13 мая четверг
СЕЙЧАС +12°С

Жизнь без боли и дискомфорта: волгоградский ученый разработал новый подход в лечении проблем с позвоночником

Новая концепция помогла тысячам пациентов и готова «выйти» на международный уровень

61 837

Поделиться

Александр Ткачев с Антоном Епифановым ввели термин «резорбция грыжи» в российский рунет

Александр Ткачев с Антоном Епифановым ввели термин «резорбция грыжи» в российский рунет

Поделиться

Жизнь без боли и дискомфорта: волгоградский ученый разработал новый подход в лечении проблем с позвоночником

На протяжении 10 лет невролог из Волгограда меняет устоявшуюся концепцию лечения межпозвонковых грыж в России и в мире и с 2019 года развивает сеть клиник физиотерапевтического лечения грыжи диска и боли в спине.

Боль в спине — распространенное явление в современном мире, а межпозвонковая грыжа является ее частой и самой грозной причиной. Волгоградский врач-невролог Александр Ткачев рассказал о сравнительно новом, но уже распространенном и полюбившемся многими специалистами и пациентами подходе в лечении позвоночных грыж без операции, который задействует собственные ресурсы организма для борьбы с заболеванием. Данная концепция известна всем под термином «Резорбция грыжи диска».

— Грыжа — это обычная травма, как порез на коже или перелом, и в том, что организм самостоятельно пытается восстановиться, нет никакого чуда, — рассказывает Александр Ткачев. — А резорбция (лат. resorbeo — поглощаю) — это заложенный природой, вполне физиологический процесс, который мы научились ускорять и модулировать.

Поделиться

История зарождения «Резорбции грыжи»

Вернемся немного в прошлое. В 1992 году врач-невролог из Волгограда Ткачев Михаил Михайлович (отец Ткачева А. М.) начал свою собственную практику по лечению болевых синдромов. Из методов лечения использовал доступное и самое простое на тот момент физиооборудование, иглоукалывание и фармакопунктуру. Главной задачей прошлого консервативного лечения было снятие болевых симптомов.

Маленькое семейное дело стало расширяться в 2009 году, после окончания Александром Михайловичем интернатуры по направлению «Неврология и медицинская генетика», когда он присоединился к работе отца. Уже на первых порах молодой врач стал замечать, что динамика выздоровления у всех разная и что требуется более детальная диагностика пациента. Сейчас МРТ — это один из лучших помощников в правильной диагностике заболевания. Но еще 10 лет назад данный способ был большой редкостью. Российская медицина только-только начинала внедрять МРТ, и первые пациенты стали делиться своими результатами обследования с волгоградскими специалистами.

— Мы стали свидетелями того, что грыжи могут уменьшаться и без операции, — поясняет Александр Ткачев. — Посредством МРТ мы смогли проследить этот процесс. А еще обратили внимание на одну закономерность — тем пациентам, у которых грыжа уменьшалась, становилось гораздо легче. Но при этом не у всех пациентов грыжа рассасывалась со временем. Вопросов стало еще больше, и любопытство взяло верх.

Александр стал по крупицам собирать информацию<br>

Александр стал по крупицам собирать информацию

Поделиться

— В лечении грыжи диска на тот момент существовало всего два направления — оперативное лечение и консервативное, — рассказывает Ткачев. — Если с первым и так всё понятно — причина боли просто отрезается. То во втором случае никто особо и не думал, как лечение влияет на грыжу, целью было снять болевой синдром. Я начал изучать российскую и иностранную литературу, искать информацию о механизмах уменьшения грыжи, и ее было очень мало. Но уже стало ясно, что если позвоночная грыжа может уменьшаться без оперативного вмешательства, то это настоящий прорыв в лечении и именно процесс резорбции требует детального научного изучения и понимания.

Если рассказать о механизме резорбции максимально просто — то грыжу поедают клетки иммунитета «Макрофаги» и для этого критически важно наличие воспаления. Соответственно, лекарственные препараты, которые его подавляют, могут препятствовать резорбции. Эта информация перевернула представления врачей о «правильном лечении» и помогла по-новому взглянуть на проблему.

Первые научные статьи, в которых упоминалась резорбция грыжи, приходятся на конец 1984 — начало 1985 года. Но потом сам термин забыли и практически не использовали в науке. Он «пылился» где-то на дальней полке в подвале библиотеки.

В 2012 году Александр Михайлович знакомится с местным врачом-рентгенологом Смирновой Алиной Вячеславовной, которая также заинтересовалась феноменом уменьшения грыжи. Они стали бесплатно проводить некоторым пациентам МРТ-исследования для накопления статистических данных и подтверждения некоторых гипотез.

Основные вопросы состояли в следующем: «почему у одних пациентов грыжа рассасывалась, а у других нет?», «можно ли предсказать вероятность резорбции по МРТ?» и «можно ли как-то влиять на этот процесс посредством лечения?».

Поделиться

Результаты своего первого исследования о том, как применение терапевтического лазера влияет на резорбцию, Александр Михайлович представил в 2012 году не в России, а в Дании, на 12-м международном форуме «Исследования первой помощи при боли в спине». Удивительно, но именно западная медицина первой прислушалась к исследованиям волгоградского врача.

— В Дании я представил лишь небольшой постерный доклад, но именно эта конференция стала отправной точкой для меня и моей будущей специализации. Восприятие новой информации в России и за границей кардинально отличается. Даже если ты сталкиваешься с новой темой, то для них это минимум требует проверки информации, а максимум — проведение исследований. Российская медицина же отнеслась тогда к моим научным идеям с безразличием. Провинциальный невролог без регалий — это не академическая наука, — рассказывает Александр Ткачев.

Именно в 2012 году на конференции Александр впервые произнес фразу: «резорбция когда-то станет главное целью консервативного лечения грыжи диска» и оказался прав.

Грыжа диска является самой серьезной причиной боли в спине и самым частым показанием к операции. Если посмотреть на цифры, то ежегодно в России проводят около 50 000 операций по удалению межпозвоночных грыж, а в США, например, около 500 000, что с поправкой на население показывает разницу в 7 раз. Это огромные затраты здравоохранения, которые превышают 100 млрд долларов (в США). Количество операций за последнее десятилетие выросло более чем на 150%. Осложнения после операций возникают с частотой 5–30%*.

Скептиков всегда было много, и это вполне нормальная история, поэтому надо двигаться вперед. Александр стал собирать команду для дальнейшего сбора данных и результатов собственной концепции лечения. Медицинский институт имени Березина Сергея (МИБС) одним из первых присоединился к процессу изучения резорбции грыжи диска. К 2015 году доклады молодого ученого на тему резорбции уже стали набирать популярность на российских и европейских конгрессах. А в 2016 году произошла еще одна знаковая встреча — знакомство с самарским неврологом, мануальным терапевтом, спортивным врачом Антоном Епифановым, вместе с которым они смогли объединить усилия в науке, а также в популяризации термина «резорбция грыжи» и вывести его в русский сегмент интернета.

В сервисах Яндекса можно посмотреть историю поиска слов, согласно которой резорбцию грыжи до 2017 года искало от 0 до 20 человек в месяц. В 2017 вышло первое научно-популярное видео Александра Ткачева, где рассказывалось всё, что было известно о резорбции. И именно с даты выхода видео график поиска пошел вверх, и сейчас уже более 1500 человек ежемесячно интересуются безоперационным лечением грыжи «резорбцией» в поисковой системе.

Параллельно с практикой Александр Ткачев занимался наукой, писал статьи и проводил исследования.

— Я считаю, что искреннее увлечение наукой, где-то, наверное, даже фанатичное, позволяет нам быть на несколько шагов впереди остальных, — уверен Александр Ткачев.

С 2019 года появилась первая <a href="https://temed.ru/" target="_blank" class="io-leave-page _" rel="sponsored">сеть Клиник Ткачева — Епифанова</a> в Москве

С 2019 года появилась первая сеть Клиник Ткачева — Епифанова в Москве

Поделиться

Уже в 2018 году достижения врачей привлекли внимание всемирно известного датского ученого, доктора медицинских наук, профессора Ханне Алберт, с которой и по сей день ведется активное научное сотрудничество. Было проведено проспективное когортное исследование, которое доказало эффективность безоперационного лечения грыжи, применяемое в клиниках Ткачева — Епифанова. С каждым годом количество иностранных коллег-последователей растет, и в 2019 в команду вошел известный профессор Дино Самартзис из Раш Юниверсити (RUSH UNIVERSITY CHICAGO).

Резорбция грыжи — естественный процесс, который можно стимулировать

— Задача стандартного лечения — постараться убрать болевой синдром, — говорит Ткачев. — В этом случае врач просто назначает препараты, которые снижают боль, а грыжа диска, как правило, остается и через какое-то время может опять напомнить о себе. Возникает такой лечебный парадокс, когда одно и то же заболевания нейрохирург и невролог рассматривают по-разному: первый сосредоточен на грыже, второй о ней вообще не думает и не учитывает в лечении.

Основа подхода Александра Ткачева — думать как нейрохирург, но воздействовать на причину боли, межпозвонковую грыжу, безопасными консервативными методами, стимулируя процессы ее уменьшения.

— Понимая механизмы резорбции, мы научились подбирать нужные алгоритмы лечения, — говорит Ткачев. — Да, резорбция — это самостоятельный процесс, но наш организм почти при всех заболеваниях будет стремиться к восстановлению. Задача медицины — разобраться, как, например, заживает язва желудка и что этому мешает, а потом воздействовать на эти механизмы, увеличивая скорость и процент выздоровлений. Так же и с грыжей диска: мы хорошо понимаем механизмы резорбции и с помощью нашего лечения воздействуем на них, стимулируя уменьшение грыжи и заживление диска, а также подбираем необходимую терапию для контроля болевого синдрома.

Что говорит наука о резорбции? Факт ее доказан и уже неоспорим, и в среднем она наступает у 63% пациентов при стандартном лечении. А время наступления резорбции в среднем составляет 12–15 месяцев. При алгоритме лечения Ткачева резорбция в среднем наступает за 3–6 месяцев, что в три раза быстрее, чем при стандартной терапии. А процент наступления равен 94%, против 63% при обычном лечении.

Например, только за 2019 год в волгоградской клинике смогли добиться 650 резорбций грыж, которые изначально имели показания к операции. Такие результаты говорят об одном — резорбция грыжи становится альтернативой операции, причем более безопасной и, что немаловажно, более доступной в денежном эквиваленте.

Удивительно, но долгие годы стандартное лечение, по словам Ткачева, скорее мешало резорбции. Например, столь популярное применение блокад с гормональными препаратами приносило только обезболивающий эффект в краткосрочной перспективе, но снижало возможность рассасывания грыжи.

Резорбция грыжи наступает через <nobr class="_">3–6 месяцев</nobr> у 94% пациентов

Резорбция грыжи наступает через 3–6 месяцев у 94% пациентов

Поделиться

На чем построено лечение

— Боли в спине, дегенерация диска, протрузии и грыжи — вот основные патологии, с которыми мы работаем, — поясняет Александр. — В наших клиниках мы придерживаемся концепции медицинского минимализма. То есть используем в лечении только то, что доказало свою эффективность, поэтому не назначаем лишних процедур и лекарств.

Лечебная программа, в основу которой входят роботизированная лазеротерапия, высокоиндуктивная магнитотерапия, иглорефлексотерапия, фармакопунктура, плазмотерапия, подбирается с учетом специфики заболевания каждому пациенту индивидуально.

Но основная наша ценность — специалисты, которые являются экспертами в области заболеваний позвоночника и болевых синдромов, — говорит Ткачев. — Наши неврологи «читают» МРТ иногда лучше рядовых рентгенологов, что не часто встретишь в реальности.

К сожалению, по словам невролога, существуют грыжи, которые нельзя уменьшить. Но в данном случае врачи клиники готовы предложить пациентам симптоматическое и профилактическое лечение, которое направлено на дегенеративные процессы в позвоночнике и облегчение симптомов. При наличии же прямых показаний к операции (это, например, нарушение функции тазовых органов, выраженный болевой синдром, который долгое время не удается купировать приемом обезболивающих препаратов, или длительное консервативное лечение без эффекта) врачи направляют к нейрохирургам.

В основу лечебной программы входят роботизированная лазеротерапия, высокоиндуктивная магнитотерапия, иглорефлексотерапия, фармакопунктура и плазмотерапия

В основу лечебной программы входят роботизированная лазеротерапия, высокоиндуктивная магнитотерапия, иглорефлексотерапия, фармакопунктура и плазмотерапия

Поделиться

Будущее «резорбции грыжи»

— В последние годы стали всё чаще появляться клиники, которые пытаются копировать нашу модель лечения в той или иной мере. Причем среди них есть как хорошие копии, так и плохие, — говорит Ткачев. — Но мы за здоровую и честную конкуренцию. Ведь раз нас копируют, значит, мы смогли построить достаточно хорошую модель клиники и лечения.

Сегодня клиники открыты в трех городах России — Москве, Самаре, Волгограде. В январе 2021 года новая клиника открывается в Санкт-Петербурге. Сам Александр Ткачев ведет практику в волгоградской клинике, где занимается не только лечением пациентов, но и наукой.

В планах на будущее у волгоградского невролога — сделать резорбцию грыжи доступной во всех российских городах и выйти на международный уровень. Как говорится, грыжа — она и в Африке грыжа.

Подробнее о том, что такое резорбция грыжи, смотрите на видео:

Клиника Ткачева,
г. Волгоград, ул. Новоузенская, 4А;
тел.: 8 (8442) 495-777, +7 995 409-8888;

tkachevclinic.ru | alexandertkachev.ru | temed.ru;
Instagram: @tkachevclinic @tmm_clinic @temed.ru.

Лицензия на осуществление медицинской деятельности комитета здравоохранения Волгоградской области ЛО-34–01–004183 от 20 мая 2019,

*По данным https://pharmateca.ru/archive/article/39683

На правах рекламы

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Загрузка...