Егор Кобяков живет в Сибири, но, по собственному признанию, много времени проводит в развалинах Сталинграда
Егор Кобяков живет в Сибири, но, по собственному признанию, много времени проводит в развалинах Сталинграда

Кому это надо

Один из лучших на сегодня специалистов по уличным боям на территории Сталинграда в период Великой Отечественной войны живет в Сибири, в городе с населением около 60 тысяч, профессиональным историком не является и в Волгограде был всего один раз.

Егор Кобяков — 38 лет, образование высшее (Красноярский государственный технический университет), женат, двое детей. Основное место работы — в сфере торговли стройматериалами, дополнительное — административно-хозяйственная деятельность в местной геофизической партии. Увлечение: изучение Сталинградской битвы, в частности, уличных боев на территории Сталинграда. 
С 2013 года публикует в Сети материалы с результатами своих исследований.
Родственников, воевавших в Сталинграде, нет.

Почему парню из Лесосибирска, увлеченному своей работой и домом, не стремящемуся жить в больших городах, стал интересен Сталинград, ведь на тот момент он даже ни разу не был в Волгограде?

Егор Кобяков: «История Сталинградской битвы переполнена пафосом и ура-патриотизмом»

— Сам давно пытаюсь понять, что заставило меня больше года провести в развалинах Сталинграда, до рези в глазах просматривая воспоминания, документы и фотки, прикидывая на аэрофото и картах, где могли происходить те или иные события, — рассуждает Егор. — Раньше вроде плотно на истории не сидел, так, почитывал воспоминания ветеранов, да статьи на интересующие темы по Великой Отечественной. Потом наткнулся на форум, где разбирали историю обороны Брестской крепости, и меня прошибло, что можно вот так раскопать тему.

«Есть такая штука неосязаемая на уровне генов, это когда при словах "Вставай страна огромная…" холодок по спине идет, а смотря "А зори здесь тихие…", чувствуешь, как немеют скулы и кулаки сжимаются. Когда четко знаешь, что празднуешь 9 мая Великую Победу, которую одержала Советская Армия во главе с Верховным главнокомандующим над Германией и странами гитлеровской коалиции. И победа эта стала возможна не вопреки (кто эту чушь придумал?) Сталину и заградотрядам, а благодаря мужеству и упорству нашего народа, просто пахали всей страной от зари до зари, от пацана за станком на Урале до того же Сталина в Москве, да воевать учились, кровью харкая (по-другому времени научиться не было)».

— Для меня, скорее, это был своеобразный исторический детектив, ребус, — рассказывает Егор Кобяков. — Такая известная страница нашей истории, переломный момент, а конкретного ничего по боям в Сталинграде не было, огромное белое пятно. Стал собирать информацию в интернете буквально по крупицам. К тому моменту появились немецкие аэрофото, да и просто сталинградских фотографий было полно.

Как все начиналось

— Начал разбираться с боями в Сталинграде и понял, что тема боев в городе — темный лес, — вспоминает Егор. — О боях в центре даже самой известной сталинградской дивизии — 13-й гвардейской стрелковой дивизии Родимцева совсем ничего, одни общие фразы про дом Павлова, типа крепость «за которую немецкие захватчики положили не одну сотню своих солдат и офицеров и не могли взять его ни штурмом, ни длительной осадой» (Чуйков). А таких опорных пунктов, и немецких, и наших, в городе было множество и держали их месяцами. Народ же про Сталинград почти ничего не знает.

«Легендарная оборона дома Павлова — в основном плод воображения работников из ГлавПУРа (Главного политического управления Красной армии). Особой ценности дом ни для немцев, ни для наших не представлял. Подлинная история 13-й гвардейской стрелковой дивизии вертелась вокруг совершенно других зданий».

В Сети Егор обнаружил множество фото и видео военных лет, но большинство из них не было опознано и привязано к месту.

— Первым делом я стал выяснять, что снято на знаменитом фото Георгия Зельмы с нашими бегущими бойцами на фоне сталинградских развалин, — вспоминает Егор.

Егор Кобяков: «История Сталинградской битвы переполнена пафосом и ура-патриотизмом»

— Тогда о боях за г-образный дом и дом железнодорожников я знал только понаслышке, — продолжает Егор. — Пришлось подробно изучить аэрофотосъемки и архитектуру Сталинграда, различные воспоминания, и вот в книге воспоминаний Вюстера наткнулся на зацепку — на фото были изображены те же руины только с другой стороны. В общем, когда наконец все срослось в общую картину, как головоломка, это и было, наверное, первое, головокружительное, хоть и небольшое открытие.

«Теперь о доме железнодорожников» и г-образном доме. Здания, по моему мнению, были захвачены немцами одновременно со зданиями специалистов, в середине сентября. По ним хорошо поработала наша артиллерия, что видно на всех фото. Данные здания наши неоднократно пытались взять штурмом. В сентябре-октябре это не удалось. В книге Савельева подробно описана подготовка к ноябрьскому штурму. Сначала в одной из атак 2 батальоном 42 стр полка была отбита южная, недостроенная, часть дома жд. Дивизионным инженером Туровским была предложена идея минной атаки дома жд с помощью подкопа. Непосредственно осуществлял планирование полковой инженер Керов. Помогло то, что планировка здания была симметричная (северное и южное крыло). За полмесяца прорыли сорокаметровый подкоп, заложили 150 ящиков 25 кг взрывчатки. Взрыв произошел ровно посередине здания, воронка отчетливо видна на аэрофото. Под прикрытием дымовых завес пошли на штурм.
Рискну предположить, что именно этот штурм изображен на знаменитом фото Зельмы».

Сталинград волгоградцам не интересен

Есть мнение, что большинство волгоградцев интересуется историей своего города гораздо меньше, чем жители других городов и даже стран. Есть ли среди местных такие же увлеченные энтузиасты, люди, которым все еще кажется удивительным, просто выйдя на улицу, оказаться там, где когда-то решалась судьба всего мира? Есть, рассказывает Егор, например, очень помогал с информацией участник военного форума из Волжского, обладатель уникальной библиотеки на тему Сталинградской битвы. Но это, скорее, исключение.

Егор Кобяков: «История Сталинградской битвы переполнена пафосом и ура-патриотизмом»

— Да, есть такое, когда вырос и каждый день ходишь по этим улицам, притупляется острота восприятия, — соглашается Егор, — тем более если взгляд зашорен официальной историографией. А ведь на улицах города решалась мировая история, без преувеличения, а сколько осенью 42-го было моментов, когда все буквально висело на волоске, — этой истории, ее эпичности и неожиданным поворотам позавидует любой зарубежный блокбастер.

Кстати, о зарубежных исследователях. По словам Егора, иностранцы интересуются историей и Сталинградской битвы, и всей Великой Отечественной войны куда активнее и располагают весьма впечатляющими архивами документов и фото. Которыми, кстати, охотно делятся.

— На самом деле на Западе интерес к битве едва ли не больший, чем у нас, — уверен Егор, — некоторые моменты только там известны и раскручены. У нас же много лет шлифовали историю Сталинградской битвы, да так залакировали, что осталась только пафосная картинка, набившая оскомину. Те же бои за опорные пункты — про так называемые дом комиссаров и аптеку на острове Людникова и операцию «Хубертус» у нас вообще ничего не знают, статья в Вики и то на английском. На Западе больше известно, чем у нас.

Из чего складывается «пазл»

Егор уверяет: информации сейчас много, в основном хватает того, что можно найти в интернете. Это и дневники боевых действий, и сводки Генштаба, карты, аэрофото, воспоминания участников сражений. Важно суметь все это правильно прочитать и сопоставить. И тогда из множества кусочков складывается долгожданный «пазл».

— В городе масса ориентиров, названия улиц, различные городские объекты и учреждения, — поясняет Егор. — И в воспоминаниях большое количество инфы: имена, ориентиры и события, которые можно привязать к конкретным местам. Есть масса фото и видео боевых действий и предвоенных лет (это же не Куликовская битва, прошло всего полвека!), на фотках различные детали, люди и события. И разобраться во всем этом — задача похлеще шифровок Леонардо да Винчи.

Но бывает и редкое везение. Егор вспоминает, что в самом начале исследования Сталинградской битвы его особенно впечатлил один случай.

Егор Кобяков: «История Сталинградской битвы переполнена пафосом и ура-патриотизмом»

— Когда начал излагать на форуме свои мысли, на связь со мной вышла женщина — родственница командира батальона 13-й гвардейской стрелковой дивизии, — рассказывает Егор, — и переслала сканы боевых донесений дивизии. Откуда они у нее были, я не спрашивал, да и она просила слишком не афишировать это. Ей хотелось разобраться, что с дивизией происходило, там ее родственник служил. Потом документов в таком объеме ни разу не присылали. Но к тому времени форум появился, все интересующиеся темой уже там обосновались и выкладывали документы и фотографии. Да и с появлением портала «Память народа» большинство документов оцифровано и опубликовано. А тогда, в 2013 году, документы дивизии Родимцева были как откровение, информации было по ней чуть больше ноля. Был некий ореол загадки и детектива одновременно.

Всё гораздо страшнее

Остались ли еще какие-то секреты и белые пятна для настойчивого исследователя, как он считает нужным распоряжаться полученной информацией и не страшится ли опровергать привычные большинству версии? 

— Конечно, такой таинственности уже нет, как раньше, для себя я во многом разобрался, — признается Егор Кобяков. — И всё оказалось намного страшнее и трагичнее, чем мы привыкли думать. На самом деле Сталинградская битва — это череда наши поражений. А какие были потери — причем не только убитыми, но и пленными... Нам и половины никогда не рассказывали. 

Разобравшись во многих спорных моментах, Егор решил поделиться информацией — так появилось несколько статей и множество подробных сообщений на форуме, с фото, картами, сканами документов. Читатели активно обсуждают находки Егора и советуют браться уже за книгу. О книге пока речь не идет, но в ближайшее время у Егора выходит новая статья, которая, возможно, многих очень удивит.

— Как раз сейчас выходит «Анатомия легенды» — моя статья про дивизию Родимцева, — делится Еор Кобяков. — Там я хочу показать, как сильно отличается официальная легендарная оборона от подлинной истории боевых действий дивизии Родимцева. И нашим, и немцам были интересны совсем другие дома, а не знаменитый дом Павлова. В общем, с 13-й гвардейской стрелковой дивизией все было не так, как общеизвестно. Да и со всей Сталинградской битвой. Как писал комбат Алексей Жуков: «Сталинград не знает правды и боится ее».