Город «Привет! Я хороню людей»: церемониймейстер из Волгограда рассказала, как смерть стала ее любимой работой

«Привет! Я хороню людей»: церемониймейстер из Волгограда рассказала, как смерть стала ее любимой работой

Серафима Нейман работает в ритуальной сфере Санкт-Петербурга и не жалеет об этом

Серафима Нейман каждый день приходит на кладбища Санкт-Петербурга по работе

Серафима Нейман из Волгограда больше года работает церемониймейстером в северной столице. Каждый день она хоронит людей и признается, что делает свою работу с большим удовольствием. Женщина рассказала, за что любит свою профессию, чью смерть она запомнит на всю жизнь, и что самое тяжелое в работе церемониймейстером.

Напомним, мы уже рассказывали о Серафиме Нейман, которая несколько лет назад была Серафимой Сапрыкиной. Женщина весьма известна прежде всего тем, что она была вынуждена уволиться из гимназии № 168 в Санкт-Петербурге после скандала, связанного с чтением стихов Александра Введенского и Даниила Хармса на уроке литературы. До этого Серафима Казимова была судима за причинение тяжких телесных повреждений. Именно по этой причине она сменила, фамилию, имя и отчество.

Серафима любит в свободное время гулять по кладбищам

До 20 лет Серафима Нейман жила в Тракторозаводском районе Волгограда и училась в местном университете на факультете философии. Однако очень быстро она поняла, что ездить на учебу каждый день с одного конца города на другой совсем не доставляет ей никакого философского удовольствия.

— Мне в Волгограде всегда было очень скучно. Я очень хотела учиться, но маршрутка попросту не ходила до ВолГУ в то время, — рассказывает Серафима Нейман. — Поэтому я каждое утро ходила в сквер в нашем районе, читала Гегеля и пила томатный сок. Это было для меня своеобразным самообразованием. Потом я поняла, что дело так не пойдет. Уехала в другой город, закончила философский факультет, а уже в Питере поступила в магистратуру. Я хотела развиваться в области культуры, но оказалось, что в этой сфере требования завышенные, а зарплаты жутко низкие. И я не могла найти себя, пока не пришла в ритуальные услуги.

Серафима Нейман признается, что только в ритуальной сфере она нашла свое призвание

Серафима Нейман рассказывает, что в детстве она очень боялась похорон, покойников и кладбищ, хотя в семье часто шутили на эту тему. Но однажды юная Серафима смогла побороть этот страх.

— Если я приходила к дому, а около подъезда стоял красный гроб, то мама не могла меня затащить мимо него к квартире. Мне было невероятно страшно, — вспоминает Серафима. — Следующие воспоминания из детства связаны со школой. Тогда очень популярны были похоронные оркестры. Помню, как мы сидели в школе, в кабинете открыты окна. Пишешь контрольную, а в голове у тебя играет мелодия похоронного марша. Идешь домой, а по земле раскиданы гвоздики или розы, и ты боишься на них наступить. Но я переборола свой страх. Мне было 14 лет, и я стала неформалкой: носила косуху и слушала рок-музыку. Я жила между двумя кладбищами, и оба были практически в пешей доступности. В туманное осеннее утро я пошла на одно из них. Заблудилась, чуть не упала в открытую могилу, испугалась, побежала, спотыкаясь о памятники и... вдруг поняла, что мне больше не страшно.

«У нас в семье всегда были шутки про смерть. Бабушка постоянно любила говорить: "Выпьем, пока тут, после смерти не дадут"»

Однако Серафима признается, что если страх кладбищ она смогла перебороть в подростковое время, то покойников перестала бояться только тогда, когда стала работать в ритуальном агентстве.

В общении с покойниками церемониймейстер находит вдохновение

Каждого умершего, которого она провожала по работе, Серафима помнит в лицо и по обстоятельствам смерти.

— Я только устроилась работать, и моим первым заказом была 19-летняя Настя. Сирота, которая добровольно ушла из жизни, — вспоминает Серафима. — Звонила ее опекун. Она хотела, чтобы Настю кремировали. Я говорю: «У Насти есть какие-то вещи? Может, пришлете нам? Ее же надо во что-то одеть». На что женщина мне отвечает: «Зачем одевать? Ее же всё равно сожгут. Давайте голой в гроб положим». Я весь вечер думала об этой Насте, открыла свой шкаф, нашла длинное зеленое платье. Позвонила ритуальному агенту, предложила переодеть. Но меня убедили так не делать. Для подобных случаев в морге всегда есть одежда.

Женщина уже придумала сценарий собственных похорон

Прежде чем написать похоронную речь, Серафима Нейман за несколько дней до похорон звонит родственникам покойных. По ее словам, она уже научилась подбирать слова и задавать вопросы так, чтобы на них ответили — даже если мать накануне потеряла сына.

— Я человек, который произносит речь на похоронах. Но прежде чем эту речь произнести, нужно погрузиться в горе семьи, — рассказывает женщина. — Я хоронила 11-летнего мальчика. За два дня до похорон звоню его маме. Она мне говорит: «У нас у всех ком в горле, но мы так хотим, чтобы про Сашу кто-нибудь что-то сказал». У Саши была генетическая болезнь, которая фактически приковала его к инвалидному креслу. А он мечтал стать летчиком и увидеть небо. Когда я произносила речь, то сказала: «Саша всё-таки смог увидеть небо». Меня спрашивают: «Ты столько горя через себя пропускаешь? Как ты это выдерживаешь». Когда люди слышат мой правдивый ответ, они бледнеют и падают в обморок.

«Я очень рада, когда слышу плачущего человека. У меня извращенная логика»

— Я понимаю, что в этом случае умерший был дорог, значит, его любили. Это большая редкость в наше время, — говорит Серафима, — Обычно нам говорят: «Человек умер. Давайте его побыстрее похороним, и чтобы не так дорого было».

Женщина рассказывает, что в северной столице у горожан огромный интерес к теме смерти, а на тематических выставках или лекциях всегда выстраиваются огромные очереди. Хотя большинство людей суеверно остерегаются сотрудников ритуальной сферы или брезгливо называют их стервятниками.

«Есть такие, кто всерьез думают, что если мы работаем со смертью, от нас можно заразиться чем-то смертельным и умереть»

— В Питере, если идет выставка о смерти или какая-нибудь лекция, люди давятся в коридорах. Это настолько актуальная тема у нас, она вызывает огромный интерес, — говорит Серафима. — Однажды мы с подругой, ритуальным агентом, сидели в баре и разговаривали про крематорий: «Прикинь, тело не выдали, я не знаю, что делать». И мы заметили, что весь бар замолк и все смотрят на нас. Было явно не по себе. Ведь у людей до сих пор полно предрассудков о нашей профессии, которые тянутся еще с 90-х годов. Как будто мы стервятники, которые наживаются на смерти людей. Но обычно люди остерегаются нас. Особенно мужчины боятся женщин, которые работают в ритуальных агентствах. Признаются: «А вдруг она дотронется до меня, и я умру?»

Самые свежие новости теперь в Telegram! Не упустите важные моменты — подписывайтесь на наш канал и будьте в курсе происходящего в режиме реального времени!
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY2
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем