V1
Погода

Сейчас+26°C

Сейчас в Волгограде

Погода+26°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +27

0 м/c,

754мм 61%
Подробнее
USD 89,07
EUR 95,15
Город проблема В Волгограде женщину-инвалида лишили единственного жилья за долги по кредитам

В Волгограде женщину-инвалида лишили единственного жилья за долги по кредитам

Екатерина Борзенко уже проиграла все суды и в первый день лета окажется на улице

Екатерина Борзенко набрала кредитов по просьбе знакомой и осталась без всего

Эта история началась в далеком 2017 году, когда Екатерина Борзенко взяла ссуду в кредитном кооперативе под залог недвижимости — комнаты в общежитии в центре Волгограда. Сейчас инвалида выселяют из единственного жилья, которое к тому же уже не является собственностью Екатерины, а прошедшие суды не видят в этом никаких нарушений.

«Ее просто обманули»

— Катя — сирота, инвалид по зрению, страдает слабоумием и состоит на учете в психоневрологическом диспансере, — рассказывает свою версию событий представитель Екатерины Борзенко, адвокат Анна Яковенко. — В 2016 году ее обманула Дарья Белоусова. Она попросила Катю взять кредит в КПК «Центр Кредит», обещая вернуть долг, но в итоге только оставила Катю без единственного жилья.

Я напишу обращение к Бастрыкину, потому что здесь явные недоработки всех, в том числе прокуратуры и следствия.

По словам представителя, все деньги в итоге достались Дарье Белоусовой, а Екатерине пришла повестка в суд. КПК подал иск о выселении.

— Я подключилась к этому делу только тогда, когда Катю уже выселяли из комнаты, выкупленной риелтором Натальей Лысенко, — рассказывает адвокат. — Лысенко заинтересовалась этой историей и, сказав, что пытается помочь Кате, выкупила комнату за 400 с небольшим тысяч, а через год потребовала от Кати освободить ее недвижимость. Мы пошли в Следственный комитет, они возбудили уголовное дело. В сентябре 2022 года вынесли приговор, и Дарья Белоусова отправилась отбывать наказание. Но комнату Кате не вернули. Приговор вынесли по факту хищения денег, а то, что Катя подписала договор ипотеки и что это является частью преступного механизма, — не учли. И прокурор на это никак не реагирует. В апелляции заявляет, что согласна с решением Центрального районного суда, но у нас есть еще и вновь открывшиеся обстоятельства! Примите решение о пересмотре дела и вынесите другой приговор!

Анна Яковенко, защищая интересы Екатерины, готова дойти до Александра Бастрыкина

В архиве Центрального районного суда сохранились материалы дела по иску КПК «Центр Кредит» к Екатерине Борзенко. Согласно решению суда, 4 августа 2017 года между кредитным кооперативом и Екатериной были заключены договоры займа и залога недвижимости. С ноября по декабрь этого же года было подписано несколько дополнительных соглашений, по которым кредитный кооператив выделял Екатерине средства под 60% годовых. Платежи нужно было вносить ежемесячно, а в качестве обеспечения кредита был заключен договор залога недвижимости. Той самой комнаты, в которой жила Екатерина. На тот момент ее оценочная стоимость составляла 600 тысяч рублей.

Условия договора Екатерина не выполнила, и на момент обращения в суд общая сумма долга перед кредитным кооперативом составила 1 миллион 46 тысяч 371 рубль и 60 копеек. Эту сумму и пыталась взыскать кредитная организация, а заодно и обратить взыскание на комнату.

Екатерина против этого возражала, заявив, что воспитывалась в детском доме, является инвалидом с детства третьей группы с первой степенью ограничения способности (способна работать в обычных условиях труда при снижении квалификации), состоит на учете в психоневрологическом диспансере и полагает, что на момент заключения договора не была способна понимать значение своих действий. Вследствие этого просила признать недействительными договор займа, ипотеки и дополнительные соглашения.

Попрошу очистить помещение!

В материалах дела также имеется заключение судебно-психиатрической экспертизы. Она четко указывает, что на момент заключения договора Екатерина могла понимать значение своих действий и руководить ими. В итоге суд взыскал с нее 575 230,18 рубля и обратил взыскание на комнату, постановив продать ее с торгов. Начальная цена продажи недвижимости — 600 тысяч рублей. Решение было обжаловано в областном суде, однако там не нашли оснований для его изменения.

В апреле 2019 года Екатерина Борзенко обращается с иском к Дарье Белоусовой, в котором требует вернуть деньги.

— Как установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, 5 августа 2017 года (на следующий день после подписания договоров займа и ипотеки в КПК «Центр Кредит») между Екатериной Борзенко и Дарьей Белоусовой был заключен договор займа на сумму 360 000 рублей на срок шесть месяцев до 5 февраля 2018 года, — говорится в решении суда. — Истец свои обязательства исполнил, ответчик 5 февраля 2018 года денежные средства не возвратил, доказательств обратного суду не представлено. Поскольку ответчик не исполнял свои обязательства по расписке, суд считает подлежащими удовлетворению требования о взыскании основного долга в размере 360 000 рублей.

В окончательном виде к этому решению суда прибавились 30 тысяч рублей в виде процентов за пользование чужими деньгами и сумма госпошлины.

Забегая вперед, скажем, что в 2023 году по иску прокурора Центрального района в интересах Екатерины Борзенко была взыскана сумма в размере 863 194 рубля. Эти деньги — компенсация потерпевшему по делам о мошенничестве в особо крупном размере и четырех эпизодах мошенничества в значительном размере. В решении суда о взыскании этой суммы имеются сведения не только о кредите в 360 тысяч, взятом под залог единственного жилья, но и о покупке в кредит ноутбука стоимостью 112 811 рублей, который был практически сразу же сдан в ломбард. Также в кредит были приобретены телефон и телевизор. Эти приобретения обошлись в 238 тысяч 569 рублей 72 копейки. Решение было оглашено в конце сентября 2023 года и не обжаловано. Судя по документам, представленным адвокатом, с Дарьи Белоусовой удерживаются определенные суммы в счет погашения долгов. Они поступают на счета Екатерины Борзенко и тут же списываются приставами в счет погашения многочисленных кредитов — Екатерина проиграла все иски о признании кредитных договоров недействительными.

«Я ей даже работу предлагал!»

Действовавший на момент получения Екатериной кредита председатель КПК «Центр Кредит» Сергей Московкин рассказал, что готов был даже трудоустроить женщину, чтобы она смогла выплатить долг и остаться в своей комнате:

— Там ситуация простая. Было много судов, в итоге комната продавалась через торги судебных приставов, как положено, — рассказал Сергей Московкин. — Ее подруга обманула, забрав деньги. Понятно, что все хотят взять и не возвращать. Но что мы тут можем посоветовать в принципе? Есть решение суда, нас проверяла полиция, был Следственный комитет, ФСБ проводило обыски. Конечно, жалко человека...

Тот самый дом, из которого Екатерина должна уехать уже 1 июня

Сергей Московкин вспоминает, что был готов даже похлопотать, чтобы устроить Екатерину на работу в Москву. Да, работа страшная, в патологоанатомическом бюро, с человеческими телами. Но работа за деньги.

— В итоге она сказала, что я хотел вообще ее в Москве закопать, — рассказывал Сергей Московкин. — Зачем мне это, если ее комната и так уже была передана нам? Я просто хотел, чтобы она выкупила ее у нас. Мы ведь не крохоборы. Она и адвоката нанимала, потом говорила, что большая, лежала в больнице, была судебная экспертиза... У меня даже есть запись, как мы с ней разговаривали в день выдачи денег. И мы ей говорили, чтобы она не к нам обращалась, а трясла соседку. Готовы были помочь, вместе обратиться с заявлением в полицию. Причем она прекрасно понимала, что делает. Я говорил ей — наседай на соседку, пытайся вернуть деньги. Не получилось.

Не делай добра — не получишь зла?

Но вернемся к комнате в общежитии. По решению суда недвижимость действительно была продана, а покупателем ее стала член Российской гильдии риелторов Наталья Лысенко. Ее версия событий весьма отличается от той, что озвучила адвокат.

— Мы с Катей раньше дружили, а теперь она для меня абсолютно чужой человек, — с тяжелым вздохом вспоминает риелтор. — Катя набрала кредитов под залог этой комнаты, из которой я ее выселяю. Ситуация сложилась следующая: кооператив, который выдавал кредиты, имел право взыскать эту квартиру и взыскал ее. Поскольку я очень хорошо разбираюсь в недвижимости, мне стало жалко Катю, и я решила помочь ей в тот момент, когда ее начали выселять. Тот человек, из-за которого всё началось, Дарья Белоусова, ее соседка и бывшая подруга. По суду она должна выплатить Кате 390 тысяч по гражданскому делу и еще 860 тысяч — по уголовному. Когда мы только начали с Катей общаться, комната уже была выставлена на продажу. Сначала ее пытались продать приставы, затем продать ее пытался сам кооператив. Мы договорились, что я выкупаю эту комнату, перепродаю ее чуть дороже, и с учетом денег, которые должны были ей выплатить по суду, что-то покупаем. Я заняла денег, выкупила комнату. И пока ее продавала, комнату затопило горячей водой. Начались суды с управляющей компанией, поскольку нужно было делать ремонт. Съезжать Кате было некуда.

В это же время Наталья увидела дешевую комнату в Тракторозаводском районе, выкупила ее и, по ее словам, предложила Кате переехать туда с одним условием — оплачивать коммунальные платежи. В сумме выходило около трех тысяч рублей ежемесячно.

— И тут я понимаю, что к Кате кто-то подключился. Она начала юлить, перестала выходить на связь. В суде ее адвокат заявила, что я получила доход за эту квартиру от управляющей компании в виде компенсации за затопление. Хотя я купила строительные материалы, обои, линолеум, клей, договорилась со строителями… А Катя просто поменяла замок в комнате и написала мне, что хочет жить в центре, что это ее комната и никуда она не съедет.

Мне все говорили, не лезь в это дело, не связывайся. Я никого не слушала, мне хотелось помочь Кате.

— В итоге она считает, что у нее должны остаться и деньги, которые ей выплатят по искам от Дарьи Белоусовой, и комната. Хотя недееспособной ее не признали. То, что она сирота — уже никто не берет в расчет, ей уже 40 лет, — продолжает Наталья. — Инвалидность? Да, по зрению, третьей группы. Я никогда не видела Катю в очках. Она всегда прекрасно смотрит все документы, выдает те листочки, которые надо. У нас, в конце концов, есть общество слепых, где люди работают. Катя нигде не работает и не хочет. Но почему я должна платить за эту комнату, содержать ее, не имея при этом возможности ей распоряжаться?

Наталья уверяет — она нашла комнату в пятикомнатной квартире с хорошими соседями, предупредила, что Катя заселится. Но женщина даже не поехала смотреть новое жилье, заявив, что хочет жить в центре.

Екатерине даже предлагали работу, чтобы она смогла закрыть свои долги

— Я ее кормила, поила, денег давала, — чуть не плачет риелтор. — Реально хотела в тот момент помочь, и мы искали любую возможность — в Городище, рассматривали возможность купить с торгов департамента муниципального имущества колясочную… Да, пусть комната 12 метров, но жить-то в ней можно со всеми удобствами. Я предлагала разные варианты, но меня в итоге сделали чуть ли не главой банды, которая организовала изъятие этой комнаты. Она мне в принципе не нужна. Хочет жить в этой комнате — пусть купит и отдаст мне деньги. Об этой ситуации знают многие и не видят никакого другого решения. Ей адвокат задавала вопрос — она получает деньги по решению суда. Что с ними делает? Откладывает? Нет, говорит, платит по кредитам. Хорошо. А что мешает обанкротиться и те деньги, что ей приходят по исполнительным листам, просто складывать для того, чтобы купить комнату? Была же экспертиза, Катю признали вменяемой, она понимала, что делает. А я, как новый владелец недвижимости, хочу, наконец, закрыть свои проблемы. Я брала деньги в долг на два месяца, а история эта тянется уже третий год.

Бомж в первый день лета

Остается лишь добавить, что летом 2022 года суд Центрального района Волгограда по иску прокурора в интересах Екатерины Борзенко отказался признавать кредитные договоры с КПК «Центр Кредит», коммерческими банками «Ренессанс Кредит», «Почта Банк» и «Банк «Русский стандарт» недействительными и как следствие отменять решение о продаже комнаты. При этом суд уточнил, что в случае, если будет установлено, что в отношении Екатерины Борзенко было совершено преступление, она не лишена возможности взыскать ущерб от совершения оспариваемых сделок с виновного лица. Что, напомним, было сделано год спустя.

Чем же закончилась эта история? В феврале 2024 года Центральный районный суд удовлетворил иск Натальи Лысенко к Екатерине Борзенко о выселении, предоставив отсрочку до 1 июня 2024 года. Оно было обжаловано представителем в Волгоградский областной суд, но, согласно данным системы ГАС «Правосудие», 22 мая 2024 года было оставлено без изменения. 1 июня Екатерина Борзенко будет обязана покинуть жилье.

Больше новостей — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь и читайте нас везде, где есть связь

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY1
Удивление
SURPRISED1
Гнев
ANGRY2
Печаль
SAD4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
«Чудовищно неблагодарная профессия!»: врач-терапевт откровенно рассказал об ужасах работы в поликлинике
Анонимное мнение
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем