V1
Погода

Сейчас+14°C

Сейчас в Волгограде

Погода+14°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +9

6 м/c,

вос.

758мм 33%
Подробнее
USD 88,44
EUR 96,24
Город репортаж «За горе одной семьи расплачиваемся все мы»: смерть девочки в фонтане разоряет станицу под Волгоградом

«За горе одной семьи расплачиваемся все мы»: смерть девочки в фонтане разоряет станицу под Волгоградом

По решению суда местная администрация должна отдать семье погибшей компенсацию в размере годового бюджета

Репортаж V1.RU из казачьей станицы Березовской

Казачья станица под Волгоградом рискует остаться без муниципальных служб, газо- и электроснабжения, а также других благ цивилизации. И причина тому не плохое руководство администрации, не беспредел коммунальщиков и даже не тяжелая экономическая ситуация в стране. Местную казну разоряют многомиллионные иски родственников девочки, погибшей в фонтане два года назад: в настоящее время власти должны выплатить семье годовой бюджет поселения. Мы побывали в Даниловском районе и узнали, как живет станица Березовская, где власти решают навалившиеся финансовые проблемы, а заложниками ситуации стали простые селяне, живущие бок о бок с семьей погибшего ребенка.

Цена чужих ошибок

Уровень обеспеченности районов и сельских поселений ощущается уже по дороге к станице Березовской. Минуя московскую трассу и Фролово, перед въездом в Даниловский район автолюбителей встречает разбитая дорога с большой концентрацией ям и дыр на один квадратный метр. Визуально напоминает сыр «Маасдам». Пока на спидометре замирают щадящие подвеску 20 км/ч, скоротать время тряски в дороге помогают залипательные пейзажи местных широт. Крупных заводов в округе нет, а потому небо чистое с упорядоченными и колоритными облаками, а вдаль по земле расстилаются поля с пшеницей и овощными культурами.

От Волгограда до станицы Березовской — примерно 220 километров

На въезде в Березовское сельское поселение дорога идеально ровная со свежей разметкой. Значит деньги на содержание есть. Вернее, были. В полдень на улицах станицы безлюдно, лишь изредка где-то проедет, как правило, отечественный автомобиль или местный житель на велосипеде. Дома не бедные, но и не богатые. Почти в каждом дворе — собака. По улице Недорубова — настоящей легенды станицы — корреспонденты доезжают до администрации сельского поселения.

Местный глава Василий Бакулин готовится ехать в суд. Там мужчину ждет очередное заседание. По словам селян, чиновник бывает там чуть ли не каждый день, разве что не ночует под трибуной. С помощью исков ресурсоснабжающие организации пытаются взыскать с администрации долги за коммунальные услуги — газ и электричество. Василий Бакулин разводит руками: платить нечем, почти весь годовой бюджет отсудили родственники девочки, погибшей в местном фонтане два года назад.

В администрации сельского поселения от интервью на видео отказались

Ребенок полез в воду, чтобы достать упавшую туда кепку, но получил смертельный удар током. Позже следователи установили, что всё дело в оголенных проводах, которые не изолировал дизайнер, выполнявший работы. Вместе с ним под суд пошел предыдущий глава поселения Александр Малов, который незаконно заключил контракт на проведение работ и принял от рабочего фонтан с водой под напряжением.

— Изначально родители запросили именно у администрации по 5 миллионов на каждого родителя — в общей сложности 10. Но суд принял решение выплатить им по 1,5 миллиона каждому, — рассказали в администрации поселения. — Когда деньги нам поступили весной этого года, мы выплатили сразу же 2,5 миллиона. Но в итоге работу нашу просто парализовало! Денег на текущие нужды почти не осталось! А потом и новый иск! Родственники — бабушки и дедушки с обеих сторон и брат — подали уже на 15 миллионов. Каждому — по 3, в итоге в их пользу присудили по 1,5 на человека. На следующий, 2023 год наш бюджет — примерно 8 миллионов, а мы отдать должны будем 7,5, если решение останется в силе, не представляем, как выживем. Мы не согласны с решением, поэтому подали апелляцию.

Тот самый фонтан с двумя русалками, где произошла трагедия

7,5 миллиона рублей — это почти годовой бюджет Березовского сельского поселения на год. К примеру, как указано на сайте поселения в отчете по исполнению бюджета на 2021 год, он составил 12 миллионов рублей. По данным администрации Даниловского района, на 2022 год бюджет поселения составляет порядка 9 миллионов рублей. При этом уже после первой выплаты семье погибшей девочки у чиновников перестало хватать денег на содержание станицы. Постепенно начали появляться долги за газ и свет.

— Из-за долгов нас от света отключали на месяц, — рассказал Василий Бакулин. — Уличного освещения не было. А здание администрации отключали от электричества на целую неделю. Мы с генератором сидели и работали. Потом, когда резонанс пошел, свет включили. Но ресурсоснабжающая организация подала в суд, долг растет, пеня растет. То же самое с газом: недавно нам пришел иск на 100 тысяч рублей. Сейчас мы выставили на торги технику. Мы без нее можем обойтись, поэтому реализуем и с этих денег как-то закроем долги. Сейчас в связи со всем этим мы перестали участвовать в региональных программах развития.

В станице сохранилось множество интересных исторических объектов инфраструктуры

Не надеясь на апелляцию, помощь со стороны и дождя из банкнот с неба в администрации выкручиваются, как могут. С топливом помогают фермеры — в летнее время солярка уходит на покос травы, чтобы не допустить пожаров. Василий Бакулин признается, что в нынешних условиях удается поддерживать в порядке только центральные улицы.

— В станице есть муниципальное предприятие, оно занимается покосом травы, ритуальные услуги населению оказывает, — рассказал глава поселения. — У нас перед ним тоже задолженность есть. Они работу выполняют, а нам им платить нечем. Может быть, под конец года налоговые отчисления нам начнут поступать, что-то отдадим людям.

Демография падает. Молодежь пьет

Конечными заложниками ситуации себя считают простые жители станицы. Дело в том, что назвать Березовскую глушью или простой деревней язык не поворачивается. Здесь родился и вырос полный Георгиевский кавалер Константин Недорубов, был казнен известный красный комиссар Николай Ловягин. Станица трижды исчезала с лица земли: сначала ее уничтожили религиозные преследователи, затем сожгли по указу Петра I за поддержку восстания революционера Булавина, а после ее затопила резко изменившая русло река Медведица. Несмотря на всё это, каждый раз казаки восстанавливали поселение с прежним названием — Березовское.

Сегодня в станице проживает чуть больше тысячи человек

— С конца 60-х здесь была разведка нефтяных месторождений, бурили скважины, — рассказала местная жительница Фаина Озерина. — Потом постепенно передали всё это в Котово, потом в Жирновск контора переехала. К концу 80-х история эта свернулась. Потом тут была и пилорама, и предприниматели местные, и много чего еще.

Несмотря на то что, по официальным данным, демография поселения падает — с 1970 жителей в 2010 году до 1518 в 2021-м — сегодня в ней существует инфраструктура, которой могут позавидовать многие сёла региона. По словам местных жителей, в станице есть поликлиника, общеобразовательная школа, казачий интернат имени Недорубова, дом культуры, отделение почты и Сбера, централизованное водоснабжение с холодной водой. Рядом — агропромышленные предприятия и фермеры. При этом селяне утверждают, что многие здесь работают вахтовым методом, чтобы покрывать кредиты.

Фаина Озерина живет здесь с 1968 года

— У нас когда-то был цех по переработке мяса, лимонад здесь же выпускали, — вспоминает Валентина Аханова. — В общем, станица процветала. Когда ликвидировали район, ликвидировали все предприятия и совхоз «Ловягинский». Потом многие поумирали. Сейчас, в основном, тут живут старики и старушки. Кто пенсию нормальную получает, тем неплохо живется. А вот молодежь остается без работы и либо уезжает, либо начинает пить.

Валентина Аханова когда-то работала учителем истории в местной школе, но признается в большой любви к другому предмету — литературе. На рубеже нулевых в станичной газете был конкурс стихотворений на тему «Каким будет XXI век». Школьная учительница отправила туда свое произведение и получила приз за первое место — 400 рублей.

Моя станица — словно зернышко в подсолнушке,

Одна из многих и со всеми рядом.

Ее, как всех, обогревает солнышко,

Она, как все, рассвету, утру рада.

И каждый день, встречая утро росное,

Надеется на светлый, добрый день

И что мечта осуществится звездная,

Развеется невзгод густая тень.

Зачем мне представлять в большом масштабе

Какой он будет — XXI век?

Я просто расскажу, о чем мечтает

Простой живущий рядом человек.

А он, как я, как ты и все другие,

Всегда мечтает об одном и том:

Чтобы здоровы были все родные,

Счастливым и богатым — отчий дом,

Чтоб хорошела милая сторонка,

Очистилась Медведица-река,

Чтоб соловей в лесу пел песни звонко,

Родную землю славя на века,

Чтоб воздух был живительным, хрустальным,

А небо — чистым, благодатным — дождь,

Чтоб люди ненавидеть перестали,

Все ссоры, распри разлетелись прочь.

А мы, которым больше полувека,

Желаем молодым потомкам нашим

Не забывать призвание человека —

Родную землю делать чище, краше.

Валентина Аханова

Валентина Аханова почти всю жизнь проработала учителем истории в местной школе

К большому сожалению, пожелание молодым потомкам исполнилось своеобразно. Селяне рассказывают, что каждый год вместе с паводком у них смывает понтонный мост, соединяющий поселение с северными населенными пунктами, колодцы с питьевой водой пришли в негодность, на всю станицу осталась одна аптека и та — со скудным ассортиментом, а транспортное сообщение с райцентром полностью уничтожено.

— Мне 72 года. Из них 64 я прожила в станице. И мне просто обидно, — утверждает Фаина Озерина. — Обидно за главу, которого посадили, он очень хороший. Я за него боролась, подписи собирала. Не получилось. Но и с новым я работаю. Но мне восьмой десяток. Я к нему подхожу и говорю: «Василий Иванович, если ты не против, мы сейчас поедем, сфотографируем мост». Ну нельзя так, чтобы в такое время у нас не было моста. Сейчас машину нанять, чтобы до Даниловки доехать — 800 рублей. Не должно такого быть. Колодцев у нас было много с водой. Когда был предыдущий глава Малов, мы чистили их, он как-то находил деньги. А сейчас всё запущено. Все колодцы развалены. Своей скорой помощи у нас тоже нет. К нам ездят врачи из Даниловки. Они выполняют свою работу прекрасно, молодцы, к ним претензий нет. Но зарплата у них — стыдно сказать — 14 тысяч!

Памятная доска на доме, где родился и жил Константин Недорубов

Даже дом легендарного Константина Недорубова, где сейчас живет его пожилая племянница, не дождался обновления забора — до сих пор туристы и делегации смотрят на строение, окруженное ветхими досками. В общем, бытовых проблем в станице Березовской, как и везде, хватает. Однако сейчас поселение рискует столкнуться с еще большими трудностями — отсутствием бюджета.

— Тот глава, которого посадили, он добросовестный, нормальный. Его сын с моей внучкой учился 11 лет. Я к нему сколько обращалась, он никогда не отказывал, — вспоминает Фаина Озерина. — Что касается этой семьи — на чужом горе не выедешь. Да, случилось, переживает мама и вся родня. Но чтобы жить в станице и сделать такое... И мое мнение, и мнение жителей станицы такое: ну случилась беда — ну обращайтесь к нему, к Малову. Брать деньги с администрации это несправедливо. Чем виноваты жители? Осудили главу, пусть с него и берут. А родственники с поселения эти деньги сняли. Где ж мы что возьмем?

Вот только ветхий забор, к которому водят делегации и туристов, менять никто не хочет

Прежнего главу любили многие селяне, хоть и не все. При этом некоторые жители утверждают, что в тот самый день незадолго до гибели девочки видели, как именно Александр Малов включил фонтан.

— Тогда к нам приезжали родственники моего мужа, — вспоминает местная жительница Ольга Карпова. — Сын мой с их сыном гуляли. Я им сказала не ходить в этот парк. Они домой когда вернулись, говорят мне: «Мам, а что у нас так много полиции в парке?» Я думаю, что там случилось. Муж говорит: «Фонтан там гудеть перестал». Я супругу говорю: «Езжай к главе — Малому — бей в калитку». Он пришел, там его жена открыла и сказала, что они всё знают уже. Там еще когда форсунки чистили, чувствовали, что водой руки покалывало током. И главе говорили не включать фонтан. Но утром того дня, когда девочка погибла, люди видели, что сам Малов включил фонтан. Всех детей от этого фонтана я гоняла. Я говорила: «Вода травленая». Никого не допускала, чтобы там руки мочили.

Ольга Карпова раньше работала в администрации. Отвечала за благоустройство

Вместе с уходом денег из казны и появлением долгов остановились и работы по благоустройству, участие в региональных программах. Тот же парк со злополучным фонтаном, по словам селян, перестали поддерживать в нормальном состоянии.

— Лет пять назад у нас появился этот парк с фонтаном. Но последние два года тут ничего не работает. С того самого дня, — вспоминает Фаина Озерина. — Фонтан ни разу не включали. И никто не пытается даже. Тренажерами никто не пользуется. Дети из детского сада сюда ходят, по утрам тут гуляют взрослые, туристы кто приезжает, тоже ходят. Но когда всё работало — тут вся станица отдыхала. Сейчас ни на могилки нельзя зайти, там всё заросло. Раньше было: солярка есть, бензин есть, пошли и сделали. Сейчас в поселении есть косилки, но их нечем заправить. Трава растет, пожароопасно. Упало что-то, поломалось, а у главы нет денег починить. Как они сейчас должны работать? Я им сочувствую всем. Сейчас отключат свет — и всё.

Фонтан в станице не работает с того самого дня

Сотрудники администрации и местные жители разделяют горе семьи, в которой погибла девочка. Но в то же время они не понимают, почему из-за халатности двух человек должна страдать вся станица, в числе которых и родственники ребенка.

— Все кустики, все цветочки, все деревья мы тут сажали, когда я работала в администрации, — глядя на парк, вспоминает Ольга Карпова. — И всё это делала я за 4,5 тысячи в месяц. Мусорки убирала, всё граблями расчищала. Но меня уволили. Ну и ладно. А сейчас в администрации они по 14 тысяч получают и ничего не делают. Полные урны, грязь кругом, фигурки воруют, фонарные столбы срывают. А на мертвом ребенке не надо измываться. Я тоже мать. Жалко. И мне своего ребенка было бы жалко. Но им дали три миллиона, а станица у нас вообще — ни воды, ни света. Сейчас по темноте маленький ребенок будет идти, не дай бог, собаки покусают. А глава говорит — вообще нечем платить.

«Это беспрецедентные суммы»

Мама погибшей девочки от встречи с журналистами отказалась, ограничившись небольшим комментарием по телефону.

— Есть решение суда, и мы всё делаем по закону. Ничего лишнего. Это бред, что в станице есть большие проблемы. Всё, что говорят, — половина неправда. По поводу бюджета я ничего не знаю и даже вникать во всё это не хочу, — сообщила корреспонденту мама погибшего ребенка.

В рамках благоустройства парка, власти создали здесь современную тренажерную площадку

По мнению известного волгоградского адвоката Андрея Гордеева, суммы, которые получили родители, беспрецедентны для волгоградской судебной практики.

— Несмотря на то, что жизнь человека является бесценной, на суд возлагается обязанность определить сумму компенсации морального вреда, причиненного родителям в связи с утратой их ребенка. Я видел публикации в СМИ о том, сколько присудили семье. Суммы меня, конечно, поразили, — признается юрист. — Это перебор. У нас часто происходят аварии, были случаи смерти. Но такие суммы никогда не давал суд. Во-первых, он должен был дифференцировать удаленность этих родственников. Мама и папа страдают в этой ситуации больше, чем бабушка и дедушка. Поэтому суммы на каждого из них не могут быть одинаковы. Сумма приближается к московским параметрам, когда, к примеру, актер Михаил Ефремов на скамье подсудимых оказался. Там родственникам пострадавших выплачивали более 10 миллионов рублей. А тут Даниловский район, а не Москва.

Мост — одна из самых больных точек станицы

При этом Андрей Гордеев убежден, что у администрации есть возможность выйти из финансовых проблем.

— Если администрация не сможет обжаловать решения и они вступят в силу, там уже в случае неуплаты начнут работать судебные приставы, — сообщил Андрей Гордеев. — Но они же не смогут забрать то, чего нет вообще. Администрация поселения — самостоятельный субъект. Но, может быть, им нужно посмотреть возможность взаимодействия с органами государственной власти. В суде первой инстанции они могли заявить ходатайство о рассрочке. Описать свою ситуацию, свои обязательства и риски при неисполнении этих обязательств. Если не оплачивать свет, газ и воду, люди останутся без урожая. Нет урожая — нет еды, что может вообще привести к голоду.

Местные жители надеются, что им удастся выкарабкаться из ситуации

Глава Даниловского района Сергей Копытов, конечно же, в курсе ситуации. По его словам, пока что их единственная надежда — смягчение решения в апелляции, в которой сейчас принимают участие юристы районной и областной администраций.

— Сначала поселение выплатило 2,5 миллиона. Мы им сделали опережающее финансирование, чтобы они могли отдать эти деньги родителям, — сообщил Сергей Копытов. — Потом появилось еще одно исковое заявление. Мы сейчас совместными усилиями поселения, района и администрации Волгоградской области подали апелляцию, чтобы оспорить второе решение. О проблеме знаем, ждем дату заседания в апелляционной инстанции. Юристы обладминистрации нам помогают. По долгам за газ и свет там небольшие суммы, глава поселения этим занимается. Что сказать, у электриков такие требования: не уплатил — отключают. Сейчас всё зависит от суда. Надеемся, что он смягчит ситуацию для поселения. Но если останется взыскание 7,5 миллиона при годовом бюджете поселения 9 миллионов, будем дальше думать, как выходить из этой ситуации.

В станице есть практически всё, что нужно подрастающему поколению

В администрации Волгоградской области обещают помочь поселению в случае беды.

— Если вступившее в силу судебное решение поставит под угрозу исполнение финансовых обязательств администрацией сельского поселения, ей будет оказана поддержка из вышестоящего бюджета в порядке, предусмотренном действующим законодательством, — сообщили в обладминистрации.

Эта история породила большой раскол между администрацией, местными жителями и семьей погибшей девочки. Одни пытаются вернуть старые деньги в бюджет или найти новые, другие боятся обнищания, упадка и деградации станицы, а третьи, пережив большое горе, просто воспользовались своими законными правами.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем