6 июня суббота
СЕЙЧАС +25°С

Почему депутат Государственной думы Олег Савченко «прописался» на всех популярных телешоу? Нормально ли, что в Волгоградской области депутата Савченко воспринимают неотделимо от пингвинов, а пингвинов – от депутата Савченко? Почему волгоградцы не помнят депутатов Государственной думы от своего региона и представления не имеют, чем они в этой думе занимаются? На эти и другие вопросы V1.ru ответил депутат Государственной думы Олег Савченко.

– Олег Владимирович, в сознании волгоградцев вы последний год ассоциируетесь не столько с Государственной думой, сколько с вашим визитом к якобы пророссийски настроенным пингвинам Антарктики. Вам даже прозвище дали – повелитель пингвинов. Не обижает?

– Вы знаете, не обижает. Потому что сами пингвины и их политическая ориентация в этой ситуации – дело десятое. Но если только благодаря им стало известно о миссии, которую мы на тот момент выполняли, – хорошо, пусть будут пингвины.

Несколько лет назад я поставил перед собой цель – водрузить флаг Волгоградской области на семи самых высоких горных вершинах мира. Восхождение, о котором волгоградские СМИ написали в ироничном тоне, утверждая, что Олег Савченко занимается ерундой, на самом деле было покорением уже пятой по счету вершины. Теперь на ней не только американский флаг. Там есть и флаг Волгоградской области. И я этим горжусь. Ведь если на моем примере хотя бы один парень из Волгоградской области поверит, что эти всемирно известные вершины покоряются человеку, который всего в своей жизни добился сам и выросшему в простой семье, – это дорогого стоит.

Мир доступен каждому. Он прекрасен. Стоит расти, чтобы увидеть его своими глазами. Это миссия, которую считаю достойной не только я. Мой компаньон по антарктической экспедиции, тоже депутат, благодаря антарктическому восхождению стал уважаемым человеком в Татарстане. Его лично благодарил президент республики. А у нас, в Волгоградской области, я заслужил лишь насмешки и постоянные упоминания в связке с пингвинами. Хотя если вдуматься, а чем сегодня известен миру Волгоград? Да ничем! Нас знают как Сталинград. И это железный аргумент в руках тех, кто добивается переименования Волгограда. А я в этом вопросе сторонник того, чтобы прославить именно Волгоград и сделать и его городом, известным во всем мире. Самыми различными способами. В том числе и вот таким, достаточно необычным. А чтобы полностью воплотить в жизнь мечту, мне осталось покорить две вершины: Эверест и Мак-Кинли.

– Неужели эта идейная составляющая есть и в вашем регулярном присутствии на телешоу, где только на днях вы активно обсуждали волгоградскую же интимную связь секс-учительницы и ученика?

– Начну с того, что это не я прошу пригласить меня на шоу, а «Первый канал» приглашает меня. И делает это не просто так, а по просьбе участников из Волгоградской области, которые в обмен на откровения, выданные в эфир перед всей страной, все же хотят получить и реальную помощь. И эти люди называют именно мою фамилию, поскольку наслышаны, что я много помогаю тем, кто оказался в жизненном тупике. Так что я, можно сказать, заложник ситуации.

Удивительно другое – на федеральный канал часто приглашают людей, которые не получили никакой помощи от властей здесь, в Волгограде. Это всегда очень пронзительные истории, в которых волгоградские чиновники выглядят не очень красиво. Возьмем ситуацию с ребенком, который стал инвалидом по вине врачей и приехал в Москву, чтобы исполнилась его мечта – спеть с детским ансамблем и поехать на реабилитацию в Китай. Разумеется, я не смог отказать семье в исполнении этой мечты. Лично меня удивляет другое: почему проблемы такого масштаба власти не могут решить сами и на местах?

– Хорошо быть круглогодичным воплощением в реальность Деда Мороза и исполнять чьи-то мечты. Но при этом только недавно депутатов Государственной думы от Волгоградской области СМИ назвали «сидельниками» и «молчальниками». Упрекали, что депутатский азарт почему-то тухнет сразу после получения мандата, а волгоградские депутаты вообще не отмечаются в Госдуме как законотворцы.

– Ничего удивительного. Сегодня мало кто вообще сможет просто вспомнить и назвать хотя бы три фамилии депутатов, представляющих Волгоградскую область в Государственной думе. Лично вы сможете вспомнить, кто такие Кондакова, Коньков и Маркелов? Большинству волгоградцев эти люди незнакомы. А кое-кто из нынешних депутатов и вовсе имеет к Волгограду весьма опосредованное отношение. Так что в конечном итоге отвечать за безликое большинство приходится узнаваемому меньшинству. К слову, сегодня мы достаточно успешно кооперируем усилия с Ириной Гусевой. Она представляет интересы Волгограда в сфере социальной политики, я – в промышленности, сельском хозяйстве. Вот и вся коалиция, которой представлена в Госдуме Волгоградская область. В конце концов, строить заводы – это то, что я умею делать очень хорошо.

Другое дело, что из-за нынешней беззубой и никчемной местной власти депутат Госдумы в Волгограде частенько становится последней надеждой для людей, на решение проблем которых я трачу очень много времени. Так было, когда на острове Сарпинский, где заложниками выяснения отношений между чиновниками мэрии и перевозчиком стали 20 тысяч дачников. И я был вынужден вмешаться в ситуацию. Так было, когда я стоял в Урюпинске перед разъяренной толпой, которой было все равно, кого поднять на вилы, лишь бы не допустить строительства в Воронежской области вредного производства. Или когда в Серафимовиче закрыли роддом и последние роды принимали при свете автомобильных фар. Еще раньше чиновников я начал бить тревогу по поводу ОСАГО, потому что избиратели рассказывали мне, что ездили из Серафимовича в Ростов, чтобы оформить полис в два раза дешевле, а потом им запретили и это. И я был вынужден вмешаться и писать об этой вопиющей ситуации в Центробанк.

По большому счету такие ситуации и проблемы этого уровня не должны быть заботой депутата Государственной думы. Это – рядовая работа местных властей, которую они почему-то не делают. И потом меня же упрекают в том, что я выношу сор из избы. Я не выношу сор. Я пытаюсь показать, как нужно эффективно наладить систему власти, чтобы не требовалось вмешательство депутата Госдумы для покупки костюма Деда Мороза в сельский дом культуры. И чтобы это в принципе не смогло стать событием, оказавшимся для селян настоящим праздником.

– Учитывая, что в нынешнюю кампанию вы столкнулись с серьезным противостоянием и административным ресурсом ваших же коллег по партии, выноса сора из избы решено не прощать?

– Я принял решение избираться в Госдуму уже в третий раз, но эта кампания уже стала самой тяжелой. Даже в сравнении с первыми моими выборами, когда в условиях «красного пояса» «Единая Россия» действовала в регионе едва ли не партизанскими методами. Сегодня я стал очень неугоден действующей власти как раз за то, что я не «ручной депутат». Мною невозможно управлять по звонку. Я сознательно не использую привилегии, которые положены мне по статусу: не ношу депутатский значок, не использую спецномера и льготы. Я считаю, что депутата должны узнавать по делам. И за свои дела мне не стыдно.

Ту же экспедицию на Антарктиду я осуществил за свои деньги, хотя у волгоградских депутатов есть скандальный опыт заграничных путешествий за бюджетный счет. Наверное, поэтому и меня так тщательно проверяли на этот счет. Но упрекнуть оказалось не в чем – я честен прежде всего перед самим собой.

– Тем не менее праймериз проходят для вас достаточно напряженно – была ведь и история, когда вас не пустили на дебаты. Не было желания в этот раз избраться от другой партии, ведь у некоторых ваших соперниц-однопартийцев есть значительный опыт таких метаний?

– Опыт-то у некоторых коллег по партии есть, но я считаю, что он плохо влияет на имидж. Ситуации, когда люди кривят душой и идут против совести, рано или поздно выплывают наружу, а время все расставляет по своим местам. Я знаю, что такое подковерные интриги, и было дело, что их использовали против меня. Но где сейчас эти люди? А я здесь, и спорт научил меня не сдаваться. Именно поэтому ситуацию с праймериз я оцениваю здраво и понимаю, что сегодня партия попала под влияние чиновников.

Все перевернулось с ног на голову: чиновники должны работать для людей, а не люди для чиновников, как происходит сейчас. Кому будет обязан депутат, которого избирают по телефонному звонку? Избирателям или тому, кто его назначил на эту должность? Будет ли этот депутат заниматься проблемами учителей, которых сегодня унижают, заставляя голосовать за «назначенных» людей? Волгоградские учителя и врачи – заложники ситуации, которых загоняют на выборы по разнарядке. А я считаю, что унижать людей зависимых – низко и подло.

Я бы отошел от политики, если бы в ней были уважаемые мною люди: Николай Максюта, который создал в регионе систему ТОСов, Александр Шилин, Андрей Самохин. Но сейчас за мандатами выстроились в очередь люди, которые думают, что Дума – это открытая кормушка. Те, кто сегодня обещают избирателям, что смогут в Госдуме выбить для региона больше бюджетов – нагло лгут. Потому что сегодня бюджет подчиняется жесткой финансовой дисциплине. Прежде чем что-то получить, нужно показать, что ты умеешь делать. Хочешь получить больше денег на дороги? Покажи, что умеешь их строить, а не воровать. Это касается всех больных для региона сфер: капремонта, ЖКХ, социальной сферы. И пока наши чиновники не научатся работать, никакие просьбы действовать не будут. Это утопия, которой удобно кормить избирателей.

– Тогда что в таком случае обещаете сделать вы и зачем это нужно человеку, который в состоянии позволить себе достойный уровень жизни и без депутатского мандата?

– Сегодня Волгоград тихо погружается в трясину, и как промышленник я прекрасно понимаю, почему это происходит. Еще год назад проблемой номер один в регионе была коррупция. Сегодня эта тема ушла на второе место. Вопрос номер один – занятость населения. Производства в последние годы закрывались одно за другим, а новых-то не появляется.

В свое время, когда я бил тревогу по поводу закрытия «Химпрома», власти убеждали меня, что завод не умрет, что это просто оптимизация. Но я-то знаю, что закрытый завод почти невозможно запустить заново. Сегодня Волгоград теряет последних квалифицированных специалистов, которые уезжают в более успешные регионы. Я вижу, что трудоспособное население переходит на вахтовый режим работы – люди целыми селами уезжают на работу в Москву. Поэтому я намерен как минимум в каждом районе создать по одному предприятию по переработке сельхозпродукции. Это вопрос влечет за собой вопрос сбыта, и его нужно решать в связке с торговыми сетями. А значит, нужно наконец расставить приоритеты в работе с местными товаропроизводителями. Даете местным лучшие места на полках – получаете лучшие места под строительство своих магазинов. Фермерам сегодня тоже нужна поддержка в части сбыта. Даже внедрение программы «Школьное молоко» было бы для них большим благом. Это простая арифметика, для которой у власти пока не хватает одного – воли.

Что касается селян, то здесь я намерен довести до ума закон по упорядочиванию личных подсобных хозяйств, о чем я уже говорил с министром сельского хозяйства. Закон об ограничении поголовья скота в личных подсобных хозяйствах важен для экономики. Но пока я один противостою мощному лобби депутатов кавказских республик. Но уступать – не в моем характере. Как любого из крупных бизнесменов, которые еще сохранили свои производства в Волгоградской области, меня не раз соблазняли возможностью переезда и перевода бизнеса в другой регион. Думая об этом, я всегда вспоминаю двух предыдущих губернаторов, которые, лишившись своих должностей, сбежали из Волгограда в Черногорию. Как нужно ненавидеть область и страну, чтобы так поступить? Этот путь – самый легкий, но не мой. Поэтому я остаюсь здесь, в Волгоградской области.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!