8 мая суббота
СЕЙЧАС +12°С

«Они месяцами кричат от боли!»: честный разговор с врачами Волгограда о переломе шейки бедра

По словам врачей, эндопротезирование — самая травмирующая операция. Но и перелом сам никогда не срастется

Поделиться

Оперировать при всем желании медиков можно далеко не всех пациентов

Оперировать при всем желании медиков можно далеко не всех пациентов

Поделиться

«Они никому не нужны!», «Мама кричит от боли», «Даже не стали ждать очереди» — такие сообщения не раз приходили от родственников волгоградцев, у которых произошел перелом шейки бедра. Почему пожилым волгоградцам приходится месяцами ждать обещанную государством и региональными властями высокотехнологичную помощь, сколько стоит протез и может ли он сломаться? Эти вопросы мы задали в честном разговоре с врачами больницы № 12, уже много лет специализирующимися на подобных операциях.

«В прошлом году сломал шейку бедра и не понаслышке знаю, какие боли и как тяжело приходится вести неподвижный образ жизни — ждать смерти от осложнений. Мне 54 года, я справился. Продал машину, и мне поставили эндопротез за 240 тысяч рублей. Да, у нас по полису делают подобные операции в военном госпитале. Правда, эндопротез всё равно надо купить. Есть линейка российских дешевых. Ждать квоту? Я насмотрелся на таких людей! Без взятки и блата можно забыть про «бесплатную» положенную от государства высокотехнологичную помощь! Или пока будешь ждать, от осложнений помрешь. В нашем подъезде живет замечательная одинокая бабушка, которой 86 лет. И вот ее угораздило получить такой же перелом. Вот ей добиться лечения в разы сложнее», Леонид, Волгоград.

Перелом шейки бедра наиболее часто встречается у пожилых пациентов

Перелом шейки бедра наиболее часто встречается у пожилых пациентов

Поделиться

Это одна из самых травмирующих операций

Операции по замене сустава проводятся в специальных лицензированных больницах. Одним из таких учреждений в Волгограде является больница № 12. Именно там готовы принять даже возрастных пациентов с переломом шейки бедра.

— Еще 40 лет назад ситуация с переломами шейки бедра у пожилых выглядела так, что пенсионеров с переломами никто не брал. Мы создали Центр лечения лиц пожилого и старческого возраста, — рассказал главный врач больницы № 12 Петр Иванов. — Тогда действительно это выглядело так, что мы спасали людей. Но прогресс не стоит на месте, сейчас такие операции делают во многих учреждениях нашего города.

Почти год таких операций не делали: из-за пандемии коронавируса больница работала как инфекционный госпиталь. С любыми переломами и травмами пациенты изначально вынуждены обращаться в поликлиники. После обращения к участковому терапевту или травматологу лечащий врач назначит тактику ведения подобных пациентов, анализы, терапию. По словам травматологов больницы № 12, большинство больных, попадающих к ним, имеют хронические заболевания, требующие коррекции.

— Мы работали в прошлом году как инфекционный госпиталь, никакой высокотехнологичной помощи мы не оказывали. С декабря, как только мы отмылись, мы должны были оказать помощь всему Волгограду, всем тем людям, что были на очереди. Но замечу, что в очереди кратно больше пациентов, чем тех, кто попадает на операцию, — рассказала заместитель главного врача больницы Людмила Татарникова. — Пациент, которому требуется подобная операция, должен быть относительно здоров. Операция по эндопротезированию относится к самым крупным травмирующим операциям из тех, которые существуют. Пациент на операционном столе теряет от 700 миллилитров крови. Такую кровопотерю не все способны перенести.

Сколько стоят операция и эндопротезы?

Ежегодно в больнице № 12 проходят лечение около 7–8 тысяч человек. Среди этих людей большая доля тех, кто попал на операционный стол из-за перелома шейки бедра. Квота на такие операции есть, получить помощь можно бесплатно, но для этого больному придется какое-то время провести в листе ожидания.

Людмила Татарникова: «Изначально всех желающих записывают в лист ожидания»

Людмила Татарникова: «Изначально всех желающих записывают в лист ожидания»

Поделиться

— У нас на очереди стоит, допустим, 500 человек. Мы знаем о том, сколько у нас в бюджете заложено на каждую операцию. Закупки по закону мы можем осуществлять только после того, как нам на счет поступят все необходимые средства. И на каждого человека выделяются деньги. 80% от суммы — это стоимость эндопротеза, всё остальное — это расходные материалы, питание, нахождение на койко-дне, — продолжает заместитель главного врача больницы Людмила Татарникова. — Всё это закладывается и отправляется на аукцион. Как только всё это размещается, доктора лечебных учреждений начинают обзванивать пациентов. Вот как это было у нас 1 декабря. Мы обзвонили около 500 человек, кто-то болеет ковидом, кто-то болел им, а кто-то сказал, что все-таки решился делать операцию, но в московской клинике.


По словам медиков, бюрократия и «бумажки» — это лишь часть длинного и сложного процесса под названием операция. Не многие пациенты, в том числе пожилые люди, могут решиться на такое радикальное врачебное вмешательство.

— Это мировая проблема, и она существует не только у нас, она для всего земного шара большая проблема. Перелом шейки бедра — это проблема чаще всего пожилых людей. Вы можете себе представить, чтобы человек в возрасте 70–80 лет не имел помимо перелома каких-то еще сопутствующих заболеваний? Большинство из них уже носят к тому же неизлечимый характер, — заметил главный врач больницы Петр Иванов. — Многим сложно решиться на операцию, в частности, из-за большого риска, страха перед операционным столом. Не очень радужная перспектива и в последующем за врачебным вмешательством периоде реабилитации больного. Человек, который по возрасту своему бывает немощен, после серьезного хирургического вмешательства, после обильной кровопотери становится еще более беспомощен. За ним нужен уход.

Стоимость операции варьируется в зависимости от стоимости эндопротеза и комплектующих к нему. Она может достигать и 170–180 тысяч рублей. Большинству пациентов удается получать медицинскую помощь бесплатно. Длительность каждой операции зависит от множества факторов, начиная от мастерства хирурга, заканчивая состоянием больного. В среднем подобные операции могут длиться от 40 минут до 4 часов.


Это травма, которую мы наносим пациенту осознанно

По словам Петра Иванова, большинство пациентов боится не только перелома, но и операции

По словам Петра Иванова, большинство пациентов боится не только перелома, но и операции

Поделиться

По словам медиков, за плечами которых десятки проведенных операций, любая операция — это большой стресс для организма. Речь не только о пациентах пожилого возраста, но и о молодежи.


— Риск этой операции равен 2,6% на 100 случаев, то есть если говорить грубо, то три человека ее могут не пережить. Это очень серьезное дело, многие люди живут с переломом и не думают об операции. Вы даже представить себе не можете, сколько страхов может быть в голове пожилого человека, начиная от страха смерти до переживаний за кошку, которую некому будет покормить, — рассказал главный врач больницы № 12. — Операция — это, по сути, травма, которую мы наносим организму осознанно.


Травма шейки бедра опасна тем, что перелом именно в этом месте не срастается ни при каких обстоятельствах.

После операции наступает длительный период реабилитации

После операции наступает длительный период реабилитации

Поделиться

«20 октября мама мыла окна, неудачно упала и сломала ногу. Мы вызвали скорую, поехали в райцентр — в Рудню. Это минут 40 пути, но это мы считаем нормально. Привезли ее в районную больницу. Там сделали рентген, сказали, что у мамы перелом бедра, но принять не смогли — сказали, что у них хирургия не работает. Отправили нас в Жирновск — это еще 35 километров. Там врач посмотрел и сказал, что принимать не будет. Говорит: везите ее обратно домой. Пусть она дней пять лежит, а потом начинает потихоньку вставать. С переломом! Потом мы не могли найти снимки. Оказалось, что они остались в руднянской скорой. Пришлось возвращаться, забирать снимки и уже с ними вновь ехать в Жирновск. Там был уже другой врач. Он посмотрел результаты рентгена и выяснил, что у мамы перелом шейки бедра». Елена, Рудня.


Врачи говорят, что при переломе шейки бедра нет условий для сращивания — нога не срастется самостоятельно ни при каких обстоятельствах. По словам медиков больницы № 12, подобные переломы характеризуются врачами как вторичные.

— Бабушка шла, и поребрик оказался высоким, споткнулась, упала, — рассказывают медики. — Вот так эти травмы и получают. Нужно быть очень внимательными со своими пожилыми родственниками, нужно понимать, что такие травмы вполне могут получить люди такого возраста. Медики могут многое, но решаются подобные вопросы всё же не у нас. Многим отказывают в оперативном вмешательстве по состоянию здоровья. Не всех можно оперировать. В таких ситуациях мы ищем компромисс. Это очень ответственно, и подобные решения можно принимать лишь совместно с пациентом.

Многих после операции никто не забирает

Многие пациенты боятся, что их не заберут домой

Многие пациенты боятся, что их не заберут домой

Поделиться

Как рассказали медики больницы № 12, многие пациенты боятся идти на такой рискованный шаг, думая, что их просто бросят родственники.

— Есть такие пациенты, которые боятся, что их после операции никто не заберет. К сожалению, их страхи оправданны: по данным на апрель 2021 года, от девятерых пациентов отказались их родственники, — рассказали медики. — Их попросили поместить в учреждения социальной направленности.

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Волгограде? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...