V1
Погода

Сейчас+12°C

Сейчас в Волгограде

Погода+12°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +9

5 м/c,

ю-в.

747мм 76%
Подробнее
USD 94,09
EUR 100,53
Город За кадром: консультант «28 панфиловцев» рассказал о голливудских шаблонах и кинотусовке

За кадром: консультант «28 панфиловцев» рассказал о голливудских шаблонах и кинотусовке

Военный консультант объяснил V1.ru, что значит хорошее кино о войне.

Реконструктор стал военным консультантом фильма «28 панфиловцев»

Этим фильмом съемочная группа насолила элитной кинотусовке, смеющейся над бюджетом ниже 50 миллионов долларов. Так исторический консультант «28 панфиловцев» рассказывает о своей картине, снятой вопреки всем голливудским шаблонам. Он уверен: отечественное кино не потеряло знака качества и может сниматься даже с мизерным бюджетом.

История фильма «28 панфиловцев» начиналась с солидных деловых переговоров в «Макдоналдсе». Молодой режиссер Ким Дружинин пригласил военного консультанта Артема Кокина в бистро и на первой же минуте разговора заявил: «Денег нет. Держимся на голом энтузиазме».

– После «Утомленных солнцем» Никиты Михалкова на военной теме в кино поставили табу. Да и зритель разуверился в том, что кто-то из режиссеров может приблизиться к легендарным «Они сражались за Родину» или «Хроники пикирующего бомбардировщика», – рассказывает Артем Кокин. – Но я очень загорелся новым проектом и договорился с ребятами, что они выйдут со мной на связь, когда соберут бюджет и смогут запуститься.

Три года сценарист Андрей Шальопа безнадежно искал деньги: обращался в Министерство культуры, встречался с инвесторами, но бюджет будущей картины так и оставался каким-то мифическим персонажем.

– Друг Андрея предложил объявить народный сбор. Желание снять хорошую ленту о войне перевесило скепсис – первый же пробный ролик менее чем за неделю собрал несколько миллионов рублей, – уточняет Артем Кокин. – Сумма не для большого кино, но все же эта неповоротливая машина сдвинулась с места. Стало очевидно, что зритель давно ждет фильм, в котором память предков не поливают помоями.

Неожиданно о команде энтузиастов вспомнили в Министерстве культуры. Неплохой бюджет чиновники предлагали обменять на поправки в сценарии: что это за фильм без романтической линии, недоумевали представители Минкульта. Несмотря на весьма заманчивые посулы, Андрей Шальопа оставил сценарий прежним: первым делом – война. Тогда ему казалось, что он сможет справиться сам.

– Владимир Мединский сказал так: сколько денег вы соберете народным сбором, столько же вам выделит и Министерство культуры, – вспоминает Артем Кокин. – На тот момент мы имели уже 30 миллионов рублей, и чиновники от культуры честно положили в нашу копилку еще 30 миллионов.

Реконструкторы. Начало

На кафедре социальной педагогики и психологии студент Артем Кокин вряд ли мог предположить, что станет консультантом в военных фильмах. Но история Советско-финской и Великой Отечественной войн студента интересовала куда больше заповедей Зигмунда Фрейда. На крупных барахолках юноша готов был тратить последние деньги, чтобы купить крупицу военного «золота».

– Мы занялись реконструкцией, когда об этом в наших краях еще никто не знал, – рассказывает Артем Кокин. – Тогда, сами понимаете, не было никакого интернета, и все решали личные связи, звонки, письма. Но, пока реконструкция держалась на голом энтузиазме, в этом деле было намного больше правды. Как только в движение пришли государственные деньги, начались очень неприятные истории. К нам подтянулись люди с меркантильным интересом. Мне очень нравится приезжать на реконструкции в Волгоград, потому что при небольших бюджетах ребята делают программы, которые удивляют нас своим качеством.

Переехав из Череповца в Санкт-Петербург, Артем Кокин быстро собрал команду таких же фанатов истории, как и он сам. За несколько лет реконструкторы снялись в интересных документальных проектах.

– Телеканал «Звезда» делал многосерийный документально-игровой фильм «Военно-морской флот СССР», и нас пригласили поучаствовать в нем в качестве актеров и консультантов, – рассказывает Артем Кокин. – Мы снимались в сериях про подводные лодки класса «Щ» и «М», торпедировали вражеские корабли и «тонули» в подводной лодке. А после нас пригласили на второй план в «Сталинград» Федора Бондарчука.

– На наш взгляд, фильм не удался. Не спас ни внушительный бюджет, ни компьютерная графика, – уверен Артем Кокин. – Например, в картине есть эпизод, когда стреляет противотанковое орудие. Снаряд попадает в танковую броню, рикошетит под углом в 90 градусов и летит в склад немецких боеприпасов. Взрыв, красота. А перед этим герои говорят, что у них остался последний осколочно-фугасный снаряд. Так вот, он никак не мог отлететь рикошетом, потому что взрывается при столкновении с любым препятствием. Очень жесткий ляп, коих в фильме очень много. И как результат – двойка историческому консультанту. Общий сюжет не раскрывает ни масштаба сражения, ни людей, защищавших город.

Кисейные барышни в солдатских шинелях

Идеальное поле боя «28 панфиловцев» петербуржец Андрей Шальопа искал словно по закону подлости – объехав пять областей Центральной России, он нашел площадку в Ленинградской области, недалеко от Выборга.

– Все довоенные истории мы снимали в деревне Першино Ивановской области. Боялись, что найти населенный пункт без спутниковых тарелок и кондиционеров уже невозможно, – признается Артем Кокин. – А там, к нашему удивлению, каждый домик выглядел очень аутентично. В кадр отлично вписалась и старая разрушенная церковь.

Во время съемок Артем Кокин убедился, что военный фильм – отличная проверка для каждого актера. Пока одни стойко выдерживали сцены в снегу, другие, едва сняв солдатскую шинель, начинали капризничать и требовать тепличного комфорта.

– Все-таки многие артисты очень достойно выдержали испытания на площадке. Актера Александра Устюгова, например, закапывали в землю – по сценарию над ним кружился танк. Снималось все без боевой машины, но земли на него насыпали изрядно, – улыбается Артем Кокин. – Чтобы сохранить историческую правду кадра, я учил актеров правильно стрелять. Сейчас почти во всех современных фильмах бойцы стреляют из противотанкового ружья, а половина приклада торчит над плечом. Если бы настоящий солдат так пользовался оружием, он бы уже давно сломал себе ключицу.

Отдельные баталии на съемочной площадке разворачивались между режиссером и военным консультантом. Выбор между «красиво и зрелищно» или «правдиво и исторически верно» давался команде непросто.

– Иногда ребята расставляли строй солдат совсем не так, как того требовал устав. Некоторые эпизоды я все же не смог отстоять, но их никто не заметил, – смеется Артем Кокин. – Например, на марше пулемет «Максим» всегда носили в разобранном виде: первый нес тело, второй – станок с колесами, а третий – щиток и ленту с патронами. Режиссерам показалось, что эта процессия будет выглядеть некрасиво, и в кадре пулемет покатили на колесиках. После долгих споров мы нашли золотую середину и при монтаже оставили от этого эпизода лишь крошечную часть.

Первым делом танки и самолеты

Оружие и военная техника – главная вотчина исторического консультанта Артема Кокина. «28 панфиловцев» стали первым фильмом, в котором съемочная группа показала натуральный откат ствола артиллерийских орудий. О правдивости кадра говорит хотя бы то, что после съемок Артема Кокина еще долго мучили вопросом: «Кто вам разрешил сделать настоящий выстрел?»

– В современных фильмах в орудие вкладывают петарду, делают «пых», а ствол так и остается незыблемым. Мы целый день экспериментировали, чтобы снять правдоподобный кадр, – вспоминает Артем Кокин. – Вкладывали в орудие двухлитровые бутылки с водой, обмотанные полиэтиленом, и стреляли различной навеской пороха. Только после шестого выстрела поняли, сколько нам нужно бутылок с водой, чтобы снять нормальный откат у гаубицы.

Почти полностью отказавшись от компьютерной графики, съемочная группа вспомнила о старых добрых макетах. Самыми что ни на есть натуральными танками стали зеленые кубики, которые актеры толкали по снегу.

– Делать компьютерную графику очень долго и дорого. На откуп современным технологиям мы отдали только авиацию, – рассказывает Артем Кокин. – В остальном пошли дедовским путем, опробованном в кино еще в 60-х годах. У нас, например, есть сцены, где у подбитых танков разматывается гусеница. Сделать этот эффект на компьютере стоило бы каких-то немыслимых денег. Вообще наши коллеги из студии «Скандинава» провели титаническую работу: сначала они оцифровали настоящую местность, а потом построили на «Ленфильме» ее макет со всеми траншеями и блиндажами, мимо которых катались танки в масштабах 1:16.

Неожиданно перед съемочной группой словно из-под земли выросла новая проблема: снимая на макете и натуре, никто не подумал, что все движения камеры должны быть уменьшены ровно в 16 раз по сравнению с натурными съемками.

– Мы впали в легкую панику, но нам снова повезло, – смеется Артем Кокин. – Санкт-Петербургский институт робототехники совершенно бескорыстно предложил нам руку-манипулятор, которая, в общем-то, была разработана совсем не для киношных целей. Тем не менее она полностью повторила все движения камеры, уменьшенные в 16 раз.

«Коламбия Пикчерз» не представляет

Премьерный показ «28 панфиловцев» вся киноэлита встретила гробовым молчанием. По словам Артема Кокина, российские мэтры высказались только после вручения «28 панфиловцам» премии «Брикс» в Китае.

– Мы в какой-то степени насолили кинотусовке, показав, что без воровства хорошее кино можно снять на смешные деньги, – комментирует Артем Кокин. – Сравните: наш бюджет не превышал 2,5 миллиона долларов, в то время как Никита Михалков на «Утомленных солнцем-2» потратил 55 миллионов. Примерно столько же вложил в «Сталинград» Федор Бондарчук.

Несмотря на неодобрительное «фи» от многих режиссеров, фильм успешно прошел в прокате и даже стал картиной года по опросам ВЦИОМ.

– Лента снята не по голливудским шаблонам. Многие мэтры не могли понять, как это возможно. В фильме показывают один бой и нет ни одной романтической сцены, – улыбается Артем Кокин. – Я не спорю, что в фильме о войне может быть любовь. В одной из моих любимых картин «Баллада о солдате» весь сюжет завязан на романе, но на каком уровне это сделано! Сейчас любовную линию снимают некрасиво и пошло. Многие режиссеры оправдывают этот формат и говорят, что иначе зритель просто не будет смотреть. Кажется, мы удачно опровергли этот стереотип.

Артем Кокин, на пальцах одной руки пересчитавший хорошие отечественные фильмы о войне, уверен, что «28 панфиловцев» задали неплохую планку и отошли от набившего оскомину шаблона о глупом и беспощадном сотруднике НКВД.

– В 90-х именно этот персонаж стал родимым пятном всех фильмов. А сейчас режиссеры заездили историю про русского мужика, в одиночку справившегося с фашистами. Из качественных современных фильмов я назову только «Брестскую крепость», «В августе 44-го» и «Звезду». Ни о каких «Штрафбатах» и «Сволочах» не может быть и речи – надо хорошо постараться, чтобы так исковеркать историю, – уверен Артем Кокин. – Вообще многие ребята пытаются снять интересные проекты и так же, как и мы, просто не могут найти на это деньги. Закладывают квартиры, машины и влезают в большие кредиты, чтобы снять хотя бы несколько эпизодов своей мечты.

По словам Артема Кокина, сейчас он вместе с реконструкторами из Волгограда обсуждает проект нового фильма «Всего одна жизнь» о забытой танковой баталии под Сенно. Военный консультант, который в своей картине станет со-режиссером и актером, даже нашел последнего участника этой страшный битвы, который совсем недавно справил свое 100-летие.

Фото: из архива Артема Кокина
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем