублей. Согласно всем стандартам оснащения, мы укомплектованы для оказания своевременной помощи как матери, так и новорожденному ребенку на сто процентов. Это современная дыхательная аппаратура и для малышей, и для рожениц, несколько аппаратов ультразвукового исследования для новорожденных, множество мониторов для четкого отслеживания как женщины в родах, так и малышей после их рождения.

– Основное число жалоб бывших и нынешних пациенток роддомов приходится на работу младшего персона послеродовых отделений. Женщины сетуют на безразличие персонала, грубость отношения, хамство и невнимательность и только потом на значительно худшее по сравнению с дородовым отделением состояние палат. Если ли возможность преодолеть эту ситуацию?

– Сложная у нас работа, и, как говорится, всем мил не будешь… Но хочу отметить, что с 2001 года мы носим звание больницы доброжелательного отношения к ребенку. Весь коллектив, включая докторов, средний и младший медперсонал и даже инструкторы, которые обучают мамочек грудному вскармливанию, проходит ежегодные курсы обучения. Мне как руководителю очень приятно, что отзывы о нашей работе в большинстве своем положительные. Многие женщины приходят к нам по второму и третьему разу, и им всегда есть что сказать. Еженедельно мы проводим во всех отделениях, начиная с женской консультации и заканчивая послеродовым отделением, школу матерей, где общаемся с разными женщинами. Мы разговариваем, как говорится, «без прикрас», и напрямую слышим от будущих мам все их пожелания и недовольства, затем обсуждаем это внутри коллектива и поправляем ситуацию.

Да и само отношение персонала изменилось по сравнению с прошлыми годами. Сами доктора и акушерки с пристрастием относятся к делу, как к своей дочке, и это не просто пафос.

– Многие женщины полагают, что в роддомах – как в школах и детских садах: где проживаешь – там и рожаешь. Скажите, у вас могут наблюдаться жительницы других районов Волгограда? Какие в роддоме самые «плодовитые» месяцы?

– Количество родов увеличивается во время плановых закрытий других роддомов – это случается с марта по сентябрь. В эти месяцы мы работаем с повышенной нагрузкой: например, в этом году самое большое количество родов за сутки достигло 23-х, хотя в среднем у нас рожают 8–10 раз в сутки.

Мы принимаем женщин изо всех районов города и области, к нам приезжают рожать даже из других регионов страны – например, из Москвы, Ростовской, Астраханской областей или из Калмыкии, и я не понимаю, когда беременных отправляют рожать «по прописке». Обращаются – мы принимаем, все. Что касается постановки на учет в женскую консультацию, и здесь мы не заглядываем в паспорт. Нашу ЖК сейчас посещает более полутора тысяч женщин, а это большая армия беременных. Причем процентов сорок – далеко не жительницы Краснооктябрьского района.

– Кстати, в Волгоградскую область за последние месяцы въехали десятки тысяч беженцев из Украины. Расскажите, как ваш персонал относится к беженкам, а еще к мигрантам – например, узбечкам и таджичкам, которые, зачастую, не знают русского языка?

– Если говорить о цифрах, за последние месяцы у нас родили три уроженки Украины, которые имели официальный статус беженца, – одна мамочка приехала из Луганска, две прибыли из Донецка, в женской же консультации наблюдается порядка десяти беженок. А так у нас не возникает вопросов, кем является женщина – беженец она либо временная переселенка… У нас доступная медицинская помощь, мы принимаем всех женщин, невзирая на социальный статус. Что касается мигранток, в основном у нас рожают таджички, узбечки и азербайджанки. Как правило, эти женщины на учете по беременности не состоят и в роддом приезжают только в экстренных ситуациях и непосредственно на роды. Обычно с ними приезжает какой-то родственник, который хоть немного знает русский язык, и нашим сотрудникам становится легче с ними работать. Более серьезная проблема – это то, что они бывают, как правило, не обследованы. А от необследованной беременности можно ждать все что угодно.

– Как вы относитесь к тому, что многие женщины хотят рожать, допустим, с мужем или с мамой? Есть ли от родственников какая-то практическая польза, или они попросту отвлекают специалистов от работы?

– Да, действительно, сейчас во всем мире и в нашей стране актуальны так называемые партнерские роды. У нас в роддоме никакого запрета на них нет, поэтому очень много женщин рожают с мужьями, мамами и даже с бабушками. Как правило, совместное пребывание с родными в индивидуальных родильных залах только способствует здоровью мамы и малыша: роженица чувствует, что рядом с ней близкие люди, и чувствует себя лучше. В нашем роддоме есть четыре родильных зала, в которые в рамках программы модернизации мы приобрели многофункциональные кровати-трансформеры – от начала родов и два часа после них женщины проводят на этой кровати, в этих же залах могут находиться и родственники. С помощью кнопки кровать превращаются в кресло, и женщина может на этом же кресле осуществлять потужной период, самый ответственный и для мамы, и для малыша. Там же есть, например, большая ванная и фитнес-шар, чтобы облегчить схватки. Из зала в зал будущую маму, как это было раньше, никуда не перевозят – это старые позиции акушерства, при которых были предродовые палаты, в них находились по нескольку женщин, затем их переводили в послеродовые палаты… Мешают ли родственники? Скорее всего нет. В любой ситуации можно найти компромисс.

– Вопрос неприятный, но он должен прозвучать. Каков у вас процент смертности новорожденных, а также самих рожениц? Какова главная причина смертей?

– Вопрос неприятный, я согласен… В последние годы процент перинатальной смертности в нашем роддоме снижается. Однако, высокие цифры перинатальных потерь обусловлены внесением изменений в приказ о медицинских критериях рождения Всемирной организации здравоохранения с 2012 года. То есть роды считать с 22 недель беременности и массы тела ребенка при рождении от 500 граммов и более. В эти сроки при наличии экстремально низкой массы тела у плода имеется глубокая незрелость всех органов и систем, что является причиной невозможности выжить. А если и удается спасти ребенка, то эти дети, как правило, глубокие инвалиды. Что касается причин, то на первом месте это врожденные пороки развития и инфекционные заболевания, как правило, будущих матерей.

Смертность рожениц – это… ситуация «не дай Бог». В последнее время она не всегда напрямую зависит от уровня оказания медицинской помощи. Это так называемая неуправляемая акушерская патология. Сейчас организация работы, оснащение акушерских стационаров и квалификация врачей позволяет предотвратить данную катастрофу.

– Недавно наш сайт писал о ваших коллегах – перинатальном центре Волгограда, когда родители потеряли своих малышей из-за, по их убеждению, халатности и нерасторопности врачей. Понимаю, что вы не можете давать оценку коллегам… Сможете прокомментировать эту ситуацию?

– Данные случаи я прокомментировать не могу, так как не знаком с каждой конкретной ситуацией. Но могу предположить, что неблагоприятные исходы, скорее всего, не связаны с действием врачей. Допускаю, что имевшиеся патологии матерей или плода в совокупности привели к столь печальному исходу, и даже высокая квалификация медперсонала не смогла переломить ситуацию.

– Много ли сейчас рождается деток с врожденными патологиями? На ваш взгляд, как должен разрешиться сложный выбор «рожать или сделать аборт» при выявлении таких страшных диагнозов?

– Дело в том, что все показатели, которые так или иначе отражают врожденные патологии, складываются из индекса здоровья населения, а оно, как известно, оставляют желать лучшего из-за социальных, материальных и многих других факторов. Могу сказать одно: здоровье малыша зависит от здоровья мамы и папы. Как правило, если врач начинает собирать более подробный анамнез, он выявляет много тяжелых воспалительных патологий как у матери, так и у отца ребенка. Сложных случаев бывает много, но я всегда повторяю одно: у больной мамы не может быть здорового ребенка. Перед тем, как планировать ребенка, обоим родителям нужно обязательно провести прегравидарную подготовку, то есть прийти в женскую консультацию или в центр планирования семьи и репродукции на полное обследование. Я уж молчу о том, что нужно, в конце концов, вести здоровый образ жизни!

Сейчас на территории региона – на базе двух перинатальных центров, в женской консультации нашей больницы и областной клинической больнице №1, а также в больницах Урюпинска, Камышина и Михайловки – создаются специальные межрайонные кабинеты перинатальной диагностики. На первом скрининге, который проводится уже на 11–14 неделе беременности, мы сможем выявлять врожденные пороки развития, а затем, при выявлении тяжелых патологий, после врачебного консилиума будем решать, стоит ли женщине продолжать беременность или будет разумней ее прервать. Это, к слову, один из прогрессов региона в акушерском деле. Естественно, выбор «аборт или ребенок с патологиями» делает сама пациентка, и ни я, ни мои коллеги не имеем права за нее ничего решать. Наша задача – рассказать о патологии будущего ребенка, а также о дальнейшем ее течении. Многие пациентки, даже если мы и устанавливаем на ранних сроках беременности какую-либо врожденную патологию, отказываются от аборта.

– Много ли в этом году в вашем роддоме было «отказничков»?

– В пятой больнице создан центр медико-социальной поддержки для беременных, рожениц и родивших женщин, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Мы взаимодействуем с центром соцподдержки Краснооктябрьского района, где стараемся сразу определять таких пациентов. За этот год у нас было четыре отказных ребенка, причем все были абсолютно здоровы. Их матери просто выписывались, оставляя своих малышей в роддоме…

– Теперь к вопросу более приятному. Расскажите, сколько сейчас рождается девочек, а сколько мальчиков? Бывали ли в последние месяцы близнецы, двойни, а может даже тройни? Можно ли как-то запланировать, допустим, именно девочку?

– Только за последние два месяца у нас были четыре двойни: сейчас мы выхаживаем двух девочек, которые родились с низкой массой тела, скоро уже на выписку отправим… А так, по моим наблюдениям, сейчас появляется на свет больше девочек, нежели мальчиков. У нас, в центре планирования семьи, работает генетик, который на протяжении уже не одного десятка лет прогнозирует, когда можно зачать мальчика либо девочку. Поэтому, несмотря на скептическое отношение к этому делу, родители вполне реально могут «загадать» себе сына или дочку. Главное-то – желание.

 

Фото: Видео Петра ЛУКАШИНА

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Волгограде? Подпишись на нашу почтовую рассылку