26 ноября четверг
СЕЙЧАС +0°С

«Маршировать по плацу нас уже приучили»: Роман Гребенников об отрицательном росте и кулуарном патриотизме в Волгограде

Разговор с экс-мэром Волгограда о протестных настроениях, отсутствии системности и диалога власти с людьми

Поделиться

«Власть сохраняет более-менее приличное лицо и скрывает реальные сведения»

«Власть сохраняет более-менее приличное лицо и скрывает реальные сведения»

Поделиться

Экс-мэр заявил об отсутствии диалога власти с людьми в Волгограде

В Волгограде нет гражданского общества. Его и не может быть, если дискуссии ведутся лишь в социальных сетях, а власть подвергает цензуре каждое слово, прозвучавшее в подконтрольных СМИ. Отсюда у жителей Волгограда и области масса проблем: от загнивания малого бизнеса до ущемления прав и свобод. Во всем этом уверен последний избранный народом Волгограда мэр Роман Гребенников.

Журналисты V1.RU провели прямой эфир с бывшим руководителем городской администрации на нашей странице в Instagram, пообщавшись о коронавирусе в Волгограде, позитивных и негативных изменениях в городе, рецессии гражданского общества и других важных вопросах.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Начнем с самой актуальной темы для всех нас — коронавируса. Как вы оцениваете ситуацию в Волгограде? Она действительно контролируемая, как говорит губернатор?

— С моей точки зрения, проблем более чем достаточно. Системности в действиях власти я пока не наблюдаю. И, к большому сожалению, я думаю, что ситуация в большей степени неконтролируемая, чем контролируемая. Почему такой вывод я делаю? Система предполагает определенную логику действий, причем осмысленную и очень эффективную. Мы, горожане, сейчас эффективной систему назвать никак не можем. Власть своими руками создает пробки. Проблемы с переполненным транспортом в результате сокращения маршрутных возможностей перевозчиков. При этом требует, чтобы люди в трамваях, автобусах и троллейбусах непременно носили маски. Как это возможно в условиях той толпы, что набивается в этот подвижной состав? В иных случаях мы говорим, что у нас койко-мест более чем достаточно. Даже подключаем заблаговременно Министерство обороны, хотя это инициатива Москвы, конечно. Но при этом оказывается, что у нас люди лежат чуть ли не в коридорах. Поэтому я думаю, что системности нет. Угроза очевидна.

Власть сейчас сохраняет более-менее приличное лицо и скрывает сведения о реальном положении дел. Есть механизмы, чтобы так делать. Ну, например, коронавирус называть каким-то другим заболеванием и фактически скрывать факт смерти именно от ковида, ссылаясь на другие заболевания и другие проблемы человека. Мол, человек ушел из жизни, поскольку у него была другая хроническая беда. Думаю, что здесь одновременно лукавство, неумение эффективно работать и, конечно, наша косность, потому что — что греха таить — мы не привыкли к соблюдению каких-либо ограничений. Мы реагируем на это болезненно. И нас не научили и не приучили к подобного рода вещам. Вот такая вот комплексная беда, которая сейчас сказывается на результатах. Когда у нас в пик пандемии около ста человек в день фиксировалось заболевших, были жесткие ограничения. Сейчас, когда заболевших каждый день под 200, ограничения более мягкие. Ситуация комичная: то ли тогда слишком перегнули палку, то ли сейчас пытаются нам замылить глаза и уйти от ответственности.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Трудно записаться на КТ, невозможно сдать тест, лаборатории перегружены, трудно получить госпитализацию с пневмонией. Мы анализы сдаем за свой счет, тесты за свой счет, а депутаты сдают за счет бюджета. Это стыдно. Я не знаю, кто вообще до такого идиотизма додумался. Это лицо власти. Если власть сама себе за бюджетный счет проводит тестирование и обеспечивает с помощью бюджета анализы, то о каком положительном реноме может идти речь? Хочется спросить: вы вообще считаетесь народными избранниками при этом? Ну, какие вы народные избранники? Я поражаюсь.

ЦПКиО стал символом превращения Волгограда в уютный плац

ЦПКиО стал символом превращения Волгограда в уютный плац

Поделиться

— Волгоград меняется. Развивается новая набережная, на Площади Павших Борцов возвели храм имени Александра Невского, вырубаются старые деревья. Вы поддерживаете такие изменения?

— Изменения изменениям рознь. Вот федералы построили нам к чемпионату мира стадион. Положительные изменения? Конечно, положительные. Федералы выделяют средства на реконструкцию набережной. Положительно? Ну, конечно, положительно. Как можно отрицательно к этому относиться? Другое дело — а проект согласован с жителями? А нюансы, связанные с благоустройством того или иного места, насколько созвучны с настроением рядом проживающих людей? И, если мы говорим о вырубке зеленых насаждений, то показательный пример абсурда и преступления перед горожанами — это состояние Центрального парка культуры и отдыха. Что сотворили с ЦПКиО за последние два года!

У нас сейчас мания такая, при нынешней команде областной администрации, — приводить частника-концессионера куда можно и куда нельзя. На парки, на сети, на питание, вот везде-везде-везде. Почему это делается, мы можем только предполагать. С частником договориться проще. Тут же появляется полукриминальный карман и возможность этого частника доить. Он всегда будет выполнять то, что хочет тот или иной чиновник, который его и привел, собственно говоря. Здесь явно алчные причины, но результат налицо. ЦПКиО практически вырублен. Если вот так, как поступили с ЦПКиО, будут поступать со всеми скверами и зелеными насаждениями Волгограда, у нас не останется города. У нас останется плац. Этот тренд очевиден, и маршировать мы уже научились по плацу. Бордюры делать там, где надо и не надо, мы тоже научились, а вот зелень — собственно, сам город — вырубают по полной программе.

К сожалению, отчаявшиеся горожане уже не знают, куда жаловаться. Коммуникация между властью и обществом практически утеряна. В партии писать — бессмысленно. Они настолько лояльны и настолько аморфны, что теряется всякий смысл даже жаловаться в оппозиционные партии. В Москву? Так всё равно жалоба вернется опять этому же губернатору, этой же команде, этим же людям, которые привели частных концессионеров. Куда обращаться? И я вот думаю, что, загоняя людей в такую ловушку, создают невольно или вольно полубелорусскую протестную ситуацию. Это очень нехорошо. Те, кто это делает, не понимают последствий своих собственных решений.

«Гражданское общество появляется там, где люди отстаивают свои права»

«Гражданское общество появляется там, где люди отстаивают свои права»

Поделиться

— Есть ли у Волгограда шанс становления гражданского общества? Что для этого нужно?

— В Новосибирске, к счастью местных жителей, еще сохранились публичные, народные выборы главы города. Есть еще несколько городов поменьше, где также сохранили прямые выборы. Знаете, гражданское общество невозможно сформировать и оно никогда не сформируется в условиях отсутствия свобод. Это очень взаимосвязанные вещи. Причинно-следственная связь очевидна: нет свободы — нет гражданского общества. Есть просто масса, как раньше называли — народ, общность. Но гражданское общество появляется там, где есть гражданские свободы. Где горожане отстояли хотя бы часть своих свобод — скажем, в том же Новосибирске, или как сейчас довольно активно отстаивают свои права в Хабаровске и в некоторых других регионах. Там и появляется гражданское общество. Оно может быть специфичным. Оно может быть часто не только лояльным, но и оппозиционным. Сообществ может быть самое огромное количество. Но, опять-таки, эти сообщества гражданские должны отстаивать свои права и их расширение.

Что могу сказать по Волгограду. В Волгограде, с моей точки зрения, сейчас мы наблюдаем стагнацию именно в части развития общества. Гражданского общества. Если раньше, например, та же «Опора России» и другие защитники малого и среднего бизнеса были самоходны и самодостаточны, были ярко представлены во власти и критиковали ее, а городская и областная Думы меняли в связи с этим законодательство и нормотворчество муниципалитетов, то сейчас защитников у малого и среднего бизнеса не осталось. Эти ранее активные общественники прикормлены. Кто-то уже интегрирован во власть и стал банальным чиновником. Кого-то купили, посадив на должность в концессию. И, по сути, общественников-то в Волгограде, самоходных и самодостаточных, как любил говорить Гумилев — пассионарных, очень-очень мало теперь. Кто-то уже достиг определенного весьма зрелого возраста и уже не активен, кто-то уехал. Я не наблюдаю развития волгоградского гражданского общества. Я наблюдаю его стагнацию. Некоторые федеральные чиновники, докладывая президенту то ли с юмором, то ли с цинизмом, говорят: «У нас есть рост, но отрицательный». Я боюсь, что по части развития гражданского общества в Волгограде у нас отрицательный рост. Но не всё потеряно. Будут свободы — будет и общество.

В других городах власть активно налаживает связь с людьми через социальные сети. Я боюсь, что в нашем регионе мы наблюдаем обратное. У нас всё как раз и замкнулось, вся интеллектуальная общественная жизнь замкнулась на социальных сетях. Мы свободно дискутируем в социальных сетях, но не в СМИ. Можно с иронией говорить про диванных критиков. Но почему это происходит? А я вам скажу. Когда реально действующие СМИ превращаются в профанацию, а газетные материалы, телевизионные выпуски и радиоэфиры превращают в абсолютно цензурируемые, блеклые, выверенные и подконтрольные исключительно группе провластной структуры информации, когда всё ровно одним цветом и никаких других многоцветий не наблюдается, возникает отвращение и неприятие. Ну, кто реально сейчас из горожан может включить какой-либо местный телеканал и верить в то, что там говорят? Если верить всему, что там говорят с утра до вечера, то мы с вами живем в раю. Вот поэтому, когда всё и везде зажато, когда СМИ прекращают выполнять свою функцию доведения объективной информации до общества, тогда само гражданское общество уходит в социальные сети. Любые политические, гражданские дискуссии происходят именно там. Стройка храма, перестройка набережной, вырубка зеленых насаждений — всё это ушло в социальные сети. Вот там сейчас жизнь. Это плохо? Конечно, плохо. Мы потеряли коммуникации между властью и обществом. Люди общаются в соцсетях, потому что ничего другого у них не осталось.

«Вряд ли это случайность, когда земляки начальника покупают что-то в Волгограде, а не в Рязани»

«Вряд ли это случайность, когда земляки начальника покупают что-то в Волгограде, а не в Рязани»

Поделиться

— Гостиница «Октябрьская», грузовой порт проданы бизнесменше, близкой к губернатору. Можно ли сказать, что в Волгограде всё больше объектов меняют своих собственников каким-то странным образом?

— Я могу только предполагать. Я не сотрудник Следственного комитета или федеральной службы безопасности, хотя думаю, что подобного рода факты и обстоятельства наверняка у кого-то на контроле. Вопрос частный, но он отражает определенный тренд, происходящий в регионе. Думаю, что то же самое происходит и в других регионах нашей страны. Когда определенный клан приходит к руководству областью, он везет с собой различного рода лояльных друзей, товарищей, полутоварищей, полудрузей и всех тех, с кем они на горшках когда-то сидели в детских садах, служили в армии или выпивали. В нашем случае клан из Клинцов, из Брянска и бог знает еще откуда действительно чудесным образом, вот прямо-таки чудесным, покупает те или иные объекты. И социальные объекты, и коммерческие. Возможно, кто-то может сказать, что власть в данном случае ни при чем. Мол, сами взяли и сами купили. Но мы живем в современной России. Реалии подсказывают нам, что если земляки приезжего начальника вдруг покупают что-то не в Рязани, не в Подмосковье или во Владивостоке, а именно в Волгограде, то это нельзя назвать случайностью. Это уже показатель определенных отношений между лояльной властью и лояльным бизнесом. Но не волгоградским бизнесом, а тем бизнесом, который тащат со стороны и которому дают преференции. Многие волгоградские предприниматели мне лично высказывали и высказывают, что «мы не у дел, мы не нужны». А вот с чужаками пожалуйста — с удовольствием работают. Им и земля, им и то, им и сё. Чем это закончится? Социальным взрывом или политическими противоречиями? Посмотрим. Мне кажется, что так дальше нельзя. Собственно, к этому пониманию мы все и идем.

— Раньше на общественном транспорте Волгограда писали, правда, без вопросительного знака «Волгоград — город, в котором хочется жить». А сейчас?

— Волгоград — город, в котором живут любящие его люди. Давайте из этого исходить. Они любят свой город и не любят сказки от приезжей власти. Они не любят вранья. Что до фразы «хочется жить»? С точки зрения комфортности, к большому сожалению, это не так, если учесть, что из города уезжают сотни не просто активных, а пассионарных, энергичных и молодых людей. Чаще уезжают учиться, чтобы не вернуться. На работу, чтобы не вернуться наверняка. Покупают, продавая здесь, квартиры в Москве или Питере. Некоторые уезжают на Кубань. Это очень плохой показатель. Отвратительный для города. Это означает, что здесь не заботятся о появлении новых рабочих мест, не создают комфортных условий для бизнеса, что здесь «правда», трендируемая на госканалах, не соответствует реальности. При этом общество, о котором мы говорим, гражданское общество, оно зажато и проявляет себя только в социальных сетях. Конечно, из такого города будут бежать. И, к сожалению, уже есть понимание, что нужно менять ситуацию. Пока нет ответа на вопрос, как это сделать, чтобы при этом не нарушить какую-либо норму права, связанную с выступлениями, с ограничениями, пандемией и так далее. Но при этом у нас есть чувства, доброе отношение и любовь к городу. Вот такой патриотизм. Корпоративный, кулуарный, специфичный, задавленный. Он всё же есть. Это правда.

«Волгоград — город, в котором живут любящие его люди»

«Волгоград — город, в котором живут любящие его люди»

Поделиться

— Что потеряли за последние десять лет в Волгограде? И что можно вернуть?

— Десять лет назад была более благоприятная экономическая ситуация — это спору нет. На заводе «Красный Октябрь», для примера, в 2010 году работало 11 500 человек. Сейчас — 2500. Есть разница? Примерное то же самое вы увидите, анализируя любое крупное предприятие Волгограда. Но, если мы говорим о потерях, то за эти годы потеряно ощущение свободы. У горожан отобрали право выбирать свою власть еще в 2011 году. Уже позже это решение при нынешней власти было закреплено законом области, чтобы ни один муниципалитет ни в одной части региона не мог выбрать своего главу. Какой бы он ни был. Если народ — сельские жители, городские — неважно, не вернут себе возможность распоряжаться своей судьбой самостоятельно, мы рискуем потерять и другие свободы во многих других отраслях и направлениях. Помните, была поговорка «отдай палец, а он руку откусит»? К несчастью, это с нами и произошло. У нас уже откусили обе руки. Мы реально не имеем ни коммуникации с властью, ни возможности на что бы то ни было влиять. Мы превратились в таких горожан, которые возмущены, но наши возмущения кипят исключительно в социальных сетях.

По большому счету, в экономике, по сравнению с периодом десятилетней давности, у нас провал. В стройке провал. В социальной политике провал. Даже нелепо сравнивать ситуацию 2010-го и 2020 годов. Это просто небо и земля. И это правда.

Как может измениться ситуация? Вырастает новое поколение, не имеющее страха перед властью. Это поколение молодых людей изменит страну. Я верю уже не в своих одногодок. Не в тех, кому 45–50 и так далее. Я верю в молодежь. Новые волгоградцы. Они поменяют город. Они вернут себе отобранные когда-то, при нашем молчаливом согласии, права простых горожан. Наверное, они вернут и другие права. К примеру, право честных выборов без фарса, который мы наблюдаем сейчас. Я думаю, что постепенно ситуация изменится. Но нужно, чтобы это поколение окрепло, выросло и перешло к тому, чтобы свои идеи и соображения четко артикулировать в обществе. Вот такие у меня положительные ожидания.

— Как вы относитесь к воровству светового часа в Волгограде?

— Я за то, чтобы мы вернулись к возможности перехода на зимнее и летнее время. Я за этот режим. Мне кажется, что он примирил бы многих. Тех, кто выступает за московское время, с теми, кто за волгоградское. Я считаю, что наше общество стравили глупцы. Они специально инициировали референдум перед выборами президента, чтобы поднять явку. А потом обманутое один раз общество обманули еще раз — провели вместо референдума опрос. Я думаю, что эту аферу и махинацию с общественным мнением волгоградцы уже осознали и прекрасно понимают, для чего это было сделано. Но уйти от этой искусственной драмы между волгоградским и московским временем можно только одним способом — на федеральном уровне ввести регулирование по переходу на зимнее или летнее время. И часть вопросов сразу же отпадет сама собой.

оцените материал

  • ЛАЙК16
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...