1 декабря среда
СЕЙЧАС +4°С

«Блин, подруга, у меня РАК!»: истории троих волгоградцев, победивших онкологию

Это страшно. Но излечимо

Поделиться

Герои V1.RU уверены, что справиться с болезнью можно. Надо только хотеть жить 

Герои V1.RU уверены, что справиться с болезнью можно. Надо только хотеть жить 

Поделиться

РАК. Короткое слово, от которого у многих холодеет кровь. Волгоград тем временем находится в числе городов, где эта болезнь «чувствует» себя вполне вольготно. Большинство волгоградцев уверены, что рак неизлечим. Но мы точно знаем, что это не так. Корреспонденты V1.RU пообщались с тремя волгоградцами, которым удалось справиться со страшной болезнью. Им не потребовались миллионы на лечение и поездки за границу. Их спасали онкологи в родном Волгограде. Сейчас все наши герои счастливы и полны сил идти дальше.

Юлия Кузнецова, лимфома Ходжкина — рак лимфатической системы: «Моя первая мысль — у меня что, не будет волос?»

«Он сказал: "Я буду стоять на ступеньку ниже, чтобы, если ты упадешь, я мог тебя поймать"»

«Он сказал: "Я буду стоять на ступеньку ниже, чтобы, если ты упадешь, я мог тебя поймать"»

Поделиться

— Мне поставили диагноз в 21 год, то есть два года назад. Тогда у меня началась какая-то аллергия, но я всё равно пошла на анализы, сдала кровь, и все показатели были в норме. Кроме одного — СОЭ. Я прошла через много обследований, но только МРТ показало наличие каких-то образований в селезенке. Врачи тогда предположили, что это лимфома Ходжкина. Онкология. А моя первая мысль была: «В смысле? У меня не будет волос?!». 

Плакала я во время болезни только два раза. Первый раз — когда у меня брали биопсию, чтобы подтвердить диагноз. Второй — когда диагноз все-таки подтвердился. Помню, что тогда я вышла из кабинета врача и в голос разрыдалась.

Как бы это странно ни звучало, но мне везло с моей болезнью. Началось с того, что во время аллергии я пошла к дерматологу, и тот, посмотрев на мои анализы, направил к ревматологу. Следующий врач предложил сходить на УЗИ и проверить печень. Когда я пришла на УЗИ, специалист мне сказал: «У нас акция, выгоднее будет проверить всю брюшную полость». И я согласилась. Именно тогда у меня нашлась проблема в селезенке. Понимаете? Стечение обстоятельств. Повезло! Потом, во время лечения, было много таких совпадений.

Сильнее всех во время болезни меня поддерживала семья. Родители находили в себе силы сохранять спокойствие и не показывать мне своих страхов. Мой молодой человек тоже был постоянно рядом. Когда диагноз подтвердился, помню, он сказал мне: «Я буду стоять на ступеньку ниже, чтобы, если ты упадешь, я мог тебя поймать». Это, может быть, наивно звучит, но в тот момент это мне очень придавало сил. Думаю, что большое значение в лечении имел еще и мой настрой. Я была настроена на положительный результат, мои родные тоже. Кроме того, я хочу поблагодарить своего врача — Ирину Матвееву. Это замечательный специалист, которая всегда меня поддерживала и относилась ко мне с заботой и пониманием.

Самой надежной поддержкой для Юли стала ее семья 

Самой надежной поддержкой для Юли стала ее семья 

Поделиться

Не весь путь к выздоровлению был безоблачным. Мне нужно было сделать УЗИ, чтобы понять, правильно ли подобрано лечение. УЗИ показало, что лимфоузлы у меня не уменьшились ни на миллиметр, хотя их уже не должно было быть. В тот момент я подумала, что это конец. Врачи добавили, это химия не действует. Я испугалась. Только маме удалось меня немного успокоить. Она рассказала, что есть ещё варианты лечения. Позже мне сделали другое, более надежное обследование, которое показало, что у меня все чисто. 

Вообще, знаете, возможно, я сама виновата в том, что ко мне пришла болезнь. Все лето перед тем, как мне поставили диагноз, у меня было очень странным. Я как будто погрузилась в какую-то яму и никак не могла оттуда выкарабкаться. Я все ждала какой-то помощи из ниоткуда, волшебного пинка какого-то, что ли. Вот, пожалуйста: болезнь и стала этим самым пинком. Думаю, что рак во многом провоцирует психосоматика. 

В этом году я перешла на веганство и перестала есть мясо, иногда позволяю себе немного сыра. Пытаюсь следовать здоровому образу жизни. Понимаете, моя болезнь считается раком лишь на 50 процентов. Просто мой организм дал мне сигнал: «Почисть меня, я загрязнен». В ближайшее время я очень надеюсь закончить университет и попробовать себя в иной сфере. Очень хочу освоить профессию нутрициолога. 

Николай Золотарёв, лейкоз — рак крови: «Когда мне поставили диагноз онкология, я обрадовался»

«Я молодой парень и лежу в больнице. В голов не укладывалось» 

«Я молодой парень и лежу в больнице. В голов не укладывалось» 

Поделиться

— Первые признаки то ли простуды, то ли какой-то другой хвори проявились в 2015 году. Тогда я сильно болел, но мне поставили неверный диагноз и лечили от васкулита. Лечили с переменным успехом, мне то становилось лучше, то снова было плохо. В какой-то момент мне стало совсем плохо, и тогда у меня взяли костный мозг на анализ. Стало понятно, что у меня рак. Когда мне об этом сообщили, я даже обрадовался, потому что теперь точно знал, от чего лечиться и какие меры предпринимать. 

На тот момент мне уже было так плохо, что я полностью отключился от жизни. Я перестал замечать, что друзья живут, развлекаются, гуляют, а я нет. Мысли крутились только вокруг одного — лишь бы проснуться утром, лишь бы дотянуть. Если ты раньше думал о своём будущем, о том, как строить жизнь дальше, то в тот момент, когда тебе ставят онкологию, ты понимаешь, что всё — твой мир рухнул. 

Мне повезло. В больнице среди многих людей старшего возраста я встретил своего ровесника. Мы подружились и до сих пор общаемся. С пожилыми мне было некомфортно. Я молодой парень, а валяюсь в больнице. В голове не укладывалось. 

Друзья Коли как могли старались его поддержать. Не всегда это получалось 

Друзья Коли как могли старались его поддержать. Не всегда это получалось 

Поделиться

Я продолжал общаться со своими друзьями, но встречи с ними давались мне тяжело. Ведь их жизнь шла своим чередом, дальше, а я застрял на одном месте. У ребят были проблемы, но маленькие. Например, девушка сломала ноготь и в красках рассказывала мне об этом. Пока я смиренно слушал трагедию о сломанном ногте, мне так и хотелось воскликнуть: «Блин, подруга, у меня рак! А ты мне про ногти рассказываешь!». Было сложно пережить это. Сложно было принять, что я оторван от жизни, что я теперь совсем по-другому вынужден жить. Ты теряешь любимое дело, хобби, ради которого ты просыпался, ты уходишь от своей мечты. 

Моя болезнь дала мне время. Благодаря этому я понял, чем хочу заниматься и в какой сфере развиваться дальше. Я нашел увлечение, которым могу заниматься, даже находясь в больнице. Таким увлечением оказались компьютерные игры. Я стал изучать программирование, коды, основы этого дела. Недавно я даже сам сделал пару игр, пусть они были несколько примитивными, но всё равно, их я сделал сам. 

Ольга Смирнова, лейкоз, рак крови — 4 стадия: «Моя кровь была нежно-розового цвета»

Говорить о боли и страхе Оля не хочет. Она с упоением вспоминает своих спасителей 

Говорить о боли и страхе Оля не хочет. Она с упоением вспоминает своих спасителей 

Поделиться

— Диагноз мне поставили в 22 года. Я как раз только закончила университет и поехала в Москву работать. Я чувствовала себя немного нехорошо, но не придавала этому большого значения. Думала, что, может быть, акклиматизация, новый ритм, город. В общем, не придавала я этому большого значения. В какой-то момент, когда я была на работе, у меня закружилась голова, и я буквально позеленела. В медпункте меня осмотрели и сказали, что работать мне нельзя — нужно ехать проверять сердце. Я вернулась в Волгоград, сделала ЭКГ — и оно было ужасным. Взяли кровь на анализ, а она была нежно-розового цвета. Сразу же тогда приехали гематологи и взяли анализ. Предположение их скоро подтвердилось: у меня был рак крови, четвертая стадия. 

Глядя на Олю сейчас, даже предположить, через что ей удалось пройти, невозможно

Глядя на Олю сейчас, даже предположить, через что ей удалось пройти, невозможно

Поделиться

— Это был 2009 год. В то время людям, которые лечатся от рака, не рассказывали, что у них онкология. Врачи строго запрещали это делать. Но, конечно, когда ты лежишь в онкологическом диспансере, ты догадаешься, от чего лечишься. Новеньких нельзя было пугать, мы должны были хранить эту тайну. Врачи, бывало, при поступлении новеньких шутили, что если кто-то проговорится, нас всех быстро выпишут. 

Я не могу рассказать о каких-то ужасах или страхах. Такой вот я человек. Все воспринимаю немного иначе. Когда ты болен раком, многое в твоем выздоровлении зависит от настроя. Ты можешь плакать и грустить, а можешь настраиваться на что-то хорошее и доброе. Вот, например, я каждое утро вставала, закидывала себе на плечо полотенце и шла брить голову. Может быть на тот момент для меня это было своеобразной защитой, но мне это придавало сил. Во время химии, и вообще во время лечения, люди принимают разные подавляющие таблетки, гормональные, от них растут щеки и живот. И вот представьте, я такая худенькая, щупленькая девочка с гигантскими щеками и огромным животом приходила к врачу на осмотр и спрашивала: «Вы мне скажите, когда живот уйдёт, а щёки? Меня же с ними замуж никто не возьмёт!». Врачи смеялись и говорили, что все лечатся, чтобы выжить, а Оля ждёт, что у нее живот уйдёт. Замуж ей надо, видите ли. 

Я до сих пор хожу в онкологический диспансер, чтобы повидать своих врачей. Они все до сих пор меня помнят. Даже медсёстры. Это люди, которые спасают жизни и в любой момент на связи. Они постоянно держат руку на пульсе, они посвящают свои жизни тому, чтобы вылечить других. Моим лечащим врачом была Татьяна Клиточенко и заведующий Капланов Камиль, которым я безмерно благодарна. 

После своего выздоровления я ещё долго проверялась. Сначала каждые полгода, потом раз в год. Несколько раз я проговорила с врачами, можно ли мне рожать. В итоге я получила такое разрешение. И теперь у меня двое маленьких детей. Сын и дочка. 

Оля умеет радоваться жизни, а еще в ней много любви

Оля умеет радоваться жизни, а еще в ней много любви

Поделиться

Перед родами я настояла на особой процедуре — заборе стволовых клеток у детей. Это делается в момент рождения. Эту процедуру можно сделать только один раз. Стволовые клетки забираются и помещаются в специальный банк. Да, процедура не дешевая, но она даёт нам определенный залог спокойствия и надежды. Полученные клетки могут помочь моим детям и внукам. Я рассказываю об этом не просто так, может быть, мой совет кому-то будет полезен. 

Мнение специалиста — врача-гематолога Ирины Матвеевой

Ольга и Юлия выражают благодарность своей спасительнице — Ирине Матвеевой

Ольга и Юлия выражают благодарность своей спасительнице — Ирине Матвеевой

Поделиться

— Рак излечим. И не стоит его бояться. На данный момент любой вид рака поддается адекватному лечению, если обнаружить его на ранней стадии. Чтобы обнаружить онкологию раньше, очень важно в наше время проводить постоянные осмотры и проходить диспансеризацию. Большинство болезней можно и вовсе предотвратить, если внимательно относиться к своему здоровью.

По теме (10)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Волгограде? Подпишись на нашу почтовую рассылку