8 декабря среда
СЕЙЧАС +3°С

«Ее четыре дня не переводили в реанимацию»: волгоградка рассказала, как ее мама умирала в инфекционном госпитале

Медики, по словам близких, даже потеряли золотые украшения погибшей от коронавируса пациентки

Поделиться

Татьяна Мухина лечилась от коронавируса в больнице <nobr class="_">№ 12</nobr> Краснооктябрьского района

Татьяна Мухина лечилась от коронавируса в больнице № 12 Краснооктябрьского района

Поделиться

Жительница Волгограда пожаловалась на халатность врачей сразу двух больниц региона. Ее 60-летней маме из Иловлинского района с признаками ОРВИ пришлось самостоятельно ехать в Волгоград и платно сдавать КТ. С уже 40% поражением легких и коронавирусом ее положили в больницу, где за четыре дня поражение увеличилось до 75%, а за неделю сатурация упала до 50. При этом, как утверждает дочь скончавшейся, с такими показателями маму перевели в реанимацию только спустя четыре дня, а после смерти в течение пяти дней не могли найти золотые украшения умершей пациентки.

— Мама у меня живет в Иловлинском районе, — рассказала дочь погибшей Инна Кошелева. — Так получилось, что она поехала к кому-то в гости, а когда вернулась домой, у них в хуторе начался пожар. Всю ночь они не спали, переживали, тушили огонь, который вплотную дошел до их дома. Утром 4 августа она проснулась с признаками ОРВИ. Списали на стресс от пожара. В пятницу, 6 августа, они поехали в Иловлинскую районную больницу в Логу. К тому моменту у нее уже три дня была температура, но врач ей антибиотики не выписал, сказал лечиться противовирусными. Он сказал: «Давайте сделаем ПЦР-тест, через 10 дней будет результат. Поезжайте домой, лечитесь». А у нее температура уже под 39. На понедельник врач назначила рентген, но они на него не поехали — он коронавирусные поражения не показывает. Мама поехала в 25-ю больницу Волгограда делать платную КТ, которая показала 40% поражение легких.

Врачи сообщили женщине, что ей срочно нужно ложиться в больницу. Свободные места нашли в 12-й — в Краснооктябрьском районе, где позже у женщины подтвердился коронавирус. Просидев в приемном покое пару часов, пациентку приняли.

— Она мне еще сказала: «Я так боюсь, дочь. Я если лягу в больницу, я оттуда не выйду», — вспоминает Инна Кошелева. — Я ее отругала, говорю: «Мам, что за настроение, всё будет хорошо, перестань». Посидела она в приемном покое пару часов, потом ее приняли. Я ей привезла позже вещи. Через четыре дня мы созваниваемся, и она говорит, что ее не лечат и результаты анализов не говорят. На следующий день она говорит, что у нее 75% поражения легких. За четыре дня никаких улучшений, только ухудшения.

Татьяна Мухина скончалась в возрасте 60 лет

Татьяна Мухина скончалась в возрасте 60 лет

Поделиться

Инна нашла телефон лечащего врача мамы, позвонила ему и сказала, что готова купить любые лекарства, лишь бы спасти маму. Медик ответил, что покупать ничего не нужно и пациентка получает всё необходимое.

— Мама говорила, что к ним, пациентам, почти никто не подходил, не спрашивал, что и как, — рассказала собеседница редакции. — Спустя еще три дня, во вторник, она позвонила и сказала, что ее переводят в интенсивную терапию. То есть она с 75% поражением еще три дня просидела и ни одна сволочь ничего не сделала. В среду она мне снова звонит. Я слышу, как мама задыхается. Я кричу: «Мама, что с тобой?! Почему ты задыхаешься?!» Она сказала, что у нее сатурация 50. Я позвонила знакомой медсестре и спросила, что это значит. Она сказала, что это очень плохо.

Отчаявшись, дочь умирающей женщины обратилась на горячую линию по коронавирусу, где ей дали личный мобильный номер заместителя главного врача. Взяв трубку, медик сначала возмутилась, что операторы вот так раздают ее номер. Однако немного позже она заверила волгоградку, что с ее мамой всё будет хорошо, по ней проводился консилиум и пациентка получает полноценное лечение.

— Спустя четыре часа мне звонит мама и говорит последние слова: «Меня переводят в реанимацию», — со слезами на глазах вспоминает Инна. — Я говорю: «Мамочка, держись, пожалуйста. Я так мечтаю о том, что сейчас начнутся осенние каникулы, ты поправишься, мы с внуками — мальчишками — приедем к тебе. И утку с тобой зажарим, и песни будем петь до утра. Я только об этом мечтаю, ты только держись. Тебе поменяли схему лечения, я не знаю как, но тебе всё сделают и вытащат». Она говорит: «Инна, мне не делают ничего».

Тот телефонный разговор матери с дочерью стал последним. Спустя два дня после него врачи сообщили Инне, что ее мама умерла.

— Я приехала на другой день забирать вещи, мне выдали только мамины кошелек, телефон и паспорт, — рассказала Инна Кошелева. — Я в тот момент думала совсем не о вещах, а чуть позже мне позвонила мамина сестра и спросила: «Инна, а у мамы были какие-то украшения?» Я говорю: «Да, у нее были два золотых кольца и цепочка. Она с ними всегда ходила». Она мне говорит: «Так перед реанимацией их снимают. Тебе ничего не отдали?» А мне больше ничего не отдали. Ни трусы, простите, ни тапочки, ни сумочку, ничего. Я уехала в Иловлю заниматься похоронами, звоню оттуда в больницу и спрашиваю про вещи. Мне говорят, что никто не знает, где эти вещи. Позже мне перезванивают и говорят, что нашли сумку. Но золотых украшений до сих пор нет. Уже после похорон я поехала за сумкой, с которой мне все-таки и украшения, и всё остальное отдали. Четыре дня они искали ее вещи, в том числе ценные.

В больнице № 12 Краснооктябрьского района журналиста отказались связывать с главным врачом, но взяли контактные данные и пообещали перезвонить. Позже секретарь по телефону попросила обратиться в пресс-службу комитета здравоохранения Волгоградской области. Там, к слову, сообщили, что женщину лечили аж тринадцатью препаратами.

— При первых признаках заболевания женщина обратилась в медучреждение по месту жительства, — рассказали в облздраве. — У нее взяли мазок, определили схему лечения и назначили повторную явку на 9 августа, на которую женщина не явилась. Выяснилось, что она самостоятельно обратилась в другое медицинское учреждение, откуда ее госпитализировали в инфекционный стационар. При госпитализации ей провели полный комплекс обследования и назначили лечение, в ходе которого женщина получала 13 наименований препаратов. Несмотря на корректируемую схему лечения, наблюдалась отрицательная динамика. Предпринимаемые реанимационные действия врачей не помогли стабилизировать состояние женщины. Относительно поступившей информации о задержке выдачи личных вещей женщины ее родственникам администрацией больницы будет проведена внутренняя проверка. В случае, если у пациентов имеется претензия к лечебному учреждению, они могут обратиться в кол-центр комитета здравоохранения Волгоградской области по номеру телефона: (8442) 32-61-67. Звонки принимаются с 09:00 до 18:00.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ30
  • ПЕЧАЛЬ14

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.