21 ноября четверг
СЕЙЧАС -13°С

Ужесточили приговор: пластическому хирургу Марсело Нтире на три года запретили лечить людей

V1.ru вел онлайн-трансляцию из зала суда, где решалась судьба пластического хирурга

Поделиться

Марсело Нтире по факту проведет в колонии полтора года 

Марсело Нтире по факту проведет в колонии полтора года 

В Волгоградском областном суде сегодня, 19 октября, прошло итоговое заседание по делу пластического хирурга Марсело Нтире. В пятый по счету раз адвокаты Нтире и защита потерпевших встретились, чтобы выслушать решение суда по жалобе Нтире на решение Центрального районного суда. Рассмотрев апелляцию, судейская коллегия оставила приговор без изменений. Пластическому хирургу дали три года в колонии общего режима. Еще три года после этого доктор не сможет практиковать. 

V1.ru провел трансляцию из зала суда. 

Три адвоката доктора Марсело Нтире на месте, но адвоката потерпевшей стороны Натальи Синявской пока нет.

Несмотря на просьбу доктора участвовать в заседании лично, его все же решили оставить в СИЗО и общаться с ним будут посредством видеосвязи. 

Сегодня осталось выслушать в прениях позицию одного из адвокатов Нтире, после чего доктору предоставят последнее слово. Если заседание не затянется, то решение об апелляции суд примет сегодня.

В конце октября 2016 года в клинику «Изабелла» обратилась 23-летняя студентка пятого курса стоматологического факультета Волгоградского медуниверситета Мария Делюкина. Девушка хотела сделать коррекцию подбородка. Операция не была уникальной, а являлась одной из стандартных для клиники — липофилинг подбородка, то есть его увеличение при помощи собственной жировой ткани. После введения анестетика Мария умерла от анафилактического шока. 

По мнению следствия, операция была проведена с грубейшими нарушениями.

— Перед операцией хирург не осмотрел молодую студентку, которая хотела исправить свой подбородок, — сообщали в пресс-службе СУ СКР по Волгоградской области. — Врач не узнал, что у погибшей девушки было хроническое заболевание, при котором она в обязательном порядке должна была пройти полное медицинское обследование и получить заключение от врача.

Спасти умершую от анафилактического шока девушку не удалось из-за того, что рядом с хирургом Марсело Нтире не было анестезиолога-реаниматолога.

— Еще в 2014 году областной Минздрав требовал, чтобы в штате клиники «Изабелла» появился специалист этого профиля. На предписание в клинике не реагировали два года. 

Решением суда Центрального района Волгограда Марсело Нтире был признан виновным в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности смерть человека. Он был приговорен к трем годам колонии общего режима с выплатой миллиона рублей компенсации морального вреда.

Пока что из четырех адвокатов Нтире на суде присутствуют те же, что и в прошлую пятницу. Защитники — двое мужчин и женщина — находятся в приподнятом расположении духа. Сам пластический хирург сидит в следственном изоляторе. На мониторе экрана, установленного в зале суда, видно только очертание его фигуры.

Адвокат потерпевшей стороны Наталья Синявская зашла в зал, а следом за ней и коллегия из трёх судей. Заседание началось. Марсело Нтире пожелал всем доброго утра. Говорит, что слышит все, что творится в зале, хорошо. Доктор, кстати, тоже находится в хорошем настроении.

Адвокат Василенко подал ходатайство о состоянии здоровья Марсело из СИЗО, которое должно повлиять на решение суда. Адвокат просит продолжить следствие. Судья отвечает, что на стадии прений сторон ходатайства уже не рассматриваются.

В прошлую пятницу, напомним, именно на прениях и решили разойтись по домам все участники заседания. 

Защитник Марсело Нтире Василенко зачитывает свою позицию по делу, много раз повторявшуюся на прошлых заседаниях. Адвокат настаивает на том, что в случившемся нет состава уголовного преступления. Он цитирует обвинительное заключение Центрального районного суда, комментируя его статьями и законами и не соглашаясь с решением. Особый акцент Василенко делает на судмедэкспертизе.

— Препарат был назначен Марии Делюкиной правильно, а смерть наступила от анафилактического шока, — говорит защитник. — Это аллергическая реакция, которая развивается в течение нескольких минут. В трагедии нет уголовного состава.

— Причина гибели — патологическая реакция на правильно назначенное лекарственное средство. Аллергия возникает и от укуса пчелы, так что можно судить и пасечника. Здесь нет состава преступления, — продолжает Василенко. 

Адвокат просит суд отправить дело вновь на расследование. Он отмечает, что Марсело Нтире находится в СИЗО с 8 октября с ишемической болезнью и гипертонией. Адвокат читает длинные и сложные названия всех заболеваний Марсело и периодически сбивается.

У доктора, говорит Василенко, на нервной почве открылся сахарный диабет. 

Диагнозы, поставленные Марсело в СИЗО, судейская коллегия рассматривает как пояснение, но никак не как ходатайство.

Началась стадия реплик. Прокуратура отказалась от этого права, а Наталья Синявская нашла что ответить. 

— Адвокат Атаян назвал Марию Делюкину «эта гражданка», но он должен знать, что после смерти гражданство утрачивается. Как он мог себе такое позволить? 

Суд поправил Синявскую, отметив что фамилия адвоката Оганесян.

Синявская отмечает, что Марсело нужно вменять 105 статью — убийство, поскольку в кабинете, где проводилась операция, по закону этого делать было нельзя. Тем более, говорит защита потерпевших, нельзя было вводить анестезию. Адвокат подчеркивает, что смерть Марии Делюкиной произошла не по неосторожности, а из-за некачественного оказания медицинских услуг. 

Наталья Синявская не требует переквалифицировать статью, а отмечает несостоятельность защитников Марсело. Она вновь упрекает Оганесяна, что он говорит, будто погибшая, как будущий врач, сама должна была понимать все риски.

 Сам пластический хирург ссылается на 55-й ФЗ, по которому он якобы в кабинете мог при наличии лицензии и разрешения Роспотребнадзора проводить операцию.

Нтире настаивает, что убистезин — самый безопасный препарат из существующих. Говорит, что реакция на него может быть непредсказуемой. 

— Если человек не говорит об аллергии, то его вводят вслепую, потому что на сегодняшний день лабораторные исследования не могут обнаружить на него аллергию.

Женщина-адвокат хирурга отметила, что смерть Марии Делюкиной реаниматолог предотвратить никак смог, так как смерть наступила от анафилактического шока, а не от введенного лекарства.

У адвокатов Синявской и Оганесяна отношения очевидно не складываются. Второй, когда ему дали слово, не обошелся без колкостей. Сначала он извинился за выражения, которые бы могли задеть пострадавшую сторону, а потом упрекнул адвоката потерпевших в незнании и неподготовленности к суду. Он вновь ссылается на нормы Минздрава, введенные уже после трагедии. 

Адвокат Василенко повторяет свою позицию о правильности назначения препарата и признает несущественность анализа мочи погибшей, показавшего отклонения от нормы.

Просивший суд о новом расследовании адвокат Василенко продолжает гнуть свою линию и говорит, что материалы дела не подтверждают вину Марсело. Сам пластический хирург собирается читать свое последнее слово, но ему его в СИЗО не принесли адвокаты. Давид Оганесян попросил дать пять минут пообщаться наедине с Марсело. Судья отказал и спрашивает, будет ли Марсело выступать с последним словом или нет.

Марсело Нтире, находясь в камере СИЗО, зачитывает свое последнее слово: 

— Я практикующий хирург и работаю более 25 лет. Получал образование в Москве, Париже, Канаде и других странах. «Изабелла» — первая пластическая клиника в Волгограде. Мы всегда работали с лицензией, нас постоянно проверяли, и никаких нареканий не было. Произошла трагедия. Я, как врач, предпринял своевременные меры, но организм пациентки не справился с адекватно назначенным лекарством.

Современная медицина позволяет установить даже после смерти, сколько препарата вводилось. Были найдены только следы препарата, и не было его передозировки. В смерти человека не всегда кто-то виноват. Я стал жертвой, и мое мнение разделяет врачебное сообщество Волгоградской области, России и мира.

В СМИ пытаются создать образ, что я умышленно убил человека. Но это не так. Ко мне пришла девушка — моя коллега. У нее были проблемы с подбородком. Я разъяснил ей все способы, известные в медицине. Не было ни одного дня, чтобы я не прокручивал те события и действия, которые были ошибочны. И я не могу даже себе ответить на вопрос, в чем я ошибся. Ошибку и не смог доказать суд первой инстанции.

Это большая трагедия. Больно матери, и больно мне как врачу. Чтобы обвинять меня, нужны прямые доказательства, а их нет. Суд Центрального района признал меня виновным и осудил на три года колонии. Но в судебной практике такие наказания не применяют. Я якобы нарушил закон Минздрава, но суд не хочет смотреть ответ самого Минздрава, где указано что в клинике не должно быть реаниматолога. По сути, мы кабинет по лицензии, и работаем так с 1991 года. У меня рядом находится стоматолог и делает такие же уколы. Но у него же нет анестезиолога.

Мы оказываем амбулаторную помощь. Вся Россия стремится к этому, потому что это быстрее и дешевле.

Марсело ссылается на пробелы в законодательстве, которые были до 2018 года. Приводит в пример множество амбулаторных клиник, применяющих анестезии без реаниматологов. 

Марсело рассказывает, что устранял все нарушения во время проверок и должность реаниматолога не стал вводить в клинике после консультаций в Минздраве РФ. Хотя подобное требование к клинике было. Но лицензию в итоге Нтире дали.

Пластический хирург отрицает, что у девушки был пиелонефрит, о чем уверяет следствие на основе анализов мочи. Количество лейкоцитов слишком мало, по мнению Марсело, для такого диагноза. Марии было бы плохо, и была бы высокая температура. Но этого не было.

Нтире уверяет, что у Делюкиной не было хронических заболеваний.

Доктор говорит уже больше получаса, но ничего нового судьи и участники процесса не услышали.

Марсело Нтире говорит намного живее и убедительней, чем его адвокаты. По полочкам разбивает все аргументы обвинения. 

— Мне не ясно, на каких материалах меня обвиняют. Кроме домыслов и слухов ничего нет. Девушка умерла не во время операции, а в процессе ее подготовки, от шока. Летальные исходы при нем составляют 99 процентов случаев вне зависимости от условий.

— В моих действиях никто не нашел ошибки, — говорит Нтире. — Я сразу вызвал скорую и ввел адреналин. Я грамотный специалист, никто с этим спорить не будет. Помощь была оказана правильно. В клинике три аптечки и дефибриллятор. Все это применили. Никаких нареканий к нам не было. Я самостоятельно принял решение провести операцию. Она не требует консультации реаниматолога-анестезиолога.

Перед операцией Марсело не стал взвешивать девушку и измерять её рост, так как это, по его словам, якобы не требовалось нормативными актами. Значения при операции на подбородке эти параметры будто бы не имеют. 

Хирург говорит уже 45 минут и снова, и снова заявляет о голословности обвинения. 

Наталья Синявская — адвокат потерпевших — устала слушать доктора и сидит в социальных сетях. Судьи внимательно слушают доктора Нтире, не пропуская ни одного его слова. Сам хирург продолжает уверять, что не признает своего преступления, а органы следствия формально подошли к делу, и все обвинение строится только на том, что девушка умерла в клинике «Изабелла».

Доктор Нтире признался в любви к России, в которой живет с 12 лет и трудится для ее благополучия. 

— Мы живем не в 30-х годах, и суд не должен принимать ничью сторону. Считаю приговор несправедливым и прошу объективно и справедливо вновь рассмотреть его.

Марсело сообщил, что получил в России ранение, но подробности не пояснил. Заявил, что не бегал от суда все это время и действительно болен.

Суд удалился для принятия решения. Приговор Марсело Нтире огласят в 12:00. 

Адвокаты Марсело находятся в не самом лучшем расположении духа. Их попытку подать ходатайство суд отклонил, так как на стадии прений сторон такая возможность не предусматривается. 

Наталья Синявская наоборот в прекрасном настроении и уверена, что коллегия из трех судей оставит приговор Центрального районного суда в силе. По нему, напомним, Марсело Нтире три года должен провести в колонии общего режима и выплатить миллион рублей матери погибшей Марии Делюкиной.

Адвокаты Марсело Нтире коллективно опоздали на оглашение приговора. На прошлое заседание один из них пришел неподготовленным, сегодня опоздание... Складывается ощущение, что пластический хирург успешнее защищается в одиночестве. 

Журналисты, в отличие от защитников, на месте были вовремя и готовы выслушать приговор. 

Приговор от 21 июня Центрального района суда изменили. Марсело лишили права заниматься медицинской деятельностью после отбывания наказания. В срок включили дни проведенные Нтире в СИЗО как 1,5 года в колонии. В основной части приговор Центрального районного суда оставили в силе. Три года хирург проведет в колонии общего режима. 

Марсело не понял решения суда и попросил пояснить.

— Приговор оставлен в силе, и введено дополнительное наказание, запрещающее заниматься медицинской деятельностью, — поясняют судьи. 

Доктор Марсело Нтире после оглашения приговора заметно сник. Адвокат Синявская, представлявшая в суде сторону потерпевших, в целом решением суда удовлетворена. 

— Нашу апелляционную жалобу суд удовлетворил лишь частично, — сообщила V1.ru адвокат Синявская. — Передо мной не ставилось цели увеличить сумму материальной выплаты в качестве ущерба. Мы хотели уберечь общество от подобных случаев и удовлетворены, что по выходу из колонии Марсело не сможет заниматься медицинской деятельностью сроком на три года.

— Мы изучим пояснение решения суда и исходя из этого будем думать, обжаловать его или нет. — пояснил адвокат Марсело Нтире Давид Оганесян.

Официальный комментарий прокуратуры Волгоградской области: 

— Сегодня, 19 октября, Волгоградский областной суд, с учетом мнения прокуратуры региона, оставил без изменения приговор от 21 июня 2018 года Центрального районного суда Волгограда в отношении 59-летнего пластического хирурга Нтире Марсело. В судебном заседании установлено, что в октябре 2016 года осужденный, проводя операцию 23-летней жительнице Волгограда, неверно выбрал метод коррекции подбородка. При этом решение о проведении операции было принято им без предварительного осмотра пациентки врачом анестезиологом-реаниматологом. Кроме того, врачом не был получен анамнез жизни пациентки и не выяснено наличие у нее хронической болезни, из-за которой ей надо было пройти дополнительное медицинское обследование и получить письменное заключение специалиста об отсутствии противопоказаний к операции. В связи с допущенными врачом нарушениями девушка во время операции скончалась. Уголовное дело расследовалось СУ СК России по Волгоградской области. Осужденный вину в совершенном преступлении не признал, сторона защиты обжаловала приговор в апелляционном порядке. Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда согласилась с позицией прокуратуры региона о доказанности вины Нтире Марсело, оставив приговор суда первой инстанции в части основного наказания без изменения. Кроме того, суд дополнительно назначил Нтире Марсело наказание в виде запрета заниматься медицинской деятельностью в течение трех лет. 

На этом мы завершаем онлайн-трансляцию. 

Приговор вступил в законную силу. 

По теме

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
19 окт 2018 в 13:19

Какой ужас. Вот так работаешь всю жизнь на благо людям, постоянно улучшаешь свои навыки, вкладываешь силы, время и средства в совершенствование себя и своей клиники и тут раз...и хирург высшей категории отправляется на одни нары с настоящими уголовниками, а также лишается права заниматься любимым делом и дарить счастье людям. Ведь кто бы что ни говорил, но красота, особенно когда дело касается исправления сильных врождённых или приобретённых дефектов - это действительно счастье! А из-за чего все: из-за непредсказуемой аллергии! Страшно, очень страшно за нашу медицину. Не зря начались массовые протесты медиков по России, довели профессию до точки кипения. Сил и терпения Марсело. Очень надеюсь, что пойдут в Верховный суд.

Гость
19 окт 2018 в 19:41

Было бы госучреждение а не частная клиника, то всех бы отмазали, а тут показательная порка. Жалко Марсело, вряд ли теперь вернётся к своей профессии.

Гость
19 окт 2018 в 18:29

Просто беспредел. Страна вернулась в 37 год. Как объяснить тем наивным детям, которые идут учиться на врачей, чтобы выкинули эту глупую мысль из головы?..