4 августа среда
СЕЙЧАС +29°С

«Там уже нарезаны участки. Там крыша на крыше»: Общественная палата России обсудила трассу в Волго-Ахтубинской пойме

Ученые высказались о возрасте и реликтовости дубов, а также об участках под застройку в зоне будущей трассы

Поделиться

Новая дорога в пойме фактически расколола волгоградцев на два лагеря

Новая дорога в пойме фактически расколола волгоградцев на два лагеря

Поделиться

В общественной палате России прошла рабочая встреча комиссии по экологии, на которой обсуждали строительство новой дороги в Волго-Ахтубинской пойме, которая бы соединила мост через Волгу с мостом через Ахтубу. На этот раз встреча прошла со сторонниками того варианта строительства, который уже получил положительные заключения экспертиз и на строительстве которого настаивают жители поселков вдоль существующей дороги.

Две встречи со сторонниками и противниками


Председателем рабочей встречи стала Елена Шаройкина, глава комиссии по экологии Общественной палаты России.

— Некоторое время назад прошла первая рабочая встреча, — рассказала госпожа Шаройкина. — На нее пригласили все заинтересованные стороны, но, к сожалению, приглашения пришли за день-два до мероприятия, и поэтому на встрече присутствовала только одна сторона, те волгоградцы, которые считают, что по существующей трассе дорогу строить не нужно, а ее нужно изменить исходя из того ущерба, который она нанесет Волго-Ахтубинской пойме. Сейчас здесь присутствуют сторонники того проекта, который уже прошел целый ряд согласований, и наша цель — услышать все стороны и снять социальное напряжение. На прошлой встрече выступали не только представители Волгограда, но и общественность, представители МГУ, которые обозначили целый ряд потенциально опасных проблем. Например, леса занимают всего четыре процента Волгоградской области. Пойма — оазис, где растут краснокнижные растения и живут животные, там уникальные природные объекты, например лотосы. В России всего четыре места, где растут эти растения. В пойме есть уникальные белые и черные тополя, и всё, что будет делать человек, ни в коем случае не должно разрушить уникальный природный объект. Ученые сегодня считают, что трассировка может разрушить пойму, по данным вашей контрольно-счетной палаты, порядка 80% деревьев, высаживаемых в пойме, не приживаются, в пойме огромное количество микроканалов, и, по мнению ученых, прокладывание этой дороги нарушит их естественное существование, и за счет этого в пойме будет засуха. Наша задача — отстоять интересы жителей, не забывая о природе.

С чего всё начиналось


По словам собравшихся на заседании экспертов, решение о строительстве мостового перехода, который бы соединил мосты через Волгу и Ахтубу, вышел на федеральные трассы и стал бы частью пути из Европы в Китай, было принято в 1994-м Госстроем. По существующей классификации эта дорога — линейный объект, и на момент принятия решения природного парка «Волго-Ахтубинская пойма» юридически еще не существовало. Когда в 2002 году определяли его границы, то делали это с тем условием, что это никак не ухудшит качество жизни местных жителей — в этой местности порядка 59 поселков и 100 дачных обществ.

Новая трасса нужна не только Волгоградской области, она нужна миру

Новая трасса нужна не только Волгоградской области, она нужна миру

Поделиться

При проектировании мостового перехода уже тогда ученые и проектировщики были озабочены сохранением экосистемы поймы. Поэтому рассматривалось несколько вариантов, и в итоге был принят тот, в котором учли мнение жителей, согласовали со всеми инстанциями и на который выделены деньги. Мост через Волгу был принят в эксплуатацию в 2009 году, и сразу же началось строительство моста через Ахтубу, движение по которому запустили по обходной схеме за 30 месяцев до официального открытия, что говорит о важности его для России в целом. Причем когда определялись границы Волго-Ахтубинской поймы и издавалось положение о природном парке, то это делалось уже с учетом прохождения по пойме линейного объекта. Первый мостовой переход уже в пойме, второй — тоже. И нет другого варианта, как соединить эти территории через пойму.

Участники рабочей группы уверяют, что предлагаемый вариант — наиболее щадящий для поймы, предусматривающий компенсационные высадки в объеме, в 11 раз большем, чем вырубленные деревья. Плюс первые несколько лет высаженные деревья будут поливать. По их мнению, камнем преткновения сейчас считается положение о Волго-Ахтубинской пойме, противоречащее федеральному законодательству, не предусматривающему запретов на строительство линейных объектов в природных парках. Тот же вариант, который предлагали общественники, требует больших трат и нарушает нормы и стандарты, утвержденные для строительства подобных объектов, поскольку получается длиннее на полтора километра и содержит два почти прямых угла. Кроме того, он фактически рассекает пополам несколько населенных пунктов, предполагает строительство дополнительных дорог и увеличивает площадь строительства почти на 10 гектаров.

«Нам нужна эта дорога!»


Житель хутора Госпитомник Юлия Денисова уверена, что дорога, за которую бьются экологические активисты, повлечет за собой снос не только домов, но и детского сада:

— Я руководитель дошкольного отделения средней школы Среднеахтубинского района, — рассказала женщина. — Наш детский сад посещают 68 ребятишек не только из Госпитомника, но и из Маслово, Бурковского, Третьего Решающего, Рыбачьего и даже из Краснослободска. Проект, который предлагают активисты, предусматривает снос детского сада. В результате и дети теряют возможность посещения детского сада, и 12 человек остаются без работы. Также предполагается снести библиотеку, которая открылась в 2019 году после семилетнего простоя. Если трассу будут строить по уже существующей дороге, то она фактически отрежет часть жителей поселка от школы, детского сада, магазинов, фельдшерско-акушерского пункта. Кроме того, у нас находится братская могила, памятник фельдшеру Истоминой. Получается, что дорога будет стоять на костях наших героев.

Аналогичной точки зрения придерживается и участник конкурса «Учитель года — 2020» Виктория Кутнюк.

Существующая дорога уже не справляется с транспортной нагрузкой

Существующая дорога уже не справляется с транспортной нагрузкой

Поделиться

— Дорога поделила поселки на две части, — заявила педагог. — Очень часто на ней не соблюдается скоростной режим, пять человек на этой дороге погибли. В ДТП попадали даже наши ученики. Всё это очень серьезно. Я переехала сюда более 10 лет назад. С пуском моста Средняя Ахтуба развилась. Пришел газ, пришли сетевые магазины, пришел транспорт. Сделали новую дорогу. Уложили хорошее полотно, но поток транспорта увеличился в разы. Дорога у нас сейчас огорожена, власти работают замечательно, инфраструктура пришла к нам в поселок, мы ближе всего к городу, экологическая составляющая стала играть огромную роль. Люди поехали за чистым воздухом и собственным земельным участком. Хочется жить в чистом месте и удобно добираться до нужных мест. По факту же сейчас закрыли одну из двух дорог по плотине ГЭС. Там пропускают только легковушки. Весь транзитный грузовой поток пошел через нас. Несколько дней назад я ехала два километра 50 минут. По московским меркам это, может быть, и немного, но это и ситуация не временная, а постоянная. Мы с моими учениками замеряли плотность транспортного потока. По нашей дороге проходит больше тысячи машин в час. Да, появился светофор, но если расширят дорогу, то каким образом будет осуществляться переход через дорогу?

Официальная статистика, которую озвучили представители регионального комитета транспорта и дорожного хозяйства, ужасающая. Только за прошлый год на дороге произошло 50 аварий, в которых пять человек погибли. Всего же за последние три года на трассе Волгоград — Краснослободск — Средняя Ахтуба зарегистрировано около 145 аварий, в которых 12 человек погибли, 145 — получили ранения.

— Знаки стоят, светофоры стоят, разметка есть, дорога в нормативном состоянии — что мы еще можем сделать, если человек едет пьяным или без головы, — сетуют дорожники. — Те трассы, что можно расширить, расширяем, разделяем потоки, устанавливая барьерные ограждения. Сейчас существующая дорога шириной всего семь метров. Если поставить барьер посередине — на дорогу просто машина не поместится. И именно для этого с 1994 года и ведутся разговоры, чтобы вывести весь транзит за пределы населенных пунктов.

«Докажите, что дубы — реликтовые»


В общественной палате России уверены, что дорога, которая бы соединила мост через Волгу с мостом через Ахтубу, должна быть построена как можно скорее. И если есть возможность ее построить, не навредив пойме, эту возможность нужно использовать.

При этом рассматривается сразу четыре варианта возможного прохождения дороги по землям поймы. Каждый предполагает компенсационные выкладки, но те варианты, которые озвучивают активисты, требуют на 10 гектаров больше земли, и нет никаких доказательств, что там растут редкие дубы и тополя.

— Если в зоне вырубки есть дубы, которым более 100 лет, докажите это документально, — призвала участников совещания госпожа Шаройкина. — Давайте оперировать документами. Если говорим, что есть заключение, оно должно быть материальным. Если есть в зоне вырубки дубы, которым больше 100 лет, это должно быть доказано. Если считается, что пойме может быть нанесен ущерб — это нужно учитывать. Если есть другая трассировка и она может быть приемлемой — почему нет? Активисты в этом уверены, но кто-то оценивал их проекты?

К слову, в Минприроды уже поступили документы о корректировке положения о Волго-Ахтубинской пойме. Изменения вносятся всего в один раздел, полностью запрещающий рубку деревьев на особо охраняемой природной территории. По мнению чиновников Минприроды, такой запрет прямо противоречит федеральному законодательству, поскольку в особо охраняемых природных территориях рубка деревьев может производиться в санитарных, восстановительных, противопожарных целях, а также для строительства линейных объектов. Более того, по словам представителей Минприроды, в охранной зоне автомобильных дорог вырубку обязаны проводить, чтобы, не дай бог, дерево не упало на автомобиль. В Минприроды заявили, что принципиально готовы согласовать изменения в положения о природном парке «Волго-Ахтубинская пойма» при условии изменений в закон Волгоградской области «Об особо охраняемых природных территориях», поскольку там нет оснований для внесения изменений в положение о природном парке.

Председатель экологического совета Волгоградской области Ирина Соловьева заявила, что волгоградцы сначала 15 лет ждали открытия моста через Волгу, затем 10 лет — моста через Ахтубу и теперь обеспокоены, что дороги, которая соединит эти два моста, попросту не будет.

Старая трасса станет дорогой между поселками

Старая трасса станет дорогой между поселками

Поделиться

— Есть пока только проект строительства мостового перехода, — рассказала госпожа Соловьева. — Были проведены общественные слушания, по закону, без нарушений. Мы выезжали на места, разговаривали с жителями всех поселений, которых так или иначе касается это строительство. Да, мы не были в дачном поселке, активисты из которого сейчас хотят это строительство затормозить. Но они знали про эти встречи и всегда могли прийти. Проект, получивший положительную государственную экологическую экспертизу, разрабатывали профессионалы, на которых государство возложило эти функции. Они несут ответственность за свои действия, изучив территорию и предложив один проект как единственно правильный. Жители к нему высказали ряд конструктивных и существенных предложений, в частности, чтобы компенсационные высадки проводились в Среднеахтубинском районе и сажали районированные саженцы. Мы с этим согласились. Мы вместе с гражданами ездили по питомникам, смотрели этот районированный материал и убедились, что его достаточно.

К слову, дубы, которые предполагается пустить под топор, не считаются реликтовыми. По словам главного научного сотрудника Федерального научного центра агроэкологии Константина Кулика, под реликтовыми лесами понимаются те леса, которые произошли от доисторических и в пойме расти не могут в принципе.

— Реликтовым лесам обычно тысячи лет, это леса девственные, не тронутые человеком, — считает ученый. — К ним можно отнести Беловежскую пущу, заповедные уголки сибирской тайги. А мы здесь имеем молодые дубы, порослевого или семенного происхождения возрастом до 100 лет. Деревьев старше в пойме наберется от силы десяток. Самый старый дуб, который я знаю и который является памятником природы, растет в районе Вязовки Астраханской области. Ему 220 лет. В принципе, в нашем сухом климате, даже в пойме, дубы не могут достигнуть возраста старше 250 лет. Причин две — климатическая зона, полупустыни, и гидрологические условия, которые резко изменились при зарегулировании Волги. Более того, эти дубы, о которых идет речь, это послевоенные остатки. Во время Великой Отечественной войны основная масса этих дубов была вырублена и пущена на блиндажи и землянки. Люди, которые говорят о том, что это реликтовые дубы, ссылаются на ученых МГУ. Я глубоко их уважаю, но не понимаю, почему они говорят об этих дубравах как о реликтовом наследии. 2300 лет назад у нас наступил сухой период и сухие степи превратились в полупустыни. То, что мы имеем сейчас в пойме, — интразональный ландшафт. Конечно, нужно его сохранять, деревья сажать. Дуб — специфическая культура, которая не везде может расти. Поэтому и ученые, и лесники считают, что в пойме можно восстановить большое количество дубрав. Не обязательно вдоль дороги, но в районе можно найти площадки для этих территорий. И, конечно, удивляет, что мы не доверяем специалистам. Почему, если они провели все эти исследования, провели экспертные заключения, мы начинаем безапелляционно говорить о том, что мы разрушаем Волго-Ахтубинскую пойму. Нет, это лучший вариант, который поможет сохранить пойму с учетом того, что гидрологический режим поймы уже и так нарушен по сравнению с естественным. Я еще раз подтверждаю, что дорога нужна, вырубку и посадку новых деревьев мы, естественно, будем проводить под контролем общественности и ученых. Такие работы проводятся давно и успешно.

И про рыбу не забудьте!


Главный ихтиолог ФГБУ «Главрыбвод» Сергей Яковлев также придерживается мнения, что при строительстве дороги ущерб пойме должен быть минимальным:

— Пойма тем и ценна, что является территорией, насыщенной водными объектами, — считает ученый. — Я был членом экологической экспертизы в плане оценки воздействия на водные биоресурсы. Задача стояла учесть отрицательное воздействие и минимизировать ущерб природным экосистемам. Важно не только нарушение акватории самих водоемов, но и площадь нарушения водоохранной зоны, равная в пойме 200 метрам. Первый вариант минимально нарушает площадь водоохранной зоны всех ериков. Кроме того, выбран оптимальный угол перехода — 90 градусов. Нарушения акватории минимальны. В проекте подразумевается восемь мостовых переходов. Ни одной сваи не забито в акватории водных объектов. Строительство мостов ведется методом надвижки.

Еще один важный момент — запыленность. Пыль с дорог оказывает отрицательное воздействие и на водные биоресурсы. Гибнет фитопланктон, зоопланктон, происходит отрицательное воздействие на водные биоресурсы. В данном проекте предусматривается максимально сбалансированное дорожное покрытие, образование пыли будет минимальным. Кроме того, проектом предусмотрены локальные очистные сооружения, которые собирают 100% стоков, и в пойму будет уходить только чистая вода.

Проекты экологических активистов ученый также рассматривал. Да, там сохраняется лес, но трасса удлиняется на полтора километра, плюс проект проходит вдоль ериков, и, как следствие, в разы увеличивается площадь нарушенной водоохранной зоны, разрушаются связи с ериком.

— По сути весь сыр-бор из-за одного участка леса, где растут эти дубы, — продолжает ученый. — Я знаю эти участки, у нас там находятся точки отбора проб. Это не просто лесопарковавя зона. Там уже нарезаны участки, и если посмотреть на спутниковые снимки, там крыша на крыше. Трасса идет вдоль этих строений и дубы не сегодня-завтра будут окончательно попилены. Причем все участки на спорной территории, по данным кадастровой карты, зарегистрированы и оформлены в октябре — ноябре 2020 года.

Главная задача — построить дорогу, минимизировав ущерб пойме

Главная задача — построить дорогу, минимизировав ущерб пойме

Поделиться

Представители комитета транспорта и дорожного хозяйства заявили, что внимательно рассмотрели все четыре существующих проекта трассы, в том числе предложенные активистами. Первый вариант соответствовал первому технико-экономическому обоснованию, изготовленному еще в 1994 году. Согласно ему дорога частично проходила по существующей трассе, обходила хутор Госпитомник, но шла вдоль хуторов Бурковский, Маслово, Третий Решающий и дальше по существующей трассе. При этом дорога пересекала лесной массив, в котором требовалось сносить много деревьев. Сейчас же ситуация поменялась, появилась дополнительная застройка, коммуникации, сама территория получила новое развитие. Изменились и требования к дорогам. Согласно действующей технической документации, дороги 1–3-й технических категорий прокладываются вне населенных пунктов.

— Прозвучала цифра, что можно сделать реконструкцию дороги, расширив ее на 10 метров, — пояснили дорожники. — Нет, это невозможно технически. Чтобы соблюсти все условия и уложиться в действующие нормы, дорога должна быть построена на тех же отметках, что и мост через Волгу и через Ахтубу. Соответственно, кромка земляного полотна поднимется до пяти метров, что автоматически повлечет за собой уширение дороги. Эстакада — тоже не вариант. Градостроительные нормы существенно ограничивают примыкания в одном уровне. Пересечений же быть вообще не должно. И чтобы поднять дорогу на эстакаду, нужно сделать еще дублирующие проезды, которые будут принимать на себя машины из поселков и выпускать их на существующую дорогу. Чтобы попасть с одной стороны поселка на другую, нужно будет выехать на основную трассу, проехать по ней до ближайшей развязки, потом развернуться и поехать, куда надо. Социальные связи в поселке будут полностью разрушены. Кроме того, это повлечет за собой снос жилых строений и приближение дороги к сохраняющимся зданиям. А экологическая ситуация даже ухудшится. И это мы говорим о Бурковском и Маслово. Варианты общественников предлагают выйти на новую дорогу еще до хутора Госпитомник. А там плотность застройки еще выше, и от дороги до домов местами около 20 метров. С учетом уширения, установки отбойников и шумозащитных экранов, технологической полосы для коммуникаций общая ширина дороги будет составлять от 100 до 130 метров, и ни о каких 10 метрах речи не идет.

Срубить дубы или осушить ерик?


Еще один вариант, предложенный общественниками, визуально требует меньшей вырубки деревьев. Трасса просто идет вдоль ерика Верблюд, и, спасая деревья, экозащитники нарушают экосистему Верблюда. С учетом требуемой высоты насыпи проще будет сделать дорогу на эстакаде, а один километр такой трассы в 12–15 раз дороже дороги, проложенной по насыпи. Если будет построен этот вариант, то волгоградцы лишатся доступа к ерику, потому что под эстакадой всё будет вырублено и огорожено. Сооружение двухкилометровой эстакады потребует возведения дополнительных временных опор и проездов, чтобы возвести эти опоры. Проект, который признан основным, предусматривает надвижку пролетов моста с одной стороны в самом узком месте ерика. Тот же проект, который предлагают активисты, идет параллельно пойме, и в ходе строительства будет уничтожена вся прибрежная часть ерика, что грозит практически полным нарушением его экосистемы и даже уменьшением физических размеров. Также будут ликвидированы базы отдыха. Но самое интересное — дальше трасса идет через лесные массивы, и вырубку там минимизировать уже не получится. Был и еще один вариант, который предложили общественники. По нему частично сохраняется береговая территория ерика Верблюд, но притом дорога пересекает его трижды. К тому же под топоры пойдет тополиная роща, как следствие — экологическое воздействие будет как минимум не меньше, поскольку тополя очищают воздух, сдерживают берег от размытия и выполняют функцию гидрорегулятора.

В принятом варианте последствия воздействия на природный парк минимизированы с точки зрения всех нюансов. Трасса проходит на расстоянии от всех населенных пунктов, снос строений не предусматривается. И даже по лесным массивам проектировщики так старались проложить дорогу, чтобы минимизировать снос деревьев. К тому же этот проект практически не затрагивает и особо ценные сельскохозяйственные земли.

Стоит добавить, что, по словам представителей комитета природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Волгоградской области, дорога проходит вдалеке от тех дубов, которые действительно считаются реликтовыми. Также пойма не затрагивает участок, где останавливаются и гнездятся краснокнижные птицы. Дорога идет в зоне экстенсивного природопользования.

— Ущерб от дороги, конечно, будет, но сама дорога исторически находится в зоне интенсивного антропогенного воздействия, — поясняют экологи. — Там расположены поля, населенные пункты и дачные массивы. А те же птицы гнездятся дальше. В озерной части поймы. Да, на территории всей поймы есть краснокнижные растения и животные, которые по своей биологии приближаются к местам жизнедеятельности человека, а есть и те, которые требуют тишины. Более того, в проекте отражено, что перед началом строительства должно обязательно пройди исследование на предмет наличия в зоне стройки краснокнижных животных и растений. В зависимости от этого принять соответствующие меры.

Изначально планировалось, что под новую дорогу уйдет 72 гектара земель лесного фонда и 24 — покрытых лесной растительностью. Вся же трасса займет порядка 200 гектаров земли. После всех обследований и проверок под застройку пойдет 51 гектар лесного фонда, а вот высадят новые деревья на 72 гектарах. Причем это будет не просто посадка, но и уход, полив. По проекту на каждом гектаре должно быть не менее 2,5 тысячи живых растений, которые потом перейдут под опеку Среднеахтубинского лесничества.

По теме (10)

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ23
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Волгограде? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...