26 марта вторник
СЕЙЧАС +13°С
  • 18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «фоторепортаж» или «онлайн-трансляция», вы увидите все подобные материалы V1.RU.

    Подробнее
    3 декабря 2018

    Новый дизайн V1.RU

    V1.RU стал совершенно другим. Мы перешли на новый дизайн и стали быстрее, удобнее и красивее. Вам нравится?

    Подробнее
    Еще

Историческая каланча центра Волгограда: фильм Бондарчука, люстры и портрет Медведева

Здание бывшей пожарной части с каланчой в центре Волгограда одно из самых закрытых в городе.

Поделиться

Фото: Мария Часовитина

Здание бывшей пожарной части с каланчой на перекрестке Володарского и Глубокоовражной в центре Волгограда считается одним из самых закрытых. Чиновники дорожного ведомства скоро покинут кабинеты и уступят место Волгоградскому областному краеведческому музею.

По прошлому и настоящему каланчи с корреспондентами V1.ru прогулялись волгоградский исследователь-краевед Роман Шкода и известный архитектор-реставратор Сергей Сена, руководивший проектом реставрации здания первой пожарной части в 1997–2001 годах.

Сейчас вход в бывшую пожарную часть ограничен, и просто так, с улицы, в него не попасть. Здание занимают аппарат главного федерального инспектора по Волгоградской области и комитет дорожного хозяйства областной администрации. Башню каланчи не занимает никто, она полностью пуста.

Вид с ее обзорной площадки на центр города открывается потрясающий. Его весьма ценили еще дореволюционные фотографы. Именно оттуда, с высоты в 36 метров, регулярно делались фотографии панорамы центра Царицына, выпускавшиеся потом на почтовых открытках. Посмотреть старые фотографии и сравнить их с современными видами Волгограда можно прямо сейчас, двигая вправо и влево бегунок на иллюстрациях.

Первая пожарная часть

Решение о строительстве новой пожарной части приняли в Царицыне в середине 1880-х годов.

– Старое деревянное здание с деревянной же каланчой стояло на месте нынешнего медуниверситета, – рассказывает краевед Роман Шкода. – Там было всего четыре стойла под пожарные обозы. Оно сильно обветшало и уже не справлялось со своими задачами. Поэтому решено было построить новое каменное здание на Скорбященской площади. Город к этому моменту уже значительно подрос и выбранное место стало центральным по отношению ко всей застройке.

Важно, что пожарное дело в то время в России не было федеральной и общегосударственной задачей. Оно отдавалось на откуп на самый низовой уровень – на уровень земств и муниципалитетов. Муниципалитеты, в свою очередь, искали деньги путем займов и сборов пожертвований среди жителей Царицына. Это, кстати, и определило название здания. Первая пожарная часть – это лишь его функция, а называлось новое строение домом городского общества.

Именно здесь разместилась первая городская библиотека, которая фактически стала родоначальницей Волгоградской областной библиотеки имени Горького. Также в доме размещался городской ломбард – выдача ссуд была делом городским, а не частным. И, конечно же, первая пожарная часть.

– Первой пожарную часть назвали не потому, что она была лучшей, – улыбается Роман Шкода. – Царицын делился на три административных части, по числу полицейских управлений, отвечавших в том числе и за пожаротушение. Первой частью города называли исторический центр, к которому относились территория крепости, а также Преображенское и Бутырское предместья. Ко второй части относился Зацарицынский форштадт – нынешний Ворошиловский район. Третья же часть города – это заполотновская часть центра и Ворошиловского района, Сибирь-гора и Дар-гора.

Строили пожарную часть с каланчой три года – с 1894 по 1897 год, и оснастили ее по последнему слову техники.

– Здесь были не только водопровод, канализация и отопление горячим воздухом сразу из трех источников, – рассказывает архитектор Сергей Сена. – В сводчатых подвалах, два из которых сохранились по сей день, стояли калориферы Вольперта, гонявшие по зданию горячий воздух, их мощность регулировалась заслонками. Зимой специальные немецкие печи-шмёльке, установленные слева и справа от выездных ворот, ставили тепловые завесы, обеспечивая быстрый обогрев помещений, выстуживаемых при выезде пожарных обозов.

А во внутреннем дворе располагались кузница, колесная и бондарная мастерские, которые обеспечивали техподдержку экипажей.

Кстати, 100 лет спустя, в 1997 году, дата постройки на фронтоне была восстановлена при помощи современных материалов. А вот известняковый герб Царицына остался совершенно подлинным.

– Официально герб Царицына в виде двух перекрещенных стерлядок, одновременно означавших междуречье Волги и Дона и восходящих по своей символике к раннему христианству, так и не был тогда принят, – рассказывает Роман Шкода. – А вот принадлежность нашего города к Саратовской губернии показывает левый верхний угол герба – три сложенных «птичкой» рыбки.

В 1899–1900 годах в Царицын приехал из Петербурга брандмейстер Струмбе, сразу начавший реформы. Он отказался от использования кожаных пожарных рукавов, заменив их на пропитанные каучуком пеньковые. Сменил дуговую упряжь на дышловую, что обеспечивало очень быструю запряжку лошадей и быстрый выезд на пожары. И, самое главное, он внедрил в Царицыне способ быстрого спуска пожарных на первый этаж к своим экипажам.

– В то время пожарные жили, в том числе и семьями, в казармах и квартирах на втором этаже, – показывает современные кабинеты дорожников Роман Шкода. – Желая сократить время на сборы, брандмейстер приказал сделать в полу круглые люки с шестами, по которым, как в фильмах, пожарные быстро скатывались вниз.

А вот башня каланчи была совершенно пустой и до революции. Вдоль стен наверх, на дозорную площадку, тянулась винтом лестница.

– Над дозорной площадкой еще расположена башенка с крышей и своеобразная конструкция с коромыслом, от которой сейчас тянутся тросы, – показывает Сергей Сена. – Раньше на них вывешивались специальные сигнальные знаки. Днем увидевший дым дозорный поднимал кубы и шары, показывая расположение и силу пожара, а ночью – фонари. А под площадкой было устройство для крепления вымокших пожарных рукавов. Их поднимали на блоках и вытягивали на максимально возможную длину для сушки.

Сталинградскую битву здание первой пожарной части застало уже без каланчи.

– Совершенно напрасно в кинолубке Федора Бондарчука ее показывают в виде обломанного зуба, – говорит Сергей Сена. – Это вранье. Видимо, кинематографисты знающих людей не спросили, а придумали сами. Не было такого.

На самом деле каланчу разрушили в 30-х годах. Ей на тот момент было 30–40 лет. При толщине стен в полтора метра внизу и 70 сантиметров наверху она, конечно же, не была ветхой или аварийной. Скорее всего, причиной сноса каланчи стало убийство Сергея Кирова.

– В 30-х годах Сталинград стал центром Нижневолжского края, а после – Сталинградской области. Административных зданий не хватало, и центр города активно надстраивался до трех-четырех этажей. А когда в 1934 году в Ленинграде убили Кирова, то по всей стране началась массовая истерия по поводу возможных покушений. Сносятся все высокие точки вблизи зданий политических и управленческих органов. Пошла под этот снос и каланча. Ведь неподалеку, как раз напротив НЭТа, располагались здания облисполкома и обкома партии.

После войны незначительно пострадавшее здание не стали восстанавливать в качестве пожарной части, а превратили в спортивное сооружение общества «Труд». Все внутренние капитальные стены полностью снесли. Оставили, по сути, только внешнюю коробку. Это решение, кстати, привело к очень большим неприятностям в 1994 году.

– В начале 90-х годов в доме размещалось не только спортивное общество, но и коммерческий банк «Меридиан». В одну из ночей банк загорелся, – говорит Сергей Сена. – Мощные фермы, перекрывавшие огромный спортивный зал, рухнули. Обращенная в сторону парка стена наклонилась, как Пизанская башня. Ее выдавило наружу на 16 сантиметров. В ходе реставрационных работ ее удалось подтянуть назад и вернуть в строго вертикальное положение.

Давайте построим каланчу?

Восстанавливалась и реконструировалась после пожара первая пожарная часть на деньги территориального дорожного фонда, которому и отходило здание. Руководивший проектом реставрации Сергей Сена навсегда запомнил, как уговаривал руководителя фонда Валерия Майданова.

– Я пришел к нему с картинками, планами, старыми фотографиями, – вспоминает Сергей Сена.

Он спрашивает:

– А что там будет внутри?

Я говорю:

– Ничего там не будет. В лучшем случае смотровая площадка.

– А зачем она нужна?

Я ему:

– Ну, история, строительная доминанта…

Нет, все аргументы были мимо.

Наконец я не выдержал и говорю ему:

– Валерий Дмитриевич, вы поймите, это такое знаковое здание. Его всю жизнь будут ассоциировать с вами. Что именно по вашей инициативе оно будет воссоздано, может, даже табличку установим в вашу честь...

Он нервно закурил «беломорину», помолчал и рубанул:

– А, давайте. Построим.

В восстановленном здании с каланчой знаковыми оказались даже отдельные предметы интерьера. Например, шикарные люстры на первом и втором этажах.

Многие волгоградцы помнят, как в 80-х годах прошлого века в Волгограде были очень популярны магазины, созданные союзными республик СССР к юбилею победы в Великой Отечественной войне: гастроном «Минск», магазины «Узбекистан», «Киргизия» и другие.

– Две шикарные люстры на первом и втором этаже раньше висели в эстонской «Айне» на Аллее Героев, – вспоминает Сергей Сена. – Когда «Айну» перестраивали, то люстры собирались просто выкинуть на помойку. Вмешался руководитель стройки – родной брат одного из мэров Волгограда Виктор Староватых. Он поднял все свои связи и успел завладеть люстрами в самый последний момент. Мы их перетащили, и уже 15 лет они благополучно висят в пожарной части. Не удалось только найти целых плафонов для люстры на втором этаже. Так и висит она с голыми лампочками.

Путин, Медведев и Петр Первый

Помещения каланчи на первом этаже занимает приемная фактически президента РФ. Предполагается, что это именно то место, куда Владимир Владимирович может прийти и, например, умыться или переодеться, если приедет в Волгоград.

Кабинеты для полпредства устраивали именно в то время, когда президентом России был Дмитрий Медведев. С самым главным, президентским, кабинетом и возник забавный нюанс.

За президента России прием обычно ведет его полномочный представитель по ЮФО. Если его нет, то в президентском кресле сидит главный федеральный инспектор по Волгоградской области. На стене за его спиной должен быть портрет президента.

– Когда кабинет обустраивали, то подумали: а что, если приедет Дмитрий Медведев? – вспоминает Сергей Сена. – Он сядет в кресло и будет сидеть под собственным портретом? Неправильно получится. Решили сделать портрет в точно такой же рамке только Петра Первого и вешать его к приезду президента. Предполагаю, что и сейчас Петр Первый также готов в любой момент подменить на стене Владимира Путина.