25 апреля четверг
СЕЙЧАС +11°С
  • 10 апреля 2019

    В мобильную версию добавили кнопку с комментариями

    Дорогие читатели! Теперь оставлять комментарии на V1.RU в мобильной версии стало удобнее. Внизу каждого материала появилась закрепленная синяя кнопка с комментариями. Чтобы добавить свой отзыв, просто нажмите на карандаш. Чтобы прочесть имеющиеся, жмите кнопку «Все комментарии».

    26 марта 2019

    Делитесь фотографиями в соцсетях одним кликом!

    У нас новая функция, благодаря которой делиться фото и новостями сайта можно одним кликом. Для этого нужно нажать на снимок, выбрать в правом нижнем углу соцсеть, кликнуть «Отправить». В мобильной версии сайта эта возможность появится позже. А вы уже опробовали новый функционал? Вам понравилось?

    18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «фоторепортаж» или «онлайн-трансляция», вы увидите все подобные материалы V1.RU.

    Подробнее
    Еще

Роман Гребенников, первый вице-премьер регионального правительства: «Инфраструктурой города нужно заниматься регулярно, а не только к чемпионату мира по футболу»

Поделиться

7 948

Успеет ли Волгоград подготовиться к чемпионату мира по футболу? Можно ли говорить о том, что на политической арене Волгограда наконец наступила стабильность, и нет ли опасности, что какой-нибудь из регионов России может повторить судьбу Украины? Об этом шла речь в разговоре с первым вице-премьером регионального правительства Романом Гребенниковым.

– Роман Георгиевич, в начале хотелось бы узнать ваше видение того, что сейчас происходит в Волгограде. В городе в массовом порядке закрываются библиотеки, их помещения отдают под учреждения дополнительного образования, формируется некая общественная дума... Для чего все это делается?

– Давайте начнем с того, что в городе сейчас сити-власть. С этого посыла и нужно начинать. При этом я подчеркиваю, что излагаю сейчас только свою точку зрения. Есть власть формально законная, избранная по убогому уставу 2011 года. В результате в городе нет избранного народом главы Волгограда, а есть какие-то атавизмы того, что произошло в том году, когда появились карикатурные должности, не избранные народом, а назначенные думой глава исполнительной власти и как бы глава Волгограда, по сути являющийся спикером городской думы. Власть формально законная, но мало легитимная. Какое может быть доверие народа, если народ непосредственного отношения к назначению этих руководителей не имеет? Такая власть изначально будет слабой, поскольку не обладает доверием народа. А когда власть слабая, что она делает? Имитирует бурную деятельность, создает вокруг себя некое облако, пыль, некие образы, которые позволяют имитировать силу, авторитет, значимость. Отсюда, думаю, эти странные, неумные телодвижения.

Вроде бы как хотят сэкономить, а экономия на поверку получается мизерная. Вроде как хотят начать волну оптимизации бюджетных учреждений, а приводит это не к оптимизации, а к ликвидации бюджетных учреждений. А потом чтобы хоть как-то отыграть ситуацию, на место тех же библиотек запускают учреждения дополнительного образования.

Что касается общественной думы, то в условиях, когда законно избранная муниципальная дума вместо того, чтобы выполнить очевидные обязательства перед народом и вернуть публичные народные выбора мэра, их не выполняет, то, естественно, на первый план может выступить не официальная дума, а параллельная ей общественная структура, которая может быть не менее авторитетной. Безусловно, у такой общественной думы не будет властных полномочий, но не будет и отрицательного багажа за спиной в виде отрицательной политической биографии и истории.

Я достаточно трезво оцениваю роль образованной общественной думы Волгограда, но не считаю ее образование ошибочным шагом. Очевидные особенности нашего общественного политического поля Волгограда заключается в том, что значительное количество авторитетных, любопытных, интересных, ярких людей оказались невостребованными. А общественная дума дает эту востребованность, позволяет людям себя проявлять. Их могут услышать. Забавна реакция действующей сити-власти, которая тут же объявила о создании другой общественной думы. Это как раз то, о чем я говорил выше: когда у тебя нет своего авторитета, ты пытаешься его приобрести надуманными, зачастую странными шагами. Создание псевдообщественной думы, этой карликовой структуры, в укор тому, что делается под эгидой ВСМС, это как раз показатель неумных шагов.

Заметьте, я сознательно не называю фамилий. Хотя, безусловно, у меня есть свои оценки деятельности этих людей. Речь сейчас не об этом. А о том, что кто бы ни был сейчас во главе этих вот сити-управленцев и псевдоглав, назначенных не народом, а депутатским большинством, эта система не может эффективно работать. Сити-власть изначально ущербна. Ни в одном миллионном городе она не показала своей эффективности. Я вовсе не берусь утверждать, что двухступенчатая система власти, избрание полноценных законных, с властными полномочиями, районных дум, делегирование в городскую думу или совет и появление какого-то председателя на основании этой двухступенчатой власти – это плохо. Я считаю, что здесь должно быть сочетание исполнительной и представительной ветвей власти. И те, и другие должны быть избраны народом. Не надо повторять схему советского периода – мы уже далеко отошли от советского прошлого. Не надо думать, что исполкомы при горсоветах могут быть эффективными при нынешней власти. Нет, нет и еще раз нет. Нанятые, избранные, назначенные из замкнутой среды управленцы и чиновники в современных условиях не могут быть авторитетными.

Наиболее эффективной работы от власти следует ждать тогда, когда мэр, глава, сочетающий в себе и хозяйственные, и политические функции, избран простым тайным голосованием среди горожан, как это происходит в большинстве крупных городов мира. Но при этом сущетвует и представительный орган, формирующий бюджет, отвечающий за основные ключевые программы развития города. Как он будет формироваться – это другой вопрос. На мой взгляд, должно быть очень умное сочетание одномандатников и списочников. И чем больше одномандатников, тем лучше. Для меня это очевидно, потому что местное самоуправление должно быть политизировано менее всего. В полномочиях органов местного самоуправления, которыми наделил их 131-й закон, меньше всего политических намеков. Коммуналка, земля, дороги. Что же тут политического? Я именно этого добивался, и еще раз хочу сказать, что проблема не в Иванове, Петрове или Сидорове и даже не в том, что они заежие, к городу не имеющие никакого отношения и при этом правящие городом. Проблема в том, что такая система не может быть эффективной.

– Успеет ли такая неэффективная система подготовиться к чемпионату мира по футболу?

– Если мы будем работать все вместе, слаженно, эффективно, интенсивно, упорно – успеем однозначно. У меня сейчас абсолютное понимание того, что мы успеваем. Более того, я хочу сказать добрые слова в адрес губернатора, который держит этот вопрос на своем особом контроле, регулярно проводит организационные комитеты, и пока нет никаких даже предпосылок говорить о том, что мы не успеем подготовиться к чемпионату.

2013 и 2014 годы – это время подготовки проектно-сметной документации и проведения государственных экспертиз этих документов. Годы, когда нужно будет эти мускулы применять, это 2015–2017, когда начнется масштабное строительство и реконструкция. Кстати, если мы говорим о явственном процессе, который можно будет увидеть, то уже в этом году начнется демонтаж старого Центрального стадиона. Также в этом году будет завершено проектирование огромного объекта, связанного с водоочистными сооружениями в Краснооктябрьском районе и который в дальнейшем будет обеспечивать водой фактически половину города. Заказываются проекты по реконструкции стадионов «Трактор» и «Олимпия», сейчас мы определяемся и со спорткомплексом «Зенит». То есть мы по сути говорим о том, что будет несколько тренировочных площадок, которые будут обеспечивать командам возможность тренироваться и готовиться к ключевым играм. При этом все эти площадки после проведения чемпионата останутся в Волгограде.

Мы говорим о том, что сейчас активизируетя работа частных инвесторов по строительству гостиниц. То есть мы должны к чемпионату иметь 11 новых гостиниц. Опять же слово «должны» – условно. Это не план, спущенный Москвой. Это критерии, условия, задачи, которые поставлены самим регионом. И с этими задачами согласились и оргкомитет–2018, и федеральное министерство спорта, и другие учреждения, задействованные в подготовке к проведению чемпионата мира. Более того, Волгоград сейчас идет в передовиках. Мы третьи из 11 регионов согласовали программу подготовки к чемпионату мира и получили на это 24 миллиарда рублей. Мы вторыми сдаем проект стадиона в госэкспертизу. Это очень неплохой показать для региона, который имеет далеко не самую выдающуся бюджетную основу. Мы не Москва, не Нижний Новгород. У нас более сложная бюджетная ситуация, но при всем при этом наша задача выполнима и выполняется, и каждое взятое на себя обязательство мы выполним.

– Справедливо ли говорить о том, что чемпионат мира по футболу – это очень хороший толчок в развитии города, упустить который мы просто не имеем права?

– Абсолютно справедливо. При этом следует учесть, что есть очевидная правда и очевидная иллюзия, которая зачастую сопровождает эту правду. Правда заключается в том, что чемпионат мира – это серьезный толчок в развитии массового спорта и конкретно инфраструктуры Волгограда. Очевидная правда.

При этом к чемпионату привязываются и идеи, которые прямо к чемпионату не имеют никакого отношения. Можно провести чемпионат на новом стадионе без нулевой рокадной дороги? Можно. Можно провести игры без завершения строительства Третьей Продольной? Можно. Но привязывая эти дорожные вопросы к обновлению Волгограда в рамках подготовки к футбольному чемпионату в 2018 году, регион поступает абсолютно правильно, требуя денег на строительство той же рокадной дороги, на завершение строительства Третьей Продольной магистрали. Тем самым чемпионат выступает своеобразным толкачом – да, выступает. Играет роль? Да, играет. Но при этом значимость муниципальных властей приобретает здесь особую роль. Ни президент, ни премьер-министр, ни губернатор не могут заменить собой муниципальную власть. Никто, кроме муниципалитета, не знает, куда нужно направить дворников, где отправить поработать грейдер или КДМ. При этом муниципальные власти не должны полагать, что это все кто-то сделает за них при помощи мифических федеральных денег. Не надо надеяться, что чемпионат сам по себе, без усилия муниципальных властей, преобразует Волгоград. Это иллюзия. Поэтому на вопрос о том, сделает ли чемпионат хорошие дороги в городе, я отвечаю, что дороги в Волгограде должны быть хорошими всегда. Речь сейчас идет о том, что дорогами и коммунальной инфраструктурой города нужно заниматься не только в преддверии чемпионата мира, а регулярно, вне зависимости от каких-либо событий. Не нужно допускать банкротства муниципальных дорожных и коммунальных предприятий. Не надо делать глупостей в надежде, что к чемпионату все рассосется. Может, наоброт, только накопиться.

– В 2014 году в Волгограде пройдет, может быть, менее популярное событие, чем чемпионат мира, но не менее значимое – Дельфийские игры, которые Волгоград принимает второй раз за десять лет...

– Здесь вопрос не в том, что мы их проводим снова, а в том, что проводим их на более масштабной, серьезной основе. Все областное правительство по сути интегрировано в работу по подготовке к этим играм. Опять же спасибо губернатору, потому что он сам вместе с Владимиром Понявиным, президентом Дельфийских игр, возглавил оргкомитет.

Могу сказать, что Дельфийские игры в 2014 году, проходящие на территории Волгограда, являются неким экзаменом для всех нас. Хотя по сути любое большое мероприятие – это экзамен для власти и для общества. Но это очень значимое событие. Особенно для региональной культуры, поскольку по сути эти игры получат статус международных. Об участии в играх уже заявили более 80 регионов, есть заявки и от зарубежных делегаций. Несмотря на общий политический фон, несмотря на события на Украине, в Волгоград приедет около трех тысяч гостей. Только наша делегация насчитывает более 300 участников. Предусмотрено 29 номинаций, и это так или иначе подключает к Дельфийским играм все наши отрасли – культуру, образование, туризм, бизнес-обучение... По сути мы меняем лицо Волгограда. Вы посмотрите, сколько сейчас рекламных проспектов, щитов, баннеров, посвященных волгоградским Дельфийским играм в Москве! Это, конечно же, придает значимость этому событию еще и на столичном уровне. Я считаю, это здорово, что мы инициировали проведение таких игр и эффективно готовимся к ним, несмотря на все шероховатости.

– Не в этой ли связи главы районов сейчас активно представляют проекты благоустройства своих территорий?

– Глава района обязан представить проект благоустройства района, защитить его. Возможны даже районные программы, связанные с благоустройством района. А чем еще должна заниматься муниципальная власть? В том числе и этим. Что в этом необычного? Если мы говорим о сборах в залах представителей общественных структур и показе того, что должно быть сделано в Волгограде, это уже было и неоднократно. Каждая муниципальная власть проводит эти процедуры и показывает свои проекты. Что-то удается сделать власти в рамках своих сроков и полномочий, что-то не успевает из-за нехватки средств. Что-то забывается.

Но когда я слышу слова «впервые» или «беспрецедентно», то зачастую они вызывают у меня улыбку. Недавно я услышал гениальное высказывание: «Волгоград получит беспрецедентные три миллиарда рублей на дороги». В 2008 году, шесть лет назад, мы получили из федерации 480 миллионов рублей на строительство второй линии путепровода в Сарепте. Порядка 300 миллионов нам выделил регион, и еще 300 миллионов мы выделили самостоятельно. Получилось больше миллиарда. И когда нам говорят, что Волгоград потратит на дороги три миллиарда за три года, и называют это беспрецедентным – это ложь. Ну или, если хотите, глупость. Мне как горожанину стало интересно, откуда возьмутся эти деньги и куда они будут направлены. Оказывается, что половина этой суммы выделяется из бюджета Волгоградской области на достройку тоннеля на Тулака. Еще 500 миллионов остается на дворы и магистрали. Проще говоря, на ремонт дорог остается полмиллиарда. И где обещанные три миллиарда? Где беспрецедентность? Миф! Но прежде чем звенеть об этих деньгах на всех углах и откровенно врать людям, сделайте хотя бы сравнение с прежними показателями. И все будет понятно. Если вы хотите поблагодарить регион за выделение денег – поблагодарите, скажите спасибо главе региона, правительству и так далее. Но зачем сочинять-то? Нет никакой беспрецедентности. Есть очевидный плюс в том, что регион относится к Волгограду иначе, чем относился раньше. Следовательно, и субсидий Волгограду на те же дороги начали выделять больше. Вот про это надо говорить. И беспрецедентность как раз заключается в этом, а не в болтовне о цифрах.

– Роман Георгиевич, в чем, на ваш взгляд, причина таких изменений?

– Причина – другой человек. Я не хочу никого нахваливать. Я понимаю, что региональную власть сейчас можно справедливо упрекнуть во многих вещах. Не все получается, и не все гладко. Есть вещи, которые и мне трудно принять. Такие вещи, как, скажем, вопросы приватизации. Очень болезненная вещь. Но Сергей Боженов – губернатор из мэров, губернатор из самого нижнего уровня власти, обладающий опытом политической борьбы, прошедший не одни выборы. Он просто другой. Того же Анатолия Бровко я знал еще с тех времен, когда он был директором завода. У него не было политического опыта, он никогда не избирался ни в какие структуры власти, и его назначение было, безусловно, ошибкой. Нельзя человека без политического опыта назначать на такие должности.

– Можно ли говорить, что в Волгограде наконец наступила стабильность?

– Не в стабильности дело. Можно ведь стабильно тонуть. Можно стабильно сидеть в болоте, а можно стабильно развиваться. Стабильность – не самоцель. Поэтому я уклонюсь от вашего вопроса ссылкой на то, что вижу положительную тенденцию и почву для развития. Но я не являюсь сторонником действующей системы организации муниципальной власти в Волгограде. Я считаю, что она ущербна. Вот такая сити-власть стабильной в принципе быть не может. Еще раз подчеркиваю – стабильность не самоцель. Регион развивается, и я этому рад.

– Тем не менее нет ли опасности, что мы получим вторую Украину, к примеру, в отдельно взятой области?

– Украину – точно нет, но очевидно, что недовольство в городе присутствует у значительного числа людей. Причем не только у политической, номенкатурной части, но и у простых жителей. И в первую очередь тем, что люди фактически лишены возможности влиять на муниципальную власть из-за отсутствия прямых публичных выборов главы. Любая социология может дать очевидные ответы на эти вопросы. Но это не является основанием для публичных выступлений и шествий. Волгоградцы все же ценят жизнь без кровавых потрясений гораздо выше, чем какие-то локальные конфликты. Но это вовсе не означает, что в городе нет недовольства. Кукиш в кармане люди все равно могут проявлять либо протестными голосованиями, либо низкой явкой, либо чем-то другим. И здесь хороший ориентир показала федеральная власть.

Ведь на Украине ни одного из губернаторов не выбирали, а назначали. И новое правительство Майдана – тоже не объявило публичные выборы. Оно снова называет те или иные фамилии, обладателей которых Восточная Украина вполне справедливо выкидывает из зданий администраций. А Путин пошел на публичные прямые выборы губернаторов. Реформа? Реформа. Путин изменил формирование будущей Госдумы. Половина ее состава будет формироваться по одномандатным округам. И как формируется Рада? Я говорю о том, что федеральный центр отходит от чрезмерной вертикализации власти, приближая федеральные институты власти к народу. И региональных, кстати, тоже. И это очень хорошая тенденция.

Но если президента России, если депутатов Госдумы, губернаторов мы избираем прямым тайным голосованием, то почему не можем избрать своего мэра? Где логика? Я думаю, что не сейчас, так завтра, не завтра, так послезавтра этот нелогизм будет устранен. При этом если кто-то прочитает наше интервью и скажет, что Гребенников опять рвется в мэры, упаси бог, ни в коем случае. Не в моих амбициях дело, не рвусь я никуда. Я благодарен главе региона за то, что он дал мне возможность заниматься интересным проектом, который может изменить многое в регионе. Я имею в виду чемпионат мира по футболу. Я не пришел в правительство просиживать штаны и надувать щеки. У меня нет такой задачи. Мне не надо досидеть до пенсии. У меня нет никакой задачи корыстного характера. Поэтому если кто-то думает, что Гребенников выступает за прямые выборы мэра имея в виду себя в качестве кандидата – это не так. Я хочу сказать одно – в Волгограде много грамотных, толковых, достойных людей. Востребованности у этих людей маловато. И чем больше будет востребованности, чем больше власть будет слышать людей, своих, не привозных, тем лучше. И это очень правильно.

Я очень надеюсь, что уроки Майдана будут восприняты федеральной властью правильно. Ведь нужно не только щит ставить перед протестующими, а думать, почему они вышли, и как сделать так, чтобы этого не было. И тогда беспорядков не будет, не будет и незаконных смен власти. Я почему говорю о Майдане и Киеве? Потому что если там это все ограничилось сотней убитых, то близкие к подобному взрывы в общественном сознании в России не дай Бог приведут к гораздо более тяжким последствиям. Очень не хочу, чтобы наше поколение, наши дети испытали опять революционные потрясения. Это очень опасно. Россия и так за прошлый век намучились от революций и их последствий.