9 декабря понедельник
СЕЙЧАС +2°С

«Говорят про Хахалева, в смерти полицейских обвиняют меня»: в Волгограде судят «стрелочника» Жданова

V1.RU провел онлайн-трансляцию из зала суда

Поделиться

В Волгограде во вторник, 16 июля, возобновился суд по уголовному делу о крушении катамарана на Волге 11 июня 2018 года. Обвиняемыми по делу проходят гендиректор лодочной станции Леонид Жданов и погибший при крушении капитан судна Дмитрий Хахалев. 

О происходящем в суде V1.RU рассказал в режиме онлайн.

Сделать двухнедельную паузу в разбирательствах, напомним, пришлось из-за того, что мама скандального политика Дмитрий Хахалева, который и управлял катамараном в день его крушения, отдыхала в санатории и не пришла на прошлое заседание.

Суд тогда принял решение дождаться женщину и организовать ее принудительный привод.

Заседание задерживается уже на 25 минут. Волгоградцы разряжают воздух самыми бытовыми темами в то время, как в зал заходит судья.

Адвокат Дмитрия Хахалева подает очередное заявление об отводе судьи.

— Я прошу зачитать его в полном объеме, чтобы не скрыли от участников заседания факты, из-за которых я подал вам отвод, — с паузами говорит гражданский ответчик

Защитник Алексей Прохоров напоминает о машинах Дмитрия Хахалева, на которые наложен арест.

— Судья Никитина совершила преступления против правосудия, — зачитывает мужчина. — Из вашего постановления видно, что вы не осознали свою вину, в содеянном не раскаялись и не встали на путь исправления. Вместо заглаживания вреда вы решили сделать вид, будто трижды продлевали арест имущества погибшего Дмитрия Хахалева. К сожалению, скрыть истину у вас не получится. 

Родные погибших волгоградцев удивленно переглядываются и обсуждают, почему они должны терять время на эти выступления.

— У меня нет основания доверять вам, — настаивает представитель мамы погибшего Дмитрия Хахалева.

Услышим ли мы сегодня обвинительное заключение прокурора, остается загадкой. Кажется, выступление защитника затянется надолго.

— Заявление об отводе судьи я буду подавать в каждом судебном заседании. Не забудьте об этом рассказать журналистам, потому что я сейчас буду разоблачать ложь, — говорит Алексей Прохоров.

Напомним, что Леонид Жданов является директором лодочной станции ООО «Пристань», где швартовался катамаран, принадлежавший экс-главе Калачёвского района Дмитрию Хахалеву. В компании сотрудников ГИБДД и членов их семей он отправился 11 июня отдыхать на борту яхты. Вечером катамаран столкнулся с проходившим по Волге судном «Капитан Вечеркин». В результате трагедии погибли 11 человек.

В уголовном деле два обвиняемых. Кроме Жданова, это погибший Хахалев. Директора лодочной станции следователи обвиняют в том, что он выпустил компанию на речную прогулку. Волгоградцы уверены, что все обвинения притянуты за уши. Судить Жданова, заявляют горожане, — все равно что судить владельца парковки, на которой стояла машина, попавшая потом в ДТП. 

Судья уходит в совещательную комнату, а адвокат продолжает свою минуту славы и начинает разговор со студентами. Мама Дмитрия Хахалева тем временем отказывается говорить с журналистами.

— Никаких комментариев, — настаивает женщина. 

— У Жданова никакого криминала нет — это ясное дело. За что судить Хахалева? Наши правоохранительные органы уже не знают, как из этого всего выпутаться. Думаете, я клевещу на судью? Несколько раз она продлевала арест имущества, собственницами которого являются мама Хахалева и его племянница. Если бы эти автомобили использовались в качестве орудия и средства преступления, то в этом случае на них можно было наложить арест. Но имущество было законно приобретено. Надежда Георгиевна, как единственный наследник, отвечает по долгам. 

Выступление волгоградца прерывает судья.

Ходатайство об отводе судьи снова отклоняют. Надежда на то, что мы услышим заключение прокурора, все же есть.

Защитник просит времени на то, чтобы все потерпевшие получили дополнительное время на знакомство с материалами уголовного дела. Родные погибших волгоградцев вновь недоумевают.

— Мы сегодня уже пришли. Зачем нам время? — спрашивают женщины. 

Получив слово, адвокат демонстративно поворачивается в сторону студентов и вновь разоблачает всех и вся.

— У Вас есть основания прерывать меня? — повышает голос Алексей Прохоров. Защитник так хочет высказаться, что никаких вопросов он пока не слышит.

— Чему избиратели Путина должны верить больше? Вашему постановлению или фотографии, сделанной журналистами? — рассуждает адвокат. — Вы решили на все закрывать глаза, пользуясь своей неприкосновенностью.

За свои слова Прохоров получает первое замечание — после третьего его могут удалить из зала.

— Я хочу ответить на свои вопросы и уйти, — просит мама Дмитрия Хахалева. — Я не планировала проводить здесь столько времени.

Прокурор зачитывает, в чем же обвиняют Леонида Жданова. Гособвинитель настаивает, что плавучая дача стояла на станции без нужных документов.

Дмитрия Хахалева обвиняют в том, что он не принял все меры безопасности и управлял перегруженной плавучей дачей в пьяном виде. Прокурор зачитывает длинный список правил, которые нарушены капитаном «Елань-12».

— Хахалев не имел навыков судовождения, — настаивает прокурор. Напомним, что в беседе с корреспондентами V1.RU брат погибшего мужчины категорически отрицал эту информацию.

Гособвинитель напоминает имена погибших и тех, кто выжил в страшной трагедии на Волге. Одна из выживших — Анна Шкуренко — пришла на сегодняшнее заседание.

Близким всех жертв приходится выслушать список смертельных травм, которые они получили при столкновении с буксиром.

Волгоградцы, которые потеряли своих родных, с трудом слушают прокурора. Мама Александра Елизарова покачивается из стороны в сторону, а двоюродная сестра Виталия Неграша едва сдерживает слезы.

— Жданов осознавал, что на пристани не было контроля за выходом суден, — монотонно произносит прокурор. — Он действовал умышленно, не желал, но сознательно допустил такие последствия. Жданов понимал, что услуги не отвечают требованиям безопасности, поступал из корыстных интересов и пропускал к судам без должного контроля. 

Лодочника обвиняют не только в трагедии на катамаране, но и в ЧП на мотолодке, которое обошлось без пострадавших.

— Лодка опрокинулась. Четыре пассажира и сам капитан оказались в воде, — продолжает гособвинитель. — Они испытали моральные страдания, а их жизнь и здоровье подверглись опасности.

— Действовал умышленно и из корыстных побуждений, понимал опасность, оказывал услуги, которые не отвечают требованиям безопасности, — в который раз повторяет прокурор обвинения Жданова. 

И снова по порядку обо всех травмах... 

— Читали же уже это, — шепчутся волгоградцы.

— Мне непонятно обвинение. Говорят про Хахалева, а потом в смерти полицейских обвиняют и меня, — берет слово Леонид Жданов. 

Защитник лодочника напоминает про опьянение потерпевших. 

— Мы неоднократно приводили доводы о непричастности Леонида Жданова, но их не заметили и не опровергли, — читает адвокат. 

Мужчина спорит с тем, что генеральный директор лодочной станции мог допустить трагедию. 

— Что именно явилось преступлением: действие или бездействие Жданова? — рассуждает волгоградец. — Не понятно, какую именно услугу, которая не отвечает требованиям безопасности, оказал Жданов. В обвинительном заключении этой информации нет. В чем выражается корыстная цель? Где причинно-следственная связь с затоплением судна и гибелью 11 человек? Мы считаем, что Жданов был незаконно подвергнут уголовному преследованию.

— Мой сын ни в чем не виноват, — после обвинительного заключения готовит мама Дмитрия Хахалева. — Моего сына больше нет, поэтому я хотела обратиться к потерпевшим. Кого именно он звал на эти гуляния? По желанию Лены его привезли туда больным — его трясло, он был весь в герпесе. Будучи женой офицера и зная, что он в усилении, все же собрала свой день рождения. Она привыкла быть звездой, привыкла быть в центре внимании. Хочу спросить: виноват ли он? Он виноват в том, что никогда не мог никому отказать. Моё воспитание сыграло злую шутку. Из него сделали убийцу... Все люди, которые были на плавучей даче — военные. Разве он решал, кому вступить на борт? Все знали, что перегруз, но шли туда. Все знали и о том, что у сына не было документов.

А в центре внимания вновь гражданский защитник. Все с той же интонацией мужчина говорит, что пункты, на которые ссылается прокурор, были отменены еще до трагедии. 

— Мне важно показать студентам, что гособвинитель не обращает внимания на нормы закона, — заявляет Алексей Прохоров.

Судья вызывает Викторию Турсунову — двоюродную сестру погибшего Виталия Неграша.

— Ваша честь, а я могу уходить? Я по состоянию здоровья не могу тут сидеть так долго, — еще раз просит мама Хахалева. — Я шла ненадолго. Послушать, высказаться, на вопросы ответить. Насилие какое-то.

Виктория Турсунова рассказывает о дне до трагедии. Именно тогда семья отмечала день рождения Виталия Неграша и мужа двоюродной сестры.

— Они сказали, что поедут за Волгу просто пожарить шашлыки. Весь день мы переписывались с Виталиком. Последнее сообщение было: «Мы возвращаемся домой», — еще раз напоминает Виктория. 

 — Из сообщений и фотографий мы не могли понять, кто управляет катамараном. Виталя сказал лишь, кому он принадлежит. Говорил, что едут на катамаране Хахалева.

Прокурор вновь и вновь возвращается к своему главному вопросу: «Кто стоял за штурвалом?»

— Употреблял ли Хахалев спиртные напитки, не знаю, — уточняет Виктория Турсунова.

Мама Дмитрия Хахалева уточняет, праздновал ли Виталий Неграш свой день рождения. 

— Чисто для себя спрашиваю. У них в крови не было ни промилле алкоголя? — спрашивает мама Хахалева.

Адвокат тем временем начинает наседать на сестру Виталия Неграша и явно перегружает ее информацией, перечисляя номера уголовных дел и фамилии следователей.

Ощущение, что адвокат решил доказать какую-то вину волгоградцев, которые потеряли своих родных. Не исключено, что он бьется против крупных сумм, которые родные просят в качестве моральной компенсации.

— Я сразу же скажу, что ответов не будет. Я хотел дать эти вопросы в письменном виде, чтобы вы подготовились, — повышает голос Алексей Прохоров. 

— Я предъявляю претензии к Дмитрию Хахалеву, — отвечает Виктория Турсунова. 

Родственницу семьи Неграш спрашивают, откуда она знает о том, что катамараном управлял именно Хахалев.

Близкие разбившейся семьи Неграш просят возместить им три миллиона рублей моральной компенсации.

Защитник Прохоров вновь обрушивает град вопросов на растерявшуюся женщину. Потерпевшие волгоградцы пытаются хотя бы взглядом поддержать Викторию. Почти все вопросы защитника похожи на провокацию, которые доставляют ему явное удовольствие. 

— Почему вы себя так ведете? Вы хотите посмеяться? Зачем все эти вопросы, если Вы понимаете, что мы не можем ответить? — взрываются потерпевшие в адрес Прохорова.

Алексей Прохоров задает уже 14-й вопрос... Сколько их в длинном списке адвоката, известно только ему. Но мы уже не сомневаемся, что услышим еще с десяток обращений.

Дослушав 22-й вопрос Алексея Прохорова, который явно вошел в раж, журналисты массово выходят из зала.

— Выключите сплит, — просит мама Хахалева. — Я только что лечилась. Зря что ли?

— Каждый вопрос защитник Прохоров задает в манере ведущего «Что? Где? Когда?», — сообщает корреспондент V1.RU из зала суда. — С выразительными интонациями и ухмылками. Ощущение, что речи о гибели 11 человек даже не идет.

— Интонацию смените, пожалуйста, — просит судья. 

Не скрывая своей иронии, адвокат переходит на шепот. Судья выходит из терпения и объявляет 10- минутный перерыв. 

О смысле всех вопросов спрашивают не только потерпевшие, но даже адвокат Жданова. 

— Он хочет показать свою эрудированность? Или просто поиздеваться над нами? — спрашивают волгоградцы. — Я, как потерпевшая, должна знать, чем база отличается от причала?

В перерыве Алексей Прохоров раскрывает секрет: в его список попали 47 вопросов.

Адвокат уверяет, что именно они полностью опровергают обвинения в адрес Дмитрия Хахалева и Леонида Жданова. 

— Никто не расследовал. Как можно ссылаться на правила, которые давным давно отменили? — интересуется защитник.

Перерыв окончен.

Защитник Алексей Прохоров интересуется у Виктории Турсуновой, когда погибли волгоградцы: сразу же после удара или чуть позже — от утопления? И как плавучая дача погрузилась в воду. Все вопросы он продолжает зачитывать шепотом. 

Адвокат Хахалева шепотом задает вопросы пострадавшим 

— Каковы причины всплытия плавучей дачи? — продолжает защитник. Еще в перерыве он уточнил, что такие же вопросы услышат все потерпевшие.

Защитник мамы Хахалева, представленный ей по 51-й статье, задает самые стандартные вопросы: кем вам приходился Виталий Неграш? На какой сумме вы настаиваете?

— Я представляю интересы мамы Виталия Неграша. Ей потребуется лечение. Она осталась без своей опоры, — объясняет Виктория. — Сейчас подтверждений того, что нужно лечиться, у нас нет.

Викторию Турсунову адвокат спрашивает, в каком состоянии был Виталий Неграш.

— Я по фотографиям могу понять, трезвый он или нет? Просто знаю характер Виталика, — с трудом отвечает волгоградка. — На обратном пути он звонил мужу и говорил, что где-то застряли и сели на мель. Но тогда все было хорошо. О повреждениях катамарана никто не сообщал.

Двоюродную сестру все же доводят до слез вопросом о том, какой ущерб причинила ей эта трагедия.

— Мы были очень близки, — сквозь слезы говорит Виктория Турсунова. Адвокат предполагает, что в качестве гражданского истца могут привлечь и других родственников семьи Неграш.

В разговор включается мама Дмитрия Хахалева.

— Мама заболела только после гибели своих детей, сына? Или она болела до этого чем-то еще? — интересуется женщина. 

— Она потеряла всю семью. Что еще ответить? — сквозь слезы говорит волгоградка. 

— Меня также поддерживал сын, и я оказалась в таком же положении. До трагедии маме не хватало своей пенсии? — продолжает Надежда Георгиевна.

— Выявился процессуальный косяк следователей, которые сразу не выясняли близость родства, — объясняет Алексей Прохоров. — Будут ли другие родственники заявлять об ущербе?

От ответа на вопрос Викторию Турсунову спасает прокурор.

— Кому отдадут три миллиона рублей? Вам или маме Виталия Неграша? — спрашивает защитник Леонида Жданова.

— Мне надо посоветоваться с Ириной Александровной. К маме они тоже обращались, но тогда она все вопросы переадресовала на меня. Она не могла говорить, — объясняет Виктория.

Защитник удивляет волгоградку вопросом о том, что в документах есть пропуски в графе «сумма материального и морального вреда».

Следующее заседание по делу о крушении катамарана пройдет в Волгограде завтра, 17 июля. 

V1.RU проведет трансляцию. Следите за пуш-уведомлениями на сайте. Если еще не подписались, подписывайтесь на них.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
16 июл 2019 в 11:15

А в краснодарском крае арестовали хозяина катамарана, а не директора лодочной станции.

Надоел глупый пиар
16 июл 2019 в 15:48

Угробили не только полицейских , но детей, женщин .
И чего выгораживать себя , где раскаяние ???
Столько трупов и ни капли раскаяния .
Стрелочник ,-нет, обвиняемый и подсудимый -да!

Гость
16 июл 2019 в 11:59

Какая корысть начальнику лодочной станции, если он выпускает лодку? Наоборот, лодка уплывет и не вернется, может встать на другую стоянку, а старая стоянка потеряет клиента и деньги в будущем. То есть тут как раз не корысть, а ровно наоборот. Если прокурор говорит ровно наоборот, то может что-то не так с прокурором? Ведь может же человек от упорного труда, от постоянной сложной умственной работы устать, и как бы так помягче сказать, начать путать мысли, как в данном случае с корыстью. Если человек путает мысли, утверждает явную небылицу, неправду, то может не надо такого человека от имени прокуратуры в суд посылать? Может пусть в прокуратуре чем то другим пока позанимается, мало ли там работы какой, и человек отдохнет немного, и невинного не посадят почем зря. Как вы считаете, дорогие читатели? Корысть в данном случае была у Жданова, когда он отдавал имущество человеку? В чем тут корысть? По моему, он по закону как раз должен отдать имущество человеку, если хозяин того требует. Пришел хозяин забирать лодку. Какие основания ее не отдавать? В чем корысть, если отдал?