20 ноября среда
СЕЙЧАС -5°С

Быль и небылицы о 23 августа

Поделиться

Еще несколько лет назад, 19 марта 2008 года, по случаю 65-летнего юбилея сталинградской битвы в музее «Панорама «Сталинградская битва» состоялся просмотр и обсуждение телевизионного документального фильма «Сталинград. Хроника Победы». В нем наряду с военной темой на тот момент впервые была сделана попытка обозначить и гражданскую тему – самую больную и обойденную в фильмах про Сталинград.

Начало было впечатляющим. Крупным планом, на весь экран представлен маршал авиации Иван Иванович Пстыго, который авторитетно подводит итог 23-ему августа 1942 года – самой скорбной дате Сталинграда. Цитата: «23 августа был тот страшный удар, когда через Сталинграл прошло 2000 бомбардировщиков и по последним, наверное, наиболее вероятным данным, в Сталинграде погибло 200 000 человек!» Это ровно половина населения города.

Юрий Панченко. В 16-летнем возрасте пережил все Сталинградское сражение в Центральном районе города. Прослужил в авиации более 50 лет. Автор книги «163 дня на улицах Сталинграда».

Однако из общей численности городского населения следует исключить районы, которые в тот день не подвергались бомбардировке. Тогда в четырех районах города (из восьми) подвергшихся удару немецкой авиации, где проживало порядка 200 000 человек, было перебито всё население. Подчистую. Завыть от ужаса хочется.

А куда Пстыго дел раненых, которые исчисляются к убитым как три к одному?

Это еще 600 000! Итого, в городе с населением 400 000 человек, численность пострадавших 23 августа составляет... 800 000 человек, что сопоставимо с численностью населения Сталинграда и Астрахани вместе взятых!

О фантазерах

Наши доморощенные фантазеры оказались скромнее.

Олег Найда, кандидат философских наук, насчитал 23 августа в небе Сталинграда 2 000 немецких самолетов, которые унесли из жизни более 40 000 горожан.

Дальнейшие потери гражданского населения стали нарастать как снежный ком.

Ираида Помощникова, председатель ассоциации «Дети военного Сталинграда». В книжке «Мы родом из войны» шестилетняя Ирочка не только насчитала 23 августа в небе Сталинграда 2000 вражеских бомбардировщиков, но и посчитала жертвы: 42 000 убитых и 50 000 раненых. Какая злобная девчушка, но умница! Я в ее возрасте умел считать лишь до десяти, да и то по пальцам.

Владимир Береговой, профессор экономического университета в Санкт-Петербурге, член ассоциации «Дети военного Сталинграда». В своей статье «Триумф и трагедия» которая «анонсирует книгу-реквием о Сталинграде» ужесточил итог злополучного дня: 46 000 жителей города было убито, а 150 000 ранено. Пятимесячный Вовочка, ретируясь со своими родителями из Сталинграда, посчитал и численность немецких самолетов бомбивших город 23-его августа – более 2000!

Вражеские самолеты «... летали строем-квадратом по шестьдесят четыре самолета...». Что это – шаховница Великих Моголов или хрущевский метод квадратно-гнездового посева кукурузы? Узрел даже «торчмя торчавшие» трупы вдоль берега реки и красную от крови Волгу. Однозначно одно, родители у Вовочки были дальтониками. Вода в Волге действительно поменяла цвет, но не на красный, а на черный, поскольку в районе тракторного завода немецкая авиация разбомбила и сожгла караван нефтеналивных барж.

Татьяна Павлова, историк. В своем трудоемком издании «Засекреченная трагедия: гражданское население в Сталинградской битве» цитирует сведения городских властей, где похоронными командами с 22 по 29 августа 1942 года было захоронено 1816 трупов и подобрано 2698 раненых. Но уже через несколько страниц в тот же период с 23 по 29 августа Павлова посчитала что крови на улицах города маловато, а посему не могла удержаться от соблазна наказать сталинградцев на 71 000 человек (только убитых и 142 раненых!) А еще через пару сотен страниц вспомнила даже японцев, «общие потери населения Сталинграда на 32.3% превышают аналогичные потери населения Хиросимы от атомной бомбардировки».

Владимир Павлов, питерский историк в книге «Сталинград, Мифы и реальность. Новый взгляд» предлагает объявить 23 августа «днем национального покаяния коммунистов в России» за гибель 500 000 горожан павших в Сталинградской битве. Более того, насильственное выселение жителей города в Белую Калитву, он представил как гуманную акцию германского командования.

Круто однако!

Все это фантазия людей, где каждый их них, накручивая свою легенду, откровенно спекулировал, поскольку в период штурма Сталинграда никого из них не было в городе.

Лишь шестилетняя Ирочка Помощникова находилась в Северном городке, который 23-его августа немцы не бомбили.

Теперь главное. Бомбежка 23 августа, – это прелюдия, это цветочки, а ягодки зрели впереди. Жестокая бомбардировка города началась утром 24 августа и продолжалась вплоть до 27 августа. Пик удара – 25 августа. За четыре дня центральные районы города были сожжены, а уцелевшее население разбежалось.

Я вновь обращаюсь к легенде 23 августа.

Итак, по свидетельству амбициозных фантазеров к исходу воскресного дня с населением Сталинграда было покончено. Оно было полностью перебито и искалечено. Все, до единого человека! Яичница всмятку!

Однако, реалии того злополучного дня говорят о другом:

  • на следующее утро на Балканах (центральный район города) жителям был выдан свежеиспеченных хлеб. Это что, калачи в ночи пекли покойники?
  • утром 24 августа, как обычно, трудоспособное население отправилось на работу. На трамвае, а не на катафалке! Трамвай ходил до разрушенного моста Банного оврага у Тёщиной остановки (площадь Возрождения);
  • вышла газета «Сталинградская правда»;
  • работал водопровод, вплоть до 25 августа;
  • работали пожарные;
  • работала переправа;
  • шла эвакуация госпиталей, а это 4500 раненых солдат, на прибывшие в город теплоходы «Иосиф Сталин», «Память Парижской коммуны» и «Михаил Калинин»;
  • на окраинах города работали больницы;
  • работала зенитная артиллерия ПВО;
  • над городом постоянно летали советские истребители;
  • на заводах шло формирование ополченцев;
  • безвыездно работал Сталинградский комитет обороны, возглавляемый секретарем обкома Чуяновым;

Это далеко не полный перечень забот, которые пали на плечи горожан.

23-е августа – это шок, с которым население успешно справилось. Но после тяжелых увечий, полученных в последующие четыре дня, город оправиться уже не смог.

В официальном отчете Сталинградского городского комитета обороны №411-а от 27 августа 1942 года помимо подробного и поименного перечня ущерба, нанесенного германской авиацией промышленному и коммунальному хозяйству Сталинграда, указаны жертвы гражданского населения по всем районам города, подвергшимся бомбардировке. Общий итог: 1017 человек убито и 1281 человек ранено. Естественно, это не полный перечень жертв. Подсчет пострадавших продолжался. Но это не 40 000, не 70 000, не 200 000 и не 500 000 человек, пущенных в расход нынешними безответственными и амбициозными людьми, которых никогда не было в Сталинграде.

За весь период Сталинградского сражения, по отчетным документам Сталинградского партархива от бомбардировок и артиллерийского обстрела погибло 42 754 жителя города. А по свидетельству главы области Чуянова, численность погибших горожан определяется в 40 000 человек.

Но это за все 163 дня штурма Сталинграда, а не одного дня 23 августа.

Население города, оказавшееся на наковальне сражения, стало гибнуть как мухи. Люди гибли в уличных боях, где «пуля-дура» не отличала своего от чужого. А дистрофия и тиф в немецком «котле» – это хлеще пули.

О смерти

И все таки, от чего же гибли люди?

Из горькой участи моих шестнадцатилетних однокашников по школе и улице, проживавших в Центральном районе города:

  • Еливстратова Люся погибла вместе с мамой и двумя сестренками от немецкой бомбы 23 августа 1942 года;
  • Цыганков Миша расстрелян полицаями вместе с отцом за хранение винтовки;
  • Ванин Петя расстрелян полицаем за хранение комсомольского билета (полицаи – это бывшие советские граждане, холуи окупантов);
  • Завражин Витя убит советской миной;
  • Красильников Саша убит советской миной;
  • Фефелова Ира убита немецкой пулей;
  • Чернавин Лева пропал без вести;
  • Барышев Игорь обгорел;
  • Мулялин Вася ранен советской миной;
  • Гончаров Витя – тяжелое осколочное ранение в голову, лишился глаза, советской миной;
  • Бернштейн Миша – сквозное пулевое ранение в грудь немецкой пулей;
  • Казимирова Лида – сквозное пулевое ранение в шею советской пулей;
  • мой ровесник, имя которого память не сохранила, убит солдатом НКВД за мародерство – украл пуд муки;
  • четыре человека сумели пережить в центре города все Сталинградское сражение без единой царапины.

Здесь не указаны погибшие в немецком котле от дистрофии. Свидетелей нет. Погибали от голода все сразу. Целыми семьями.

О немцах в Сталинграде

Немцев часто представляют нынешних фильмах этакими шалунишками, белыми и пушистыми. Это потому, что свидетельствуют уже лишь пятилетние малолетки. Одна сетует, что немцы утащили у них горшок с топленым молоком. У другого в памяти осталась лишь собственная бабуля, которая крестилась. Немцы вошли – бабуля крестилась. Наши пришли – тоже крестилась. На этом всем все их страсти-мордасти иссякли.

А вот для понимания всех бед, постигших население города в оккупированном Сталинграде, необходимо осмыслить и увязать в одно целое главные события, которые ежедневно сокращали численность горожан. Улица Рокоссовского до №30. Здесь, в период окупации города, размещалась немецкая комендатура – карательная военная организация. А напротив комендатуры, в бывшем Илиодоровом монастыре, немцы создали лагерь для заключенных советских граждан.

А теперь о «шалунишках» в лицах.

  1. Майор Гельмут Шпайдель (умер в Бекетовском лагере военнопленных), комендант оккупированного Сталинграда обозначил границу запретной зоны из повешенных швеллерах железнодорожных мостов жителей города на Голубинской улице (виадук трамвайных путей у тюрьмы, на Кубанской улице (виадук у стадиона Динамо), на Невской улице, на пешеходном мосту через железную дорогу. С двух сторон моста повесил.
  2. Обер-ефрейтор Гельмут Ешке, инспектор комендатуры по гражданским делам. Под его недремлющим оком находилось население города. Илиодоров монастырь, превращенный немцами в тюрьму слыл местом зловещего мора горожан, откуда полицаи каждое утро вытаскивали трупы окоченевших за ночь людей и сбрасывали в авиационную воронку во дворе комендатуры.
  3. Майор Нейберт, старший врач комендатуры. В начале декабря после инспекции Нейбертом лазарета для пленных раненых советских солдат (расположенного на Голубинской улице у станции переливания крови), раненые красноармейцы бесследно исчезли, а после в освободившиеся помещения разместился немецкий госпиталь. Доктора Нейберта сопровождали немецкие медицинские чины и русская женщина, работавшая в лазарете врачом.
  4. Полковник Рудольф Керперт (в плену осужден немецким трибуналом), комендант печально известного лагеря для советских военнопленных «Дулаг-205» в Алексеевке. В немецком «котле» пищей для пленных красноармейцев, доведенных голодом до умопомрачения, стали товарищи по нарам, жившие еще вчера.

Война – это не горшок с топленым молоком и не крестное знамение старухи. Война – самая уродливая форма общения людей. Немцы для нас стали хуже чумы, хуже холеры, хуже татарского ига вместе взятых. Умом простить их можно, а сердцем – нет!

О 2000 самолетах

И последнее, это о 2 000 бомбардировщиках, бомбивших город 23 августа. Самолеты противника воспользовались прорубленным немецкими танкистами коридором от Дона к Волге через Котлубань, Орловку и Тракторный завод, где была уничтожена противовоздушная оборона города. Далее, вдоль левого берега Волги бомбардировщики безнаказанно зашли в тыл городу, откуда их никто не ждал. Зенитчики были захвачены врасплох. Они спохватились тогда, когда первая эскадрилья «хейнкелей» находилась уже над серединой реки. Небо буквально закипело от разрывов зенитных снарядов, но... было уже поздно.

Бомбардировщики шли волнами в составе эскадрилий с интервалом между эскадрильями порядка 15 минут. Бомбардировка города началась в 16:20 по московскому времени и закончилась с заходом солнца в 19:00 поскольку в темное время суток самолеты группами не летают. Ночью бомбили одиночные самолеты с большим временным интервалом.

Следовательно за два часа сорок минут светлого времени, с пятнадцатиминутным интервалом могло пройти лишь одинанцать групп – эскадрилий. В эскадрилье 9-12 самолетов, перемножив, получим реальное представление о количестве самолетов противника принимавших участие в бомбардировке города 23 августа. Это порядка 100 – 130 самолетов. Так что муссируемая легенда о двух тысяч бомбардировщиках, напавших на город 23-его августа – явная фантазия. Таким количеством бомбардировочной авиации немцы не располагали на всем Восточном фронте. К началу июля 1942 года, то есть к началу наступления на Сталинград, у немцев было примерно 2750 самолетов всех типов. Из них 775 бомбардировщиков, 310 штурмовиков, 290 истребителей 765 разведчиков и т. д.

Итак, все упомянутые мною «очевидцы и свидетели» Сталинградского сражения, которым мы рукоплещем по памятным датам, страдают общей патологией – повреждением ума.

А реквием по Сталинграду неуместен. Пусть немцы сами о себе молятся. Мы их сюда не звали. Люди. Знайте Сталинград. Поскольку помнить Сталинград скоро будет некому.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!