28 ноября суббота
СЕЙЧАС +0°С

«Позору фашистского плена предпочли смерть»: история летчика, повторившего подвиг Гастелло

Виктор Харламов направил свой ИЛ-2 на вражеские цистерны с горючим — но о его подвиге забыли

Поделиться

Имя летчика сегодня носит Лицей Урюпинска

Имя летчика сегодня носит Лицей Урюпинска

Поделиться

К 75-летию Победы V1.RU запустил проект «Фронтовой инстаграм», показывая уцелевшие снимки Великой Отечественной войны и собирая истории наших героев. Сегодня мы расскажем о жизни и судьбе уроженца Урюпинска Викторе Харламове, повторившего таран Николая Гастелло: он направил свой ИЛ-2, поврежденный в бою с немецкими истребителями, на вражеские цистерны с горючим. Шесть лет потребовалось энтузиастам-исследователям, чтобы собрать по крупицам информацию об этом таране и увековечить память летчика в его родном Урюпинске. Эту историю нам рассказала Татьяна Молоканова, выпускница Лицея Урюпинска, в котором учился Виктор Харламов.

Виктор Харламов (второй слева в первом ряду) с боевыми товарищами

Виктор Харламов (второй слева в первом ряду) с боевыми товарищами

Поделиться

Мечтал стать лётчиком

Виктор Харламов родился в Урюпинске 26 августа 1922 года. Когда он окончил шесть классов в городской школе №2, семья Харламовых переехала в поселок Елань-Коленовский Воронежской области. Как и многие мальчишки, Виктор с ранних лет полюбил технику и часто просил отца, директора Урюпинской школы трактористов, брать его с собой на занятия. А в юности увлёкся самолётами.

— Мечта стать лётчиком окрепла у Виктора Харламова, когда он впервые услышал по радио, что советские пилоты спасли челюскинцев. Он повторял: «Вот ведь какая штука: спасти людей со льдины смогли только летчики. Поэтому и я буду летчиком», — рассказывает Татьяна Молоканова.

После девятого класса Харламов подал документы в Борисоглебский аэроклуб. У него было слабое здоровье, и родители, как могли, отговаривали его от поступления. Но через несколько дней Виктор с сияющим лицом возвратился домой и радостно крикнул: «Приняли! Приняли!».

Небо

Занятия в аэроклубе Виктор совмещал с работой на мясоконсервном комбинате и учебой в вечерней школе, свидетельствуют воспоминания его близких. Но первые экзамены он сдал все на отлично. Вскоре после этого его направили в Балашовскую военно-авиационную школу летчиков. Здесь Виктор учился летать на дальнем бомбардировщике ИЛ-4. Авиационную школу Виктор Харламов окончил c отличием 4 июля 1942 года. После этого он выразил желание освоить штурмовик ИЛ-2 и был направлен в Запасную авиационную бригаду, а затем в 956 штурмовой авиаполк

Детский рисунок Виктора Харламова

Детский рисунок Виктора Харламова

Поделиться

Как свидетельствует штурман авиаполка Георгий Легонький: «Виктор..., может быть, чуточку отличался от товарищей своим безупречным поведением и прилежанием в боевой учебе. Хорошо пилотировал, отлично производил бомбометание с пикирования, мастерски стрелял из реактивных снарядов по специально установленным целям… Его исключительное упорство в учебе вызывалось большим желанием быстрее завершить программу боевого применения материальной части и отправиться на фронт».

«Он не был фанатиком»

Сегодня некоторые публицисты пытаются объяснить мужество защитников Отечества в годы войны фанатизмом, воспитанным у молодежи коммунистической партией.

— Виктор не был фанатиком. В его фронтовых письмах совсем нет идеологии, — отмечает Татьяна Молоканова. — Но в них читается ответственность за судьбу страны, своих близких, спокойная уверенность пожертвовать собой ради их жизни и свободы.

Вот выдержки из военных писем Виктора Харламова:

  • «…Я получаю изредка от некоторых ребят письма. Все живут скучновато, не так как до войны, но все говорят о будущем. Будущее должно быть лучше прошлого. Но, а жизнь моя в тыловом гарнизоне такая же как у многих. Товарищи мои хорошие, а это в боевой обстановке главное можно не оглядываться, не подведут»;
  • «…Обо мне прошу не беспокоиться. Уж это мне беспокойство совершенно ни к чему. От него ни вам, ни мне не лучше и никакого толку.…Беспокойся не беспокойся, а долг перед народом и Родиной надо выполнять не оглядываясь»;
  • «…Сейчас война, и, как тысячи других сынов, я иду не играть, а в битву. При этом я помню, что у меня есть мать, отец, сестра, поэтому я не сверну от фашиста на встречных курсах. Каждый из нас дерется за себя, за свою семью, и я не буду прятаться за спину товарищей».

На фронте

— За год военной службы Виктор дважды спас свой повреждённый самолет, совершив вынужденные посадки в тяжелых условиях, — рассказывает Татьяна Молоканова. — Когда полк, закончив обучение, перегонял самолеты в прифронтовую полосу, у Виктора произошел аварийный случай. По прибытии в заданный район, он вдруг доложил, что у него не выпускается шасси. Получив приказ сажать самолет на фюзеляж, он принял самостоятельное решение — посадить самолет на два колеса, что было более рискованным и требовало большего мастерства.

И такая аварийная посадка была у Харламова не одна.

— В сентябре 1943 года в бою у самолета Виктора Харламова была поражена правая сторона руля глубины. Не дотянув машину до аэродрома, летчик посадил ее без шасси на поле, — рассказывает Татьяна Молоканова.

Подвиг

30 ноября 1943 года восемь летчиков под командованием капитана Полухина вылетели для выполнения боевого приказа. Четыре ИЛ-2 вышли на вражескую цель и сбросили на нее весь бомбовый запас. А когда отходили от цели, на них из-за облаков свалились «Фокке-Вульфы-190». Четыре штурмовика против шести истребителей. Завязался жестокий воздушный бой.

— Уже два вражеских самолета пылали на земле, но воздушный бой не ослабевал, — описывает воздушный бой Дмитрий Сладков в статье «Подвиг во имя Родины» газеты «Сталинский пилот» за 13 декабря 1943. — Оставшиеся истребители с ещё большим ожесточением бросались в атаки. Они зажгли машину младшего лейтенанта Барышникова. Вскоре запылал и самолет младшего лейтенанта Харламова. Спрыгнуть с парашютами — означало попасть в руки фашистов. Тогда отважные лётчики решили последовать бессмертному примеру капитана Гастелло. Позору фашистского плена они предпочли героическую смерть.

Забытый герой

Виктор Харламов (справа) с другом

Виктор Харламов (справа) с другом

Поделиться

Урюпинский краевед Павел Иванович Евстратов весной 1972 года просматривал журнал «Молодой коммунист». Он обратил внимание на статью «Огненные пилоты». В ней сообщались имена и краткие данные о летчиках, повторивших в период Отечественной войны легендарный подвиг капитана Николая Гастелло. И случайно наткнулся на строки: «Харламов Виктор Петрович, младший лейтенант, летчик 956-го штурмового авиационного полка. Родился в 1923 году в городе Урюпинске Волгоградской области…Член ВЛКСМ. 30 ноября 1943 года на Западном фронте направил свой горящий самолет на вражеские цистерны с горючим».

Шесть лет краевед собирал по крупицам любую информацию о земляке. Во все концы страны шли письма урюпинских ребят, разыскивающих однополчан, оставшихся в живых, они обращались в городские и сельские Советы с одной и той же просьбой: «Пожалуйста, расскажите о Викторе Харламове. Как сложилась военная биография летчика-земляка?». Постепенно к сбору информации о подвиге Харламова подключились и его однополчане. В мае 1978 года на городской площади в память о летчике-герое прошел торжественный митинг. На нем присутствовали однополчане Харламова: Владимир Пахомов, в прошлом секретарь парторганизации полка, и летчик-штурмовик, фронтовой товарищ Виктора Яков Афанасьевич Залозный. На стене школы №2 была открыта мемориальная доска, посвященная летчику.

Каждую неделю сайты Сети городских порталов рассказывают о настоящих героях Великой Отечественной. Они шли за победой на Запад: кто на танке, кто на «катюше», а кто — пешком. Родственники летчиков, радистов, артиллеристов и пехотинцев делятся с нами их историями и фронтовыми снимками, а мы показываем их нашим читателями. Подписывайтесь на инстаграм-аккаунт «Первый фронтовой» и смотрите самые яркие фото со всей страны.

Память

Бюст летчика в краеведческом музее Урюпинска

Бюст летчика в краеведческом музее Урюпинска

Поделиться

В те же годы урюпинцы попытались добиться присвоения Виктору Харламову звания Героя Советского Союза, посмертно, но в этом было отказано в виду отсутствия полной и объективной информации о его таране. Долгое время установлению всех обстоятельств последнего полёта Виктора Харламова посвятили в его родной школе.

— Я думаю, что наиболее объективным свидетельством о произошедших событиях, являются воспоминания бывшего командира полка подполковника Сергея Чаус, — считает историк Николай Серебряков. — Вряд ли по прошествии 78 лет можно с точностью доказать реальность огненного тарана Виктора Харламова. Но несомненно, что Виктор, как и миллионы советских солдат, своим самопожертвованием совершил величайший подвиг — спасли свою Родину.

Воспоминания Сергея Чаус:
«Выполнение боевого задания осуществлялось в сложных метеоусловиях, ограниченная видимость, при низкой облачности. Из этой группы на аэродром вылета возвратился на сильно побитом самолете только экипаж ведущего капитана Полухина П.П. Из его доклада мне стало известно, что над районом цели выполнение боевого задания проходило успешно. Огнем реактивных снарядов, пулеметами и бомбами было уничтожено много огневых, артиллерийских, минометных батарей и живой силы противника. При завершении выполнения боевого задания, самолеты ИЛ-2 попали под обстрел зенитной артиллерии и атакованы шестью истребителями вражеских ФВ-190 в результате загорелся самолет мл. лейтенанта Барышникова Г.И., самолет разваливаясь упал на землю в районе передовой, занятой противником. Почти одновременно загорелся самолет мл. лейтенанта Харламова В.П… При освобождении указанной территории от фашистских захватчиков, мною был направлен на до расследование экипаж ПО-2 во главе с капитаном Полухиным П.П., который по возвращению подтвердил, что оказались сгоревшими два самолета. В самолете Барышникова Г. И. сохранилась передняя часть фюзеляжа разбитый, обгоревший, без крыльев. Второй самолет Харламова В. П. — совершенно сгоревший (даже заклепки поплавились). Тов. Полухин был совершенно убежден, что экипаж Харламова вместе со стрелком Лукьянюком сгорели в самолете». В докладе Полухина не приводилось описание ущерба нанесенного врагу упавшим самолетом. Таким образом, на сегодняшний день нет объективных документальных свидетельств военного времени о подвиге Виктора Харламова. Получается работа следопытов 70-х годов и старания летчиков однополчан по представлению его к званию героя были напрасными?

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...