19 августа понедельник
СЕЙЧАС +23°С

Легенда волгоградского перформанса об армии, порнографии, захвате эфира и жизни в Германии

Легендарный шоумен Петр Дзогаба из Волгограда более пяти лет живет в Германии и планирует провести юбилейный показ фильма «Осень в Париже» в родном городе.

Поделиться

Легендарный шоумен Петр Дзогаба из Волгограда более пяти лет живет в Германии и планирует провести юбилейный показ фильма «Осень в Париже» в родном городе. 

Петр Дзогаба для творческого сообщества Волгограда – фигура знаковая. Помимо режиссуры нескольких мини-фильмов, среди которых «Осень в Париже», «Даша и Вертолетик», Петр Дзогаба известен своими умопомрачительными перформансами – представлениями для публики в городской среде. Один из них, «Woда Лubvи», собирал огромное количество зрителей у Царицынской водокачки.

Как стало известно V1.ru, родители Петра Петровича были заядлыми туристами и меломанами. Они постоянно возили сына в походы. Конечно, посиделки у костра не обходились без бардовской песни. А еще юный Петр слушал Вертинского, Шульженко и запрещенного тогда Галича. И пытался их копировать. Причем иногда – на публике.

– Слова перевирал и, чтобы отвлечь от отсебятины зрителей, отчаянно жестикулировал, поддерживая, по моему мнению, тему песни. Из-за этого возникал комический эффект – и мне нравилось, что взрослым со мной так весело. Это стало прообразом всех будущих шоу, – отметил Петр Дзогаба.

Когда началась школа, возможностей для перформанса поубавилось. Но маленький Петр не унывал и попросил соседа по даче уговорить своих родителей купить ему любительскую кинокамеру. План удался, и друзья начали «снимать кино». Потом мультфильмы, а затем и совмещать анимацию и кино.

– Так появились «на коленке» снятые фильмы «Мафия-1», «Мафия-2» и «Космическая Мафия», потом камеру и кино увёз в Канаду этот сосед по даче, и больше я их не видел.

Но зато пошел в армию. Там я путем лжи и манипуляций получил доступ к кинооборудованию и умудрился снять абсурдистский «Балет невылупленных цыплят» по пьесе Виктора Назарова и порнокомедию «Мясной Кефирчик», – прокомментировал V1.ru Петр Дзогаба.

– Один из отличных перформансов для ограниченного числа зрителей получился во время неожиданной проверки боеготовности нашей части. Комендант среди ночи тихо зашел в казарму и увидел солдата в одних трусах, размазывающего краску на разложенном на полу двухметровом рулоне ватмана при помощи локтей и швабры. У полковника был приступ, а меня посадили на гауптвахту. Сначала на 15 суток, а потом продлевали еще несколько раз, за отказ признаться в настоящих целях моих действий. Мысль о том, что всё это и было целью, понять у военных никак не получалось.

Но именно там у меня выработался, можно сказать, «фирменный стиль» – опасная, но красивая и никому не понятная вещь, – вспоминает Петр.

Из более поздних и документированных «непонятных вещей» Дзогаба назвал захват эфира программы «Арт-Студия», на которой трудился в юности, «пиратским телевидением».

– Так как программа Виктора Назарова - гуру волгоградского видео-арта, не была готова в срок, а дыры в эфире допустить было нельзя, мне пришлось собрать быстро знакомых музыкантов, спустить студийные камеры в шахту лифта речпорта, где находилось КТВ, и имитировать в прямом эфире захват студии. В этом мне помогал солист группы «АВИА» и театра «Дерево» Дмитрий Тюльпанов, приехавший к невесте, и несколько волгоградских музыкантов: Вадим Коссович, Михаил Ковалёв, ведущий радио «Новая волна» Андрей Герасименко. Вскоре после этого шоу он погиб.

Кроме указанных выше опусов, вместе с Виктором Назаровым мы сняли несколько фильмов:

  • «Роза, страшная женщина» (1993 г.);
  • «Лю-Чжи. Поэт в изгнании» (1993 г.);
  • «Запрещенная прогулка» (1994 г.);
  • «Технология Убийства» (1995 г.).

Одна из самых ярких работ Петра Дзогаба – экранизация рассказа Ивана Бунина «В Париже» (1992 г.). Как раз в это время он учился в Санкт-Петербурге на режиссера ТВ в ЛГИТМиК имени Черкасова. Жанр произведения самому автору определить сложно – смесь видеоэссе с различной степенью абсурда. По признанию Петра Петровича, многие начинали видеть в картине символические значения, которые они туда не вкладывали. А основной идеей стало вывести зрителей из зоны комфорта и заставить их задуматься о границах нормы.

– Эти идеи левацкого кинематографа тогда были очень популярны в Европе,и поэтому «В Париже» удалось пробиться на Torinocinemagiovanni. Там удалось познакомиться с итальянскими экспериментаторами, которые, в свою очередь, помогли найти контакты с европейскими киноинституциями и галереями. Но все фильмы мы с Назаровым всегда снимали только на собственные средства. Это был принцип. Не хотелось ни от кого зависеть.

Поэтому, когда в Европе начали предлагать бюджеты (копеечные, кстати), я предпочел снимать рекламные ролики и порно в Италии, а уже на заработанные деньги снимать свои новые, всё более дурацкие фильмы.

После режиссерских опытов Петр Дзогаба участвовал в съемках французской версии ТВ-шоу Surviver, и поэтому, когда этот проект решили запустить и в России, он отработал несколько сезонов на шоу «Последний герой». По бартеру получал доступ к операторам и технике и, доплачивая им, снял фильм OYO (2004 г.), а потом «Даша & Вертолётик»(2006 г.).

– Это более сложно организованные фильмы. «ОЙО» – это драма о племени зулусов, которое никак не может встроиться в меняющийся вокруг мир. А «Даша и Вертолётик» – довольно автобиографичная лента о странным образом переплетенных судьбах маленькой девочки, её уже повзрослевшей версии и беглого зека-художника, пытающегося через страшные картины изжить свои страдания. Для последнего фильма я использовал реальные эскизы больных-зэков из изолятора для умалишенных преступников.

После нескольких довольно успешных контрактов с рекламными агентствами и индустрией фильмов для взрослых Петр Дзогаба понял, что каждый раз делать визы ему уже надоело. И поэтому добился временного проживания в Берлине как «персона, культурно значимая для немецкого государства». Подобный статус и у Авдея Тер-Оганьяна, и у Врубеля. Ну, а потом временное проживание затянулось на шесть лет. Но Петр не забывает родину – то трубы у папы починить, то у бабушки обои переклеить. И в эти приезды пытается ещё что-нибудь «отчебучить». Чтобы не расслабляться.

По признанию Петра Дзогаба, в Берлине принципиальных отличий с Волгоградом он не заметил – всё зависит от желаний автора.

– Возможности взорвать мозг зрителям по-прежнему есть и в Волгограде, и в Берлине. А чем гоняться за финансированием и меценатами – я лучше просто заработаю дополнительно денег и сниму то, что мне хочется.

Как отметил Петр Петрович, в Европе есть более разработанная система грантов, можно просто посмотреть сайт Creative-europa.org, подразделение MEDIA Creative Europa.

Но для того, чтобы получить финансирование, нужно заполнить кучу бумажек. Те, кому хватает на это терпения, могут рассчитывать на суммы от двух-трех тысяч евро до 200.

– У меня сейчас работает интернет-магазин на Dzogaba.com, так что неохота тратить время на волокиту, сорри. Из масштабных акций я могу привести пример совместной работы с Денисом Озирченко и фирмой Berliner Fenster, посвященной юбилею окончания Второй мировой. Мы сделали анимационные ролики из рисунков русского мальчика и немецкой девочки, чьи деды погибли в Сталинградской битве. И эти аниматроники вместе с кратким описанием биографий авторов проецировались в тоннелях берлинского метро и на крупных вокзалах.

Также Петр Дзогаба несколько раз принимал участие в фестивале 48Stunden Neukolln в помещении Alt-Brauerei.

– Это были перформансы, во время которых однажды я рисовал абстрактные картины, ритмически обусловленные интуитивной музыкой, исполняемой группой музыкантов разных национальностей, проживающих в одном районе Берлина и не знакомых до этого между собой. Больше всего это было похоже на тот самый случай с полковником – в Советской Армии тоже было много разных национальностей, – вспоминает художник.

Сейчас у Петра Дзогаба есть небольшая студия, GoodRay Production, где он производит небольшие мультсериалы по собственным сценариям. В прошлом году принимал участие в медиа-рынке MIPCOM, в Каннах, и сейчас готовит к выпуску новый сериал – «Всадник Вуу и его танцевальные друзья» (Horseman Woo & his dance-friends). А после рождественских каникул он планирует приехать в Волгоград, где соберется с товарищами по цеху за просмотром картины «Осень в Париже».

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    15 дек 2016 в 18:08

    Первый раз слышу об этой "легенде"...

    Гость
    16 дек 2016 в 08:59

    Легенда и гордость Волгограда? Гы.. Уехал и ладно. Пусть больше не приезжает.

    гость
    16 дек 2016 в 07:58

    Очень важная новость. Пусть сидит там, куда уехал пять лет назад. И "приезжих" местных веселит своими перформансами. Клоун.