V1
Погода

Сейчас+12°C

Сейчас в Волгограде

Погода+12°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +9

5 м/c,

ю-в.

757мм 71%
Подробнее
USD 92,51
EUR 98,91
Город проблема «Просыпаешься и радуешься, если потолок не рухнул в кровать»: волгоградцы пытаются выжить в разрушающемся послевоенном доме

«Просыпаешься и радуешься, если потолок не рухнул в кровать»: волгоградцы пытаются выжить в разрушающемся послевоенном доме

В доме, куда боятся заходить врачи, живет больше ста человек

Дом на Жолудева, 16 стоит без капремонта почти 80 лет

Дом № 16 по улице Жолудева в Тракторозаводском районе был признан аварийным еще три года назад, но шанс получить новые квартиры у его обитателей есть в лучшем случае только через два года, в 2025-м. Пока же они пытаются не провалиться в подвал сквозь сгнившие доски полов и надеются: рано или поздно всё же получат новое жилье, стены которого не будет уничтожать черная плесень.

На первом этаже дома прописался местный дворовый бобик. Гостей он встречает лаем, но, как уверяют жители дома, пес не опасен. А вот пол в коридоре — вполне. Если полом можно назвать дощечки и фанерки под ногами. Вода из общей раковины на кухне, в которой стоит кромешный мрак, стекает через дырку в полу прямо под здание, из подвала поднимается пар из полусгнивших труб отопления. Именно они во многом способствовали разрушению дома, построенного сразу после Великой Отечественной войны.

Такие трещины уже не пугают обитателей общежития

— У нас проблемы все из-за чего? — рассказывает мужчина, представившийся Олегом. Он снимает квартиру в аварийном доме. — Из-за того, что, когда делался ремонт в 2005 году, трубы в доме не поменяли и теперь их каждую недель рвет просто-напросто, и они тонут. Вон темные пятна на стене — это постоянно прет оттуда пар. В подъезде влажность, вонища, естественно. Тут на первом этаже аккуратнее. Полы проваливаются.

К разговору присоединяется женщина, живущая на третьем этаже.

— Я однажды провалилась по колено, — вспоминает волгоградка. — Инвалид тут живет, так он однажды вообще по пояс ушел. Даже фельдшер один раз чуть в подвал не свалилась. С тех пор в дом врачи не заходят. Боятся.

Владимир живет в одной из квартир первого этажа. Вместе с женой-инвалидом они вынуждены ютиться в жилище с треснувшими и покрытыми грибком стенами. Супруга мужчины не ходит. Максимум, что может женщина, — это сесть на кровати.

Безопасный «фарватер» в коридоре местные жители уже выучили

В квартире — страшный, тяжелый запах сырости. Кажется, побудешь здесь еще немного — и туберкулез гарантирован. Но люди живут здесь годами. Основные обитатели аварийного многоквартирного дома — инвалиды и пенсионеры, которым физически некуда деваться.

В квартирах, расположенных выше, дышать легче. Смрад из подвала туда не поднимается. Но это не значит, что жить, к примеру, на верхнем, четвертом этаже дома безопаснее.

— Мы въехали сюда в 2014 году, — рассказывает Анастасия, владелица одной из квартир на четвертом этаже, где живет с мужем и двумя детьми. — Штукатурки у нас на стенах уже не осталось, всё осыпалось. Люди спускаются с третьего этажа, а у меня в комнате всё гремит. Постоянно боимся, что однажды просто не проснемся — дом рухнет и похоронит нас под обломками кирпичей.

Анастасия живет в этом общежитии вместе с мужем и детьми

Женщина купила комнату в бывшем общежитии за средства материнского капитала. На новое, благоустроенное жилье денег нет. Снимать квартиру тоже невозможно.

— Как только на улице начинаются осадки, с потолка начинает капать, — продолжает женщина. — Была бы возможность — конечно, съехали бы, но куда? Снимать другую квартиру нет никакой возможности, и так еле-еле концы с концами сводим. Предлагают переселиться на Дзержинского, 1, но там еще хуже, в комнатах даже розеток нет. Плюс контингент там соответствующий — клиника наркологическая рядом. Одной там просто небезопасно. У нас всё же поспокойнее.

Маленькая Соня катается на велосипеде по большому коридору. Последствия жизни в зараженной плесенью квартире, безусловно, скажутся на ее здоровье. Но когда — никто не знает.

— Грибок. Грибок и плесень. Черная, зеленая, желтая, — сетует еще одна жительница разрушающегося дома по имени Зинаида, мать маленькой Сони. — Дети часто болеют. Да и взрослые тоже. Черная плесень — она же самая страшная. Плюс всё падает, рушится, потому что дом проседает. У меня трещина по всей комнате прошла. Каждый день только и думаешь: упадет или нет, успеешь выбежать или похоронит. В одной комнате уже потолок рухнул. Благо хозяева съехали. Всех уже расселили, мы одни остались.

И только маленькая Соня еще радуется жизни в мрачных коридорах бывшего общежития

Зинаида живет на Жолудева, 16 с мужем и двумя детьми. Квартиру здесь получил еще отец мужа, когда жилье выдавали от Волгоградского тракторного завода. Вот только завода уже нет, а жилье осталось.

— Контингент здесь нормальный, — улыбается женщина — Все живут с семьями, на первом этаже бабушки, дедушки. Маргиналы, конечно, тоже есть, куда без них. Но в большинстве своем… Правда, жизнью назвать наше существование сложно. Скорее выживаем, чем живем. Горячая вода через раз, душ не отапливается. Летом еще ладно, а зимой холодно. А в нем приходится и детей купать.

По данным из открытых источников, дом по Жолудева, 16 был построен в 1945 году. В декабре 2019 года он был признан аварийным в связи с физическим износом, достигшим 75%. Предполагается, что дом расселят до 1 января 2025 года, этот же срок установлен для сноса здания. В доме прописаны 127 человек. В мае 2019 года в доме из-за короткого замыкания электропроводки загорелись конструкции крыши. 80 человек было эвакуировано, к счастью, обошлось без погибших и пострадавших.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем