Он и она проблема «Они закопали меня заживо»: волгоградка пытается отвоевать дочь у бывшего мужа

«Они закопали меня заживо»: волгоградка пытается отвоевать дочь у бывшего мужа

Несколько месяцев подряд молодая женщина не могла встретиться со своим семилетним ребенком

За плечами Евгении Липской — несколько судов и апелляций 

Уже несколько месяцев мать двоих детей тайком приходит в волгоградскую гимназию, чтобы проведать свою семилетнюю дочь. Время на спокойные семейные прогулки женщина тратит на судебные тяжбы с бывшим мужем. О разгоревшейся семейной драме, главным заложником которой оказался разрываемый родителями ребенок, читайте в нашем материале.

— У нас потрясающе страшная история, — начинает Евгения Липская. — С бывшим супругом мы были вместе еще со школьной скамьи. Я очень любила этого человека. История, впрочем, обычная: учились в Ставропольских институтах — он в сельскохозяйственном, а я в политехническом. Потом ждала его из армии и, беременная первым ребенком, переехала вместе с ним в Волгоград.

В каждый свой выходной Евгения Липская едет в гимназию к дочери 

Гармония молодых супругов длилась почти 15 лет: в семье росла старшая дочь Татьяна, а за два года до расставания родилась младшая Ольга. «Были, конечно, какие-то ссоры. Как у всех», — вспоминает мама двоих девочек.

— Внезапно в доме начались скандалы — одна за одной. Я не понимала, что происходит, и почему мы с супругом становимся друг для друга чужими людьми, — делится Евгения Липская. — После очередной распри Алексей исчез из дома на 10 дней. Я нашла его по коммуникатору и узнала, что все это время он отдыхал в Таиланде с женщиной, которая помогала ему вести бизнес.

Семейная драма молодой женщины началась еще пять лет назад 

Узнав, что его тайна уже известна супруге, молодой мужчина не стал отрицать новых отношений.

— В расставании он обвинил меня: сказал своим друзьям, что я его во всем не устраивала. Через два года он женился на женщине, с которой улетел на романтический отдых.

«Я забираю дочку себе»


После разрыва в семье Липских, по словам Евгении, вопрос о детях даже не стоял — обе девочки оставались жить со своей мамой.

— Постепенно Алексей вместе с матерью начали переманивать к себе старшую дочь Таню: то один раз останься у нас с ночевкой, то второй. То Танечка устала от маленького ребенка, который требует постоянного внимания, — продолжает Евгения Липская. — Что касается младшей Олечки, то мы решили: в пятницу он забирает ее к себе и в понедельник приводит в детский сад. Общались только через его маму: сразу после развода Алексей добавил меня в «черный список».

После очередных выходных с маленькой дочкой Алексей Липский нарушил долгое молчание и первым позвонил бывшей супруге.

— Он сказал, что мы должны встретиться и поговорить, — голос Евгении начинает срываться. — Я приехала к нему на работу и услышала то, что просто огорошило меня: «Я хочу, чтобы Оля жила у меня. Я могу ей многое дать: например, хорошее образование». Конечно, я не против поступления Олечки в хорошую гимназию. Но я мама. Как девочка будет жить с совершенно чужой женщиной?

Бывший муж Евгении, по ее словам, поставил жесткий ультиматум: или ребенок остается у меня, или мы выходим на тропу судебных разбирательств. На прощание мужчина посоветовал волгоградке не тратить времени и завести себе новую семью.

— Он сказал мне: «Ты будешь с ней видеться. Я не говорю, что буду ее от тебя прятать. Но, если ты не согласишься на мои условия, то можешь сразу же подавать исковое заявление в суд. Будем определять местожительство ребенка». Алексей пообещал, что проплатит всех и в любом случае оставит Олечку себе. Мне он посоветовал еще раз выйти замуж и родить себе детей. Если честно, сперва я даже не восприняла эти слова всерьез.

Бывший супруг посоветовал Евгении завести себе новую семью 

«Соглашайтесь хотя бы на это»


Следующие пять месяцев Евгения Липская до сих пор вспоминает с содроганием — в последний раз проводив свою дочь в детский сад, женщина все это время обивала пороги чужих домов и пыталась найти спрятанного от нее ребенка.

— Алексей скрывал от меня Олечку почти пять месяцев. С июля я ездила к нему домой, обивала пороги на работе, заглядывала на дачу в хуторе Вертячий — так никого и не нашла, — рассказывает мама двоих дочек. — С июля я начала обращаться в полицию и бить во все колокола. Мне везде отвечали лишь, что с дочкой все в порядке. Она находится с папой. «Не можем же мы взять вас за руку и отвести к ребенку», — так мне говорили в органах опеки. Мне очень помогла секретарь городской комиссии по делам несовершеннолетних. Лариса Анатольевна позвонила и сказала мне: «Ваш супруг водит Олечку в детский сад при гимназии». Я тут же помчалась туда и, наконец, увидела своего ребенка. Дочь была в слезах.

Телефон Евгении Липской разрывается от смс, которые она называет гадкими 

Еще до затянувшихся судебных тяжб родители будущей первоклашки пытались решить, сколько времени она должна проводить с мамой и папой.

— Мы собрали комиссию из 18 человек, которая установила нам порядок общения, — добавляет Евгения Липская. — Все было несправедливо, но мне сказали: «Соглашайтесь хотя бы на это». Мне разрешили видеться с Олечкой с пятницы по понедельник. Вскоре мы начали нарушать наш график: первым от него отклонился Алексей, а потом уже и я.

«Теперь это моя дочь»


Встретившись в зале суда, Евгения и Алексей Липские отправились на медицинскую экспертизу у психолога. По словам мамы, пытающейся вернуть свою семилетнюю дочь, врачи заметили у ее супруга склонность к мстительности и записали в итоговое решение несколько отклонений.

— Интересно, что после экспертизы судья даже не обмолвилась о ее результатах, — уверяет волгоградка. — Итоговое решение повергло нас в шок: у меня есть две работы, двухкомнатная квартира, но при этом я проигрываю суд. Папа заявляет, что у него нет недвижимости, и получает нашего ребенка.

Пять месяцев мама двоих детей не могла увидеть свою дочь 

«Забудь об Олечке. Теперь это моя дочь», — такие смс, по словам Евгении Липской, посыпались на нее от новой жены Алексея. Поиграть на нервах волгоградки женщина старалась и при каждой личной встрече.

— С марта по август Алексей снова скрывал от меня нашу дочь, — Евгения Липская рассказывает о событиях последних месяцев, пытаясь сдержать свои эмоции. — Я снова объезжала все его адреса, но нигде не могла найти Олечку. Летом супруг пытался упрятать меня в психиатрическую клинику. Я вызвала скорую помощь, которая повезла меня в неизвестном направлении — если честно, я не очень хорошо ориентируюсь в городе. В кабинете у меня отняли сумку, сотовый телефон и сделали капельницу, от которой я еще долго не могла прийти в себя. Оказалось, что меня каким-то образом положили в наркологический диспансер и даже вписали в карту два диагноза. Когда мой отец и адвокат вытащили меня из больницы, я тут же обратилась в прокуратуру и Следственный комитет. Врач при нас вырывала страницы из моей медицинской карты, а медики в личных беседах признались: «Вас просили отправить в психиатрическую». Несмотря на то, что никаких диагнозов у меня нет, муж начал везде козырять этой информацией. А откуда он ее знает? Это же медицинская тайна. После наркодиспансера старшая дочь Таня перестала со мной общаться: папа постарался и очень хорошо с ней поработал. Я пыталась все объяснить, показывала справки. «Понимаешь, что это спланированная акция?» — спрашивала я ребенка. Но она мне не верит.

Женщина пытается обжаловать решение Дзержинского районного суда 

«Я подрасту и смогу выступить в суде»


Школа стала единственным спасением для волгоградки, которая несколько месяцев подряд пыталась узнать хоть что-то о своей маленькой дочери.

— В каждый свой выходной я бегу в гимназию, в которой учится Олечка, и провожу там часа два, — рассказывает Евгения Липская. — Вывести ее за территорию я не могу — в платной школе наш папа всеми умело манипулирует. Ребенок боится отца и говорит мне: «Мама, я подрасту и скажу в суде, что хочу жить с тобой. Приходи ко мне в гимназию, не приходи к папе».

Семилетняя дочь Евгении Липской просит приезжать к ней в школу 

Вскоре после неудачной апелляции Евгения Липская услышала новое, не менее шокирующее, условие от бывшего супруга: мужчина решил, что видеться с дочерью она может только в его присутствии.

— Он ведь всем рассказывает, что я состою на учете. И, кажется, его совсем не волнует целый пакет моих справок, в которых черным по белому написано: «Не состоит», — голос волгоградки вздрагивает от волнения. — На последнем заседании в Дзержинском суде нам определили такой порядок общения, что моя мама попала в больницу. Теперь я могу видеть дочь два раза в неделю по три часа. В присутствии Алексея. Это просто кощунство: я не лишена родительских прав, я имею постоянную работу, квартиру… Сейчас я не хожу на установленные встречи, потому что папа Олечки ведет себя неадекватно. Сама дочь просит о встречах в школе.

«Они хотят стереть меня из жизни ребенка»


Пережив десятки судебных заседаний, Евгения Липская уверена, что супруг пытается поставить крест на ее общении с ребенком.

— Мамы нет. Ее просто закопали заживо, — волгоградка с трудом сдерживает слезы. — Бывший муж ничего не говорит о дочери: я не могу сходить с ней в поликлинику, отвести ее в кафе или в кино. Знаете, недавно я принесла ей в гимназию ее любимый йогурт и ложечку из дома. Оля увидела ее и расплакалась: «Мама, я хочу к тебе. Я скучаю по дому». Дочь ужасно не любит новую жену Алексея. Она называет Ирму Бабой Ягой и никак иначе.

По решению суда Евгения может видеться с ребенком только в присутствии отца 

Информационная блокада и полная безвестность в отношениях с ребенком — лишь часть большой проблемы, доставшейся молодой женщине после развода со своим супругом.

— Мало того, что я получаю гадкие смс, так недавно во всех ящиках в моем подъезде появились листовки. «Я такая-то, живущая в такой-то квартире, очень прошу жильцов помочь мне с техникой. Привозите весь хлам мне: что продам, что сдам в комиссионку. Помогите, умираю с голода», — вспоминает Евгения Липская. — Через пару дней появилось продолжение: я опасна для людей. Если я кому-то навредила, обращайтесь в полицию. Самое подлое, что на этих листовках они пишут не мой номер телефона, а мобильный моей сестры или родителей. Понимаете, люди идут на какие-то нечеловеческие поступки. Я считаю своего супруга, который был в «горячей точке», человеком неадекватным. Не знаю, что ждать от него в следующий раз.

Женщина мечтает забрать свою дочь из школы и провести с ней спокойный семейный вечер 

«Она умеет жаловаться»


Бывший супруг Евгении Липской оказался более скуп на эмоции. В разговоре с корреспондентом V1.RU мужчина постарался избежать лишних подробностей и заверил, что их отношения с ребенком четко отражены в решении суда.

— Все выводы органов опеки задокументированы, — заявил Алексей Липский. — У нас есть судебное решение, но моя бывшая супруга не приходит на встречи с ребенком. Мало ли что она говорит окружающим. Тут еще нужно разобраться, в каком состоянии она это говорит. Она же страдает алкоголизмом. Или как вы можете себе представить, что суд определяет место жительство дочки не с матерью, а с отцом?

По словам Алексея Липского, он совершенно не боится огласки своих разбирательств с бывшей супругой.

— Это дело уже очень громкое. Она писала и губернатору, и защитнику по правам ребенка. О нашей проблеме знает даже глава Дзержинского района, — продолжает отец семилетней Ольги. — Жаловаться она умеет. Но скажите мне, почему она не приходит на встречи с Олей? Почему она не общается со своей старшей дочерью? А ведь Таня дала показания в суде и рассказала, как мать нападала на нее. Я хочу вам сказать, что с нами работали сотрудники органов опеки и Дзержинского, и Тракторозаводского районов. Они общались со мной и с Евгенией. В конце концов, они сделали свой вывод. Определять, хорошо ли со мной дочери, не мне и не вам.

«Мы в любом случае отстоим ребенка»


Адвокат Евгении Липской уверена, что все решения суда просто абсурдны. Наталья Синявская уверена: если они не смогут добиться правды в Волгограде, то продолжат бороться за ребенка уже в Москве.

— Насколько мне известно, Алексей просто платит деньги, — прокомментировала ситуацию Наталья Синявская. — Никаких объективных причин, по которым ребенка нужно оставить с отцом, нет. Но судьи не Боги и они также могут ошибаться: судебная практика это не раз подтверждала. То, что сейчас мы получаем такие решения, абсолютно не значит, что они будут такими до скончания века. Мы намерены в любом случае отстоять ребенка. Решения суда просто поражают своей абсурдностью: совершенно нормальная здоровая мать, которая обожает своего ребенка, проигрывает суд отцу с заболеваниями, которые зафиксировали в экспертизе.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
46
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Увез бабушку в госпиталь и продал квартиру. Три истории о том, как собственники теряли жилье
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
Супер-Маша и Кристина: в прокат вышел фильм «Не одна дома» с Миланой Хаметовой — почему его стоит посмотреть родителям
Алёна Золотухина
Журналист НГС
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Рекомендуем