СЕЙЧАС -10°С
Все новости
Все новости

«Не выдержал испытания социумом»: дочь скульптора Петра Малкова — о вандалах, памятниках и памяти

Ольга Малкова надеется, что в Волгограде найдутся мастера, способные восстановить изуродованный монумент

Памятник изуродовали два охотника за металлом

Поделиться

В Волгограде двое маргиналов вырезали кусок металла из памятника морякам Волжской военной Флотилии и рабочим завода «Красный Октябрь». Металл они неудачно пытались сдать в пункт приема лома. Сейчас оба злоумышленника задержаны, а мэрия Волгограда ищет способ восстановить памятник. О том, что значит этот поступок для Волгограда, и о том, получится ли его восстановить, размышляет в авторской колонке дочь Петра Малкова, замдиректора Волгоградского музея изобразительных искусств имени Ильи Машкова Ольга Малкова.

Монумент в Краснооктябрьском районе в память о моряках — героях Гражданской войны, который был недавно изувечен вандалами, был создан Петром Лукичом Малковым в 1987 году. Тыльная сторона памятника была повреждена, большой кусок металла был вырезан собирателями металлолома. О чём этот монумент?

Он установлен на месте захоронения моряков-десантников Волжско-Каспийской военной флотилии. Изначально могила 39 моряков и 6 рабочих находилась западнее, но в связи со строительством железной дороги в 1960 году она была перенесена в сквер ближе к проспекту Ленина. На месте временного сооружения был установлен памятник из кованого металла работы Малкова.

Высота памятника — около 3 метров. Достаточно крупные размеры делают его хорошо обозримым из движущегося транспорта.

Памятник посвящен событиям вековой давности. В сентябре 1919 года небольшим отрядом флотилии была предпринята дерзкая попытка освободить Царицын от войск Деникина. Десантников поддержали рабочие металлургического завода, и всё же операция потерпела поражение.

Содержание памятника трагическое, скорбное, что в случае надгробия логично. Герой его по-ренессансному прекрасен. Мы можем разглядеть в деталях метровую модель памятника, которая сохранилась в мастерской скульптора. Могучий обнаженный торс вызывает в памяти образы микеланджеловских титанов. Нагота в скульптуре — это способ придать образу общечеловеческое звучание, масштабировать историю. А гармоническая слаженность, пропорциональность — способ сообщить о нравственном совершенстве. Фактически, это умирающий герой, сохраняющий мужество, есть такая античная традиция в скульптуре.

Фигура моряка, который приподнимается на одной руке, в другой он держит оружие, но мощная сила прижимает его к горизонтали. Камень, на который он опирается, — это и волна, откуда он пришел, и земля, за которую он погибает, но, по сути, это и надгробная плита.

Это реквием, но очень эмоциональный. Кованый металл позволяет заострить детали, работа светотени здесь отличается резкой экспрессивностью. Постамент сооружения очень широкий и низкий, что скульпторами того времени понималось как приближение к нашему повседневному миру. Но именно эти качества, как показало время, создают самые большие сложности бытования памятников в нашем городе. Металл возможно деформировать ударом чего-то тяжелого. Памятник стоит помятый, с вогнутыми поверхностями лица, груди, плеча уже более 10 лет. На низкий постамент неизменно залезают любопытствующие. Непрочно прикрепленные гранитные плиты периодически отрываются. Очевидно, выбор материалов нельзя назвать соответствующим испытаниям времени и социума. Но зато металл оказалось возможно отрезать по частям и сдавать в металлолом.

Для Петра Малкова этот памятник необычен. К 1987 году Малков был признанным мастером, народным художником РСФСР, профессором, председателем Союза художников, что, видимо, давало ему некоторую свободу в выборе концепции.

Петр Лукич Малков бы фронтовиком, основные его памятники — памятник североморцам, мемориальная стена на Доме Павлова (в соавторстве с А. Головановым) героям гражданской и Отечественной войн в Волжском — воплощают концепцию героизма, крепости, твердыни духа. В памятнике морякам есть новая для автора пронзительная горькая и такая человеческая нота, сочетание мощи и беззащитности, красоты и обреченности. Это новые смыслы, возникшие в постсоветское время в понимании событий Гражданской войны как трагедии.

Как работает скульптор? Его замысел, идея зреют долго, бывает, несколько лет. Одновременно он собирает материал о героях и событиях, вникает в суть, кристаллизует, собирает в краткую формулу. Потом он начинает рисовать наброски, ищет подходящую модель. Начинает прочесывать всю литературу: вдруг кто-то такое делал, тут важно не повторить предшественника. Потом начинает лепить этюды, делает их много, обобщает. Наконец приходит к решению. Лепит модель маленькую, потом 1/10 итоговой величины, 1/4, наконец — в натуральный размер. Отдельно лепит важные детали, например, голову. Переводит все стадии в гипс, в нём дорабатывает, убирает малозначительное, оставляет только самое важное. Всё это время идет работа с архитектором, которой должен вживить будущий монумент в пространство, добиться соразмерности.

Потом наступает фаза перевода в материал. Как мы знаем, в Волгограде действовали мастерские Художественного фонда, многие монументы там и делались. За всеми фазами перевода в материал и последующей установки скульптор следит лично, дорабатывает на месте поверхность, тонирует, полирует, сокрушается, что по поводу ошибок, понимая, что вот теперь-то он бы лучше всё сделал. И, наконец, памятник стоит на площади. Сначала скульптор не может без него жить, не может поверить, что его уже не надо делать с утра до ночи. Потом ходит проведывать памятник и следит за прохожими, пытаясь понять, как те его воспринимают.

Когда мы видим на улице монумент, пусть нам вспомнится, что это чей-то большой кусок сердца, ума, жизни.

В нашем Художественном фонде работали высококвалифицированные мастера, рубщики, литейщики, форматоры, которые умели работать с металлом, камнем, бетоном. Утрата этого слоя профессионалов — настоящая трагедия для нашего города. Сталинград-Волгоград создавался как образцовый советский город. Он был перенасыщен монументальным искусством. Заметим, что инерция создания новых городских памятников сохраняется и сегодня, когда стало очевидно, что поддерживать их в достойном состоянии нет возможности. Велик перечень несохранившихся, порой утраченных при попытке реставрации памятников, созданных талантливыми, заслуженными мастерами.

К объектам культурного наследия относится захоронение моряков, но не сам памятник. То есть формально как ценность он не рассматривается, средств на его содержание не предусмотрено. Ситуация усугубляется отсутствием соответствующих времени нормативно-правовых документов, регулирующих существование памятников. Не всегда ясно, в чьей зоне ответственности находятся памятники, значительная их часть оказалась бесхозной. В советское время над ними было установлено шефство предприятий, институтов, школ и так далее. Сегодня в результате исчезновения многих предприятий значительная часть памятников оказалась вне чьей-то заботы.

На территории Волгограда существует нешуточный объем памятников, символический потенциал которого остается явно недооцененным. Это происходит на фоне декларирования идей создания в Волгограде центра патриотического воспитания всероссийского значения, патриотизм является главным вектором региональной идеологии. Сейчас значительная часть памятников находится в неухоженном состоянии. На сегодняшний момент значительное число памятных мест оказалось в зоне ответственности субъектов самоуправления, однако средства на обследование и реставрацию у них отсутствуют, как и специалисты для проведения этих работ.

Всё же надеемся, что памятнику морякам повезет и удастся найти квалифицированных специалистов, чтобы отреставрировать его.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter