СЕЙЧАС -9°С
Все новости
Все новости

«Меня заставили»: в Волгограде продавщица квартиры оказалась должна покупателям два миллиона. Как это вышло?

Суд взыскал с женщины круглую сумму, притом что квартира осталась в ее собственности

Женщина проиграла все суды и уже признана банкротом

Поделиться

Жительница Волгограда пожаловалась на действия своего старого знакомого. По словам Анны Юшковой, он хотел купить ее квартиру, но в итоге тот через суд взыскал с нее два миллиона рублей, а недвижимость при этом осталась у нее. Тот самый знакомый общаться с журналистами отказался, а вот его адвокат утверждает, что собственница квартиры задолжала его клиенту круглую сумму за строительство частного дома. Разбираемся, как в запутанной истории с распиской, органами опеки и многочисленными судами жительница Волгограда стала банкротом и рискует потерять всё.

А когда-то дружили семьями

В 2014 году жительница Волгограда Анна Юшкова решила построить дом. Местом выбрала СНТ «Урожай-2» в Тракторозаводском районе. Возводить жилище волгоградка поручила своему знакомому — Андрею Никонову. По ее мнению, у мужчины был большой стаж и опыт в этом деле, даже в интернете он имеет высокие рейтинги и хорошие отзывы среди конкурентов по отрасли. Ко всему прочему муж Анны работал вместе с Андреем Никоновым, а сами они когда-то дружили семьями.

— Стоимость работ составила 1,4 миллиона рублей, — вспоминает Анна Юшкова. — Чтобы расплатиться за дом, я решила продать свою трехкомнатную квартиру, а вырученными средствами расплатиться с Никоновым. Но после завершения строительства дома у меня возникли сложности с продажей квартиры — маленький ребенок и много работы, я не могла сама этим заниматься. Тогда Никонов посоветовал мне адвоката. Он убедил меня оформить на юриста нотариальную доверенность, чтобы тот занялся реализацией недвижимости.

Тот самый дом в СНТ «Урожай-2», с которого всё началось

Тот самый дом в СНТ «Урожай-2», с которого всё началось

Поделиться

По словам Анны Юшковой, в какой-то момент этот адвокат вместе с Андреем Никоновым приехали к ней домой и сообщили, что сделка на мази, покупатели нашлись и готовы купить квартиру. Осталась якобы лишь небольшая формальность.

— Ее надурили, говоря по-русски, — говорит нынешний адвокат Анны Юрий Сердюков. — Этого юриста ей посоветовал тот самый строитель. И тот убедил ее, что для сделки не хватает одного документа — расписки, подтверждающей, что она якобы получила деньги за квартиру. Проблема была в том, что в этой трехкомнатной квартире был прописан несовершеннолетний ребенок Анны. А органы опеки были против того, чтобы перепрописать его в частный дом в СНТ. Его сочли неравноценным жильем. Никонов сказал, что его юрист нивелирует вопрос с несовершеннолетним ребенком и сделка состоится. Нужно просто написать доверенность на адвоката, а затем написать расписку о получении двух миллионов рублей. Причем в расписке было написано, что она получила деньги от жены Никонова.

Текст расписки и указание в нем имени жены строителя дома Анну не смутили. По ее словам, в тот момент она была очень подавлена морально, поскольку ее мама и мама ее супруга страдали от онкологии. Не задумываясь, женщина написала расписку и отдала ее тому самому юристу, которого ей посоветовал Андрей Никонов.

— Никонов и Клыков убедили ее, что всё будет в порядке, — рассказал Юрий Сердюков. — А ей нужно просто написать расписку. Получив документ, они поехали якобы проводить сделку. Но после этого всё затихло. Ни звонков, ни разговоров. Просто пропали. Никаких реальных покупателей не было, договора купли-продажи тоже не было. Всё это была просто фикция. Потом они обратились в суд, который постановил взыскать с нее два миллиона рублей. Она участвовала в заседаниях, говорила, что денег не получала. Но судья этому значения не придал. И первую, и апелляционную инстанцию Анна проиграла. Всё это было в 2019 году. А дом достроили раньше, но никаких смет, никаких актов выполненных работ нет. По сути мы можем заявить, что дом и не строили. Нет ни одного документа, подтверждающего завершение строительства.

Пока шли судебные разбирательства, от у Анны и ее супруга практически в одно и то же время скончались матери — обе от онкологии. Того самого юриста, которого посоветовал строитель, она больше не видела. Волгоградка и ее новый адвокат считают, что она попросту стала жертвой мошенничества. Так как оба суда встали на сторону Никоновых, а женщина уже признана банкротом, Юрий Сердюков от лица своей доверительницы написал заявление в полицию.

Трехкомнатная Анны Юшковой, которую она не могла продать

Трехкомнатная Анны Юшковой, которую она не могла продать

Поделиться

— Сейчас мы подали в полицию заявление о преступлении, — сообщил адвокат волгоградки. — По словам Анны, у Никонова тесть — бывший сотрудник органов внутренних дел в отставке. Мы не исключаем, что этому делу просто не дается ход. Заявление мы написали в сентябре. Прошел месяц, который положен по закону, чтобы нам дали ответ. Ответа не было, мы написали жалобу в прокуратуру. Прокурор сообщил, что якобы было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое прокуратурой было отменено, поскольку мы никак не были извещены, а также никаких процессуальных действий не производилось. Прокурор сообщил, что полицию обязали провести проверку и нас известят по итогу. Прошло уже больше двух месяцев, и в итоге мы подали иск о признании незаконным бездействия начальника РОВД. Иск поступил в суд, но затем его отклонили по формальным причинам. Будем жаловаться, подавать новый иск.

Как утверждает Юрий Сердюков, в настоящее время финансовый управляющий ведет процедуру реализации имущества Анны как банкрота. За дом она до сих пор не расплатилась и переписала его на дочь по договору дарения. Но защитник Никонова признал эту сделку ничтожной.

— В этой ситуации много противоречий — расписка была написана на жену Никонова. А он сам утверждает, что давал деньги лично Анне. То есть муж подтверждает, что его супруга не давала денег Анне, хотя расписка написана на нее. Мы поговорили с представителями Никонова, чтобы решить вопрос в пределах разумных сумм. Когда у Анны не получилось продать трехкомнатную квартиру, чтобы расплатиться за дом, органы опеки обязали ее несовершеннолетнего ребенка поселить в надлежащую жилплощадь. В итоге трехкомнатную квартиру они продали и приобрели однокомнатную, прописав туда ребенка. Мы предложили Никоновым продать им эту однушку, а также возместить разницу с суммой, которая была потрачена на строительство дома.

Юрий Сердюков не скрывает, что одним из покупателей трехкомнатной квартиры Анны Юшковой стал именно он. И тогда узнал об истории, которая приключилась с волгоградкой.

Юрий Сердюков узнал об истории волгоградки после того, как купил ее квартиру

Юрий Сердюков узнал об истории волгоградки после того, как купил ее квартиру

Поделиться

— Мы ее взяли за 1,8 миллиона. У них там еще долги были по коммуналке 200 тысяч. А собственников в «трешке» было 5 человек, — утверждает адвокат. — Итого 1,8 миллиона минус миллион за однушку, минус 200 тысяч за коммуналку, остается 600 тысяч. Поделите на пятерых, вот что у них осталось — каждому по 120 тысяч рублей. Ничего особо они не получили и за дом расплатиться не смогли.

Юрист уверен, что в процессе уголовного расследования или судебного разбирательства обе стороны должны пройти полиграф, тогда сразу станет ясно, кто врет, а кто нет. Ко всему прочему свидетелем в этом деле может стать дочь Анны, которая была дома в момент составления расписки.

— Когда они приезжали к ней домой для написания расписки, дочь Анны была дома, — сообщил Юрий Сердюков. — Она не видела момент написания расписки. Но согласитесь, было бы странно, что если бы она получила деньги, никому бы об этом не сказала и положила их в карман. А через час приезжает муж, который ругает ее за эту расписку пустую. Сейчас сторона Никонова претендует на дом. Они через суд признали ничтожной сделку по договору дарения, потребовали вернуть его в конкурсную массу и сейчас хотят продавать его через финансового управляющего. Никоновы хотят получить однокомнатную квартиру и еще полмиллиона. По сумме всё возвращается к двум миллионам, которых никогда не было по факту.

«Не хотела отдавать деньги за дом»

Андрей Никонов отказался общаться с журналистами, посоветовал обратиться к его юристу и бросил трубку. По словам нынешнего представителя мужчины Максима Чернышкова, Анна просто не хотела расплачиваться с его клиентом за строительство дома.

— На самом деле у Анны, кроме этого дома в СНТ, был дом в деревне, — утверждает юрист. — Именно за счет него можно было решить вопрос с пропиской несовершеннолетнего ребенка. Она просто не хотела продавать квартиру. Андрей Никонов построил ей этот дом. Она туда заселилась. И около года якобы пыталась продать свою трехкомнатную квартиру. Постоянно говорила ему, что что-то не получается, что органы опеки мешают. Андрей Никонов говорил: «Ну как, я же дом построил. Я же нормально всё сделал. Мне мои деньги как-то получить надо». Тогда Анне и предложили написать расписку.

Адвокат не отрицает, что расписка была составлена исключительно для того, чтобы Андрей Никонов мог взыскать с Анны деньги, которые она должна ему за строительство дома.

Сейчас сделку по продаже квартиры также пытаются признать ничтожной

Сейчас сделку по продаже квартиры также пытаются признать ничтожной

Поделиться

— У нас судебная практика таким образом устроена, что если ты напишешь расписку о том, что якобы кто-то у кого-то занял два миллиона, то после обращения в суд такая формулировка не поможет, — утверждает Максим Чернышков. — Слава богу, что гражданин Никонов написал именно так. Суд скажет: «Что, почему, откуда у вас такие деньги?» И ты потом заколебешься объяснять, что ты ей построил дом, она деньги не отдавала и всё такое. А когда в расписке указано, что два миллиона отдают за квартиру. Считайте, что она была готова отдать квартиру в счет долга. При составлении расписки присутствовал юрист, который прекрасно понимал, что если бы человек написал: «Я занял два миллиона, отдам тогда-то», с такой в распиской в суд идти бесполезно. Только поэтому в формулировке присутствовала квартира. Это было сделано только для того, чтобы юридически с Анны можно было взыскать 2 миллиона. Ну дом построили и всё. Она даже отказывалась подписывать акт приема-передачи на дом.

Договор дарения дома дочери и продажу квартиры нынешнему адвокату Анны Максим Чернышков считает фикцией. По его словам, волгоградка сделала всё это за пару дней после второго суда.

— Я могу путаться в датах, но, грубо говоря, решение было 13 октября, а 15-го в один день она подарила дом дочери и ту самую квартиру, которую якобы невозможно было продать, переоформила на другого человека, который потом оказался в суде ее юристом, — сообщил адвокат. — Она понимала, что с нее будут взыскивать долги, и всё это скрывала, убирала. Как обычно все готовятся к тому, что приставы будут работать. У нас есть предложения по мирному решению вопроса, но наши условия Анну Юшкову и ее юриста не устраивают. По телефону эти предложения я озвучить не могу. По поводу родственных связей Андрея Никонова с высокопоставленными сотрудниками полиции в отставке я ничего не знаю.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter