7 марта воскресенье
СЕЙЧАС -2°С

«Медпомощь разве может оказываться в машино-часах?»: смотрим, кто и как зарабатывает на скорой помощи Волгограда

В Волгограде разворачивается новый скандал с конкурсом на аутсорсинг машин скорой помощи

Поделиться

90 автомобилей нового оператора уже работают на выездах

90 автомобилей нового оператора уже работают на выездах

Поделиться

В Волгограде вновь разгорается скандал с передачей на аутсорсинг машин скорой помощи. Активисты общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» считают, что медицинские услуги не могут оказываться в «машино-часах» а перевозчик — получать налоговые льготы как поставщик медицинских услуг.

Напомним, в новогоднюю ночь в Волгограде сменился оператор скорой помощи. На смену микроавтобусам марки Mercedes от компании «Волгоградская неотложка» пришли Ford от компании «МТ-сервис». Всего в Волгограде и Волжском вызовы скорой помощи обслуживают 90 машин — 63 из них в Волгограде, а 27 в городе-спутнике. Цена нового контракта превысила 2 миллиарда 300 миллионов рублей. С результатами закупки оказалась несогласна активистка Анна Побежимова из «Родительского всероссийского сопротивления». По ее мнению, новый оператор скорых фактически оказывает услуги по перевозке, но при этом получает налоговые льготы, как поставщик медицинских услуг.

— Как может медицинская услуга оказываться не медицинской организацией и при этом измеряться в машиночасах. Мы не можем утверждать, что перевозка больных — это не медицинская услуга, и именно поэтому мы попросили профильные ведомства дать разъяснение, — заявляет Анна Побежимова. — Почему медицинская услуга оказывается организацией, которая не находится в списке таковых и не имеет лицензию на соответствующую деятельность? И потом, в технической документации конкурса указано, что они эту услугу будут измерять в машиночасах. Какие медицинские манипуляции у нас измеряются в машиночасах? А на основании того, что они оказывают якобы медицинские услуги, они получают налоговые льготы. В разъяснении, полученном из облздрава, присутствуют те же формулировки, что и в конкурсной документации. Фактически они ничего не разъяснили. Их ответ меня не удовлетворил.

Новые обращения активистка уже направила руководителю комитета здравоохранения облздрава Анатолию Себелеву и директору департамента организации экстренной медицинской помощи и управлению рисками здоровью Минздрава России Инне Куликовой. Ответа на эти письма пока нет.

Миллиарды для скорой помощи Волгограда

В Новый год Mercedes уступил место Ford

В Новый год Mercedes уступил место Ford

Поделиться

Давайте посмотрим, что происходит с машинами скорой помощи в Волгограде и кто за это получает деньги. В канун нового года на смену старому оператору ООО «Волгоградская неотложка» пришла компания ООО «МТ-Сервис». Согласно открытым данным, учредителем и директором организации является Виктория Зимина, но всем занимается ее муж и исполнительный директор, врач по образованию, Николай Полуянов.

— Моя жена директор, а я исполнительный директор. По сути все управление на мне, — объясняет Николай Полуянов.

Исполнительный директор и муж директора нового оператора — бизнесмен со значительным стажем, и «МТ-Сервис» не первая компания, которой он руководит. По открытым данным, на его счету еще две организации, занимавшиеся поставками в сфере здравоохранения: ООО «Межрегионторг» и ООО «Медтраст». Обе компании были зарегистрированы в Москве, но ныне ликвидированы. Из них наиболее примечательной оказалась компания «Медтраст», являвшаяся победителем целого ряда госзакупок на территории Волгоградской области. Два самых крупных контракта заключены с волгоградским облздравом почти на 70 млн рублей и с комитетом по строительству и ЖКХ администрации Волгоградской области на 61 млн рублей.

По открытым данным, 75% компании принадлежит Николаю Емельянову, а 25% — бизнесмену Михаилу Итбергу, который был директором ООО «Диалайн». Под этим юрлицом до 2016 года в Волгограде функционировала известная одноименная сеть частных клиник и лабораторий. В свою очередь учредителем «Диалайна» является кипрская фирма «Джиголиба ЛТД». Эта же организация владеет и нынешними юрлицами, управляющими сетью частных клиник.

Николай Емельянов помимо участия в «Медтрасте» является учредителем и руководителем еще одной компании в сфере поставок медицинского оборудования — ООО «Прогрессивные технологии». Данная организация зарегистрирована в Волгоградской области и функционирует на данный момент. Она является постоянным участником госзакупок. Всего ей исполнено 69 контрактов на сумму более 90 млн рублей. Все контракты касались изделий медицинского назначения и заключались на территории Волгоградской области.

Новый же оператор скорой помощи тоже не в первый раз выполняет госконтракты, и все они связаны с медициной. «МТ-Сервис» победил в 36 госзакупках на общую сумму больше чем два с половиной миллиарда рублей. Все поставки были связаны с медициной. И нынешний контракт по скорой помощи стал первым для них из сферы автоперевозок.

Руководство нового оператора имеет широкое дерево связей в сфере медицинского бизнеса

Руководство нового оператора имеет широкое дерево связей в сфере медицинского бизнеса

Поделиться

Мы давали на 5 машин больше и на 60 миллионов меньше

«Волгоградская неотложка» еще надеется вернуться

«Волгоградская неотложка» еще надеется вернуться

Поделиться

С победой нового оператора оказались согласны не все. Руководство прежнего оператора, «Волгоградской неотложки», приводит целый ряд аргументов, по которым продолжать работу должны были именно они. Сложившуюся ситуацию они называют «отсутствием конкуренции». Организация уже написала жалобы в прокуратуру и ФАС на процедуру проведения торгов.

— Мы предложили меньше на 60 миллионов рублей и больше на пять машин скорой помощи. По идее мы предлагали 95 машин, а не 90, как у «МТ-сервиса». — возмущается директор «Волгоградской неотложки» Сергей Криковцев. — У нас люди, которые работают на земле в сфере оказания скорой медицинской помощи, у нас свои бригады скорой медицинской помощи. Плюс был большой проект — 95 «Мерседесов», которые обеспечивали работу службы скорой помощи Волгограда и города Волжского. А сейчас победителем назначена компания, в которой на 1 января 2021 года всего четыре сотрудника, не имеющая никакого опыта, ни водительского состава, ничего. Там не только мы не победили. Там еще и «Ростех» не победил. Это крупный федеральный оператор, который во многих регионах выигрывает госконтракты по предоставлению таких же услуг. То есть компания, у которой оборот 40 миллионов в год, имея четыре сотрудника, которая занимается поставками расходных материалов в два лечебных учреждения Волгоградской области, выигрывает контракт на сумму 2,3 миллиарда рублей?

Преимущества новых автомобилей Ford Сергей Криковцев также ставит под сомнение: в его «Мерседесах» больше места, класс выше, аппаратура лучше, а задний привод не является недостатком.

— Могу сказать, что разницы в городской среде по управляемости заднеприводным «Мерседесом» и переднеприводным «Фордом» нет, — объясняет он. — Мы не участвуем в гонках и авторалли. Если эта разница есть, то она не критична — они же всего пять лет отъездили. И в «Фордах» места меньше. В «Мерседесах» стоял дефибриллятор-монитор в два раза дороже, чем закупился сейчас. И оборудование и сама машина у них — все самое дешевое, какое только может быть.

С Сергеем Криковцевым не согласен главный врач нового оператора Роман Лященко. По его мнению, более компактные размеры новых карет удобнее для проезда по частному сектору.

— «Мерседесы» не устраивали в плане эксплуатации, — объясняет медик. — В связи с тем, что у нас Волгоград и Волжский — города с наличием огромного частного сектора, с отсутствием замечательных дорог, сделали базу чуть-чуть короче, а сам автомобиль ниже. Чтобы проходить по частному сектору. Клиренс у нас тот же самый, а сама машина стала чуть пониже, чтобы ветки не задевать.

В справедливости конкурса уверяет и исполнительный директор нового оператора Николай Полуянов. Он настаивает, что никаких конфликтов с «Волгоградской неотложкой» нет, а конкурс был честным и прозрачным. Однако, как следует из документов, прилагаемых к закупке, автомобили «Мерседес-Спринтер» были в заведомо проигрышном положении по сравнению с соперниками. Например, автомобиль с объемом бака 71 литр и задним приводом, как у него, автоматически получал ноль баллов при оценке участников. А по словам водителей скорой помощи, бака такого объема вполне достаточно для работы.

Такую личную неприязнь я испытываю, что кушать не могу

Поделиться

Оба директора, и прежнего оператора, и нового, не стесняются в оценках друг-друга. Складывается ощущение, что между ними есть серьезная и накопившаяся личная неприязнь, если даже не больше.

— У «Неотложки» исторические проблемы. У них проблемы, которые начались и до нас, — рассказывает руководитель нового оператора. — Потому что первые уголовные дела на них завели в 2015–2016 годах. Они берут у нас оборудование и не платят за него. Весь подход к работе, на мой взгляд, похож на полусерую мошенническую схему. С одним собственником договариваешься, через неделю у них уже другой собственник. Они все время так делают. Поэтому я не готов комментировать. Люди просто не платили нам по долгам. Мы свои деньги заплатили, привезли все вовремя, отдали, все запустили, даже гарантийный ремонт осуществляли, а тебе просто не оплачивают. Они были должны много денег.

Сергей Криковцев подтверждает, что в отношении него, действительно, возбуждалось уголовное дело, но оно было прекращено, так и не дойдя до суда.

— Да, в январе 2020 года в отношении меня возбуждалось уголовное дело, это правда, — говорит Сергей Криковцев. — И все это было по заявлению «МТ-Сервиса». И могу сказать, что заявление о том, что нашим руководством подделываются карты вызовов бригад скорой помощи, писал Николай Полуянов 3 мая 2018 года. Заявителем был Полуянов. Все это было сделано, чтобы очернить «Волгоградскую неотложку». Основными свидетелями были сотрудники «Волгоградской неотложки»: врач и два фельдшера, которые фактически признались, что они это делали. Они уволились на следующий день после очной ставки со мной и, по нашей информации, стали действующими сотрудниками «МТ-Сервиса».

Пока старый оператор ждет решения надзорных органов, его автомобили скучают на стоянке

Пока старый оператор ждет решения надзорных органов, его автомобили скучают на стоянке

Поделиться

Большая часть водителей скорых перешли работать в новую организацию. По словам Николая Полуянова, сейчас они полностью обеспечены водителями.

Что касается заявлений активистов, то, по словам Полуянова, он не боится никаких проверок и даже рад им, потому что уверен в отсутствии нарушений с его стороны. Пока контролирующие органы разбираются в ситуации, новые «Форды» ездят на вызовы, а «Мерседесы» стоят на стоянке и ждут, пока ситуация разрешится в ту или иную сторону.

Конкурс — это всегда инструмент манипуляции

Корреспондент V1.RU поговорил о разнице между автомобилями и госзакупках с директором и учредителем компании ООО «Юнеолаб» Евгением Фридманом, также раньше претендовавшем на аутсорсинг волгоградской скорой помощи.

Пермская компания ООО «Юнеолаб» специализируется на оказании услуг скорой медицинской помощи. В настоящий момент осуществляет перевозки в нескольких регионах страны.

— Что касается автомобилей, то сами по себе автомобили ничем не отличаются, — рассказывает Евгений Фридман. — Если бы «Мерседесы» не прекратили производить в России, мы, как компания, которая представляет услуги скорой помощи, пользовались «Мерседесами». Они, с точки зрения эксплуатации, коммерческой эффективности, намного выгоднее и интересней, чем «Форды». Это связано с тем, что они проще, а соответственно, надежнее и дешевле в эксплуатации. В «Фордах» много электроники, и автомобиль сложнее, а чем автомобиль сложнее, тем его эксплуатация дороже. При этом в потребительских качествах для пациента или врача особо разницы никакой. Но сейчас эти автомобили в России не производятся, а немецкие не включены в реестр Минпромторга, и их нельзя использовать для этого.

Процедура конкурса вызывает у руководителя неоднозначное отношение. С одной стороны она позволяет выбрать лучшего заказчика, с другой — не исключает подгонки требований закупки под определенного участника.

— Сама по себе процедура конкурса является более качественной, при ней у заказчика есть возможность детального изучения подрядчика, — говорит Евгений Фридман. — Но нужно понимать, что это всегда инструмент манипуляции и отбора «нужного» подрядчика или поставщика. Ситуация с конкурсом она всегда неоднозначна, и в ней невероятно много «подводных камней». Помня историю с Волгорадом, я могу однозначно это утверждать.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...